Форум » На самом деле было так » Дюма про Дюма » Ответить

Дюма про Дюма

stella: Не знаю, как лучше сформулировать тему. Дело в том, что я взялась за перевод пьес Дюма. Кажется, буду первой, кто взялся за это дело на Дюмановских форумах и намерена это дело довести до победы. Переводить буду только те три пьесы, которые Дюма сделал по трилогии "Мушкетеров" Прошу не судить слишком строго: я не профессиональный переводчик и мое знание языка далеко от совершенства. Но очень хочется, чтобы все Дюманы смогли прочитать эти три пьесы на русском. Ленчик, Каллантэ, если можно это сделать отдельной темой вообще, было бы не плохо. И название тоже можно придумать другое - я не против, если у кого-то найдется фраза выразительнее. Начинаем с " Юности мушкетеров". Премьера пьесы была 17 февраля 1849 года в " Историческом театре" Написана в содружестве с Огюстом Маке. от переводчика. первые сцены, почти до появления Атоса, переведены на Дюмании участником LS . Поскольку я выкладываю перевод на Дюмасфере и Дюмании одновременно, считаю себя обзанной поблагодарить ее отличный перевод и сокращение моей работы. Начали и дай бог, чтоб сил и времени хватило дойти до финиша.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

stella: Сцена 6. Те же и Рошфор. Рошфор: ( в глубине) Господа, господа! По малой лестнице только что поднялся человек, он преодолел пост, раскидал часовых... Ему кричали, чтобы он остановился, но он продолжил свой путь. Тревога! Тревога! Тревиль: Человек! Атос: Человек? Мы видим его! Сцена 7. Те же, дАртаньян, покрытый потом и пылью. ДАртаньян: ( входя, тихо к гвардейцу) Товарищ... товарищ, ваш мушкет. Атос: ДАртаньян! Тревиль: ДАртаньян! Королева: ( останавливаясь на пороге кабинета) ДАртаньян! Боже мой, Боже мой! Рошфор: Мой гасконец! Так это вы раскидали все посты? ДАртаньян: Мой вор! Я? Какие посты? Я никого не раскидывал. Рошфор: Ладно, что вы здесь делаете? ДАртаньян: Сейчас моя очередь заступать на пост, моя очередь! Рошфор: В таком состоянии? В пыли, покрытым потом? Мы еще посмотрим, подходит ли это для бала. Королева: ( тихо, де Тревилю) О, господин де Тревиль! Тревиль: (Рошфору) Сударь, с какой стати вы вмешиваетесь? ДАртаньян из ваших? Рошфор: Нет, но... Тревиль: А мне нравится, когда гвардеец Его величества, покрытый пылью и потом, охраняет короля. Я полагаю, что это я командую здесь! Рошфор: Хорошо, сударь, хорошо! ( в сторону) Проклятый гасконец! ( он смотрит на дАртаньяна) Атос: ( Рошфору) Ну, что еще? ДАртаньян: Оставьте его, Атос: у меня с этим господином открытый счет) Тревиль: Ваш пост здесь, дАртаньян. ДАртаньян: ( тихо Тревилю) Он пойдет все рассказать кардиналу. Тревиль: Я с вами за компанию, господин Рошфор. ( уводит его)

Диана: stella пишет: ДАртаньян: Сейчас моя очередь заступать на пост, моя очередь! И все подыграли! Кроме Рошфора, что понятно.

stella: Сцена 8. Те же, Тревиль и Рошфор снаружи Анна: Ну? ДАртаньян: Вот ларец, мадам. Анна: А! Я спасена!... Мои подвески!.. Благодарю! Благодарю! Кинжал! Небо! На этом кинжале кровь! ДАртаньян: Кровь Джорджа Вильерса, герцога де Бэкингема, который умирая избрал меня сказать вам... Анна: Он умер? ДАртаньян: Произнося ваше имя. Анна: Джордж! Как дорого обходится любовь королевы. Привратник: ( в кулисах) Король! Анна: Подвески!.. Скорее! Эстефания, сохрани ларец. Сцена 9. Те же, король, кардинал, Тревиль, Рошфор. Король: Ну-с, мадам, вернулись из Лувра? Кардинал: Там никто и не был. Король: Вы готовы, мадам? Анна: Я в распоряжении Вашего величества. Кардинал( в изумлении) Подвески! Король: А, подвески на вас! Благодарю. Так что вы мне скажете, господин кардинал, по поводу этих подвесок? Кардинал: Ничего, сир, ничего...( в сторону) Когда же они появились? Рошфор: Посмотрите на пыль, которая покрывает этого гвардейца... позади меня, монсеньер. Кардинал: А...Хорошо. Идем. Король: ( Тревилю) Кардинал так побледнел. Вы не знаете: отчего? Тревиль: Я думаю, что знаю, сир: это шалость королевы. Ваше величество хочет ее знать? Король: А! Расскажите. Анна: ( дАртаньяну) Как отблагодарить моего спасителя,.. моего героя... моего друга? ДАртаньян: Одним словом, мадам. Констанс исчезла; где Констанс? Анна: Чтобы избавить ее от мести кардинала, я отослала ее к кармелиткам в Бетюне. ДАртаньян: Благодарю! Мы в расчете. Анна: А!..Еще нет. Король:( Тревилю) Так кардинал дал себя провести и теперь он в бешенстве? Это чрезвычайно весело! ( королеве) Я надеюсь, вы мне простите шутку с подвесками, не так ли? Анна: ( в сторону) Шутку! ( громко) Да, сир! Король: Вы идете, мадам? Балет уже начинается, выразите радость. Анна: ( прижимая руку к сердцу) Большую радость. Да, сир. ( она подавляет рыдание и протягивает руку королю). ДАртаньян: Смерть выглядит и то жизнерадостней.

stella: Картина 12. Комната в монастыре кармелиток в Бетюне. Сцена 1. Рошфор, настоятельница. Настоятельница: Вы спрашивали настоятельницу монастыря кармелиток в Бетюне? Она перед вами. Рошфор: Мне, мадам, хотелось бы получить у вас некоторые сведения. Настоятельница: Спрашивайте, сударь. Рошфор: Не остановилась ли у вас женщина лет двадцати четырех, двадцати пяти, приехавшая по Булонской дороге? Настоятельница: Но, сударь, я не знаю, должна ли я отвечать на подобный вопрос. Рошфор: ( доставая бумагу из кармана ) Приказ кардинала. Настоятельница: Я повинуюсь. Спрашивайте, сударь. Рошфор: Не приняли ли вы, мадам, в свой монастырь женщину лет двадцати четырех, двадцати пяти, прибывшую по Булонской дороге? Настоятельница: Да, сударь. Рошфор: Когда? Настоятельница: Вчера. Рошфор: Велите ее предупредить, что гонец от Его высокопреосвященства желает говорить с ней. Настоятельница: Через некоторое время она будет рядом с вами, сударь. Рошфор: Благодарю.

Nika: stella пишет: ДАртаньян: ( входя, тихо к гвардейцу) Товарищ... товарищ, ваш мушкет. Атос: ДАртаньян! Тревиль: ДАртаньян! Королева: ( останавливаясь на пороге кабинета) ДАртаньян! Боже мой, Боже мой! Рошфор: Мой гасконец! Так это вы раскидали все посты? ДАртаньян: Мой вор! Я? Какие посты? Я никого не раскидывал. Рошфор: Ладно, что вы здесь делаете? ДАртаньян: Сейчас моя очередь заступать на пост, моя очередь! Рошфор: В таком состоянии? В пыли, покрытым потом? Мы еще посмотрим, подходит ли это для бала. Королева: ( тихо, де Тревилю) О, господин де Тревиль! Тревиль: (Рошфору) Сударь, с какой стати вы вмешиваетесь? ДАртаньян из ваших? Рошфор: Нет, но... Тревиль: А мне нравится, когда гвардеец Его величества, покрытый пылью и потом, охраняет короля. Я полагаю, что это я командую здесь! Рошфор: Хорошо, сударь, хорошо! ( в сторону) Проклятый гасконец! ( он смотрит на дАртаньяна) Атос: ( Рошфору) Ну, что еще? ДАртаньян: Оставьте его, Атос: у меня с этим господином открытый счет) Тревиль: Ваш пост здесь, дАртаньян. ДАртаньян: ( тихо Тревилю) Он пойдет все рассказать кардиналу. Тревиль: Я с вами за компанию, господин Рошфор. ( уводит его) Это просто песня!

stella: Все герои немножко и( даже множко)))) хулиганят.

Диана: Из-за гибели Бэкингема при передаче подвесок драматизм и романтизм просто зашкаливают Анне бы понадобилось на балу поистине королевское самообладание.

stella: Диана, я вот подумала, что Дюма, как тот инопланетный разум у Спилберга, играет мирами своих романов. И взялась за перевод.

stella: Сцена 2. Рошфор, потом Миледи. Рошфор: Кой черт надоумил ее запереться в монастыре в Бетюне? Без сомнения, чтобы быть поближе к границе; осмотрительная женщина эта миледи де Винтер. Миледи: Это вы, граф? Ну, что говорит кардинал по-поводу смерти Бэкингема? Рошфор: Как христианин он безутешен; правда, как политик, он не может спешить говорить, что это было великим счастьем. Миледи: А как он распорядился насчет меня? Рошфор: Он одобрил ваш план и послал меня к вам, думая, что вы мне должны сказать нечто, что вы не захотите доверить бумаге. Миледи: Он прав. Рошфор: Итак, говорите... Миледи: Первое, что меня ожидало здесь в монастыре — это малышка Бонасье. Рошфор: Я надеюсь, вы подумали о том, чтобы не попадаться ей на глаза? Миледи: Она меня не знает. Рошфор: В таком случае, вы должны стать ее лучшим другом. Миледи: Совершенно верно. Рошфор: А как вы представились здесь? Миледи: Я представилась здесь жертвой кардинала. Рошфор: И, в соответствии с ситуацией... Миледи: Вы понимаете. Рошфор: Я думаю, что понимаю отлично! Миледи: В конце-концов: ваш визит мне на руку. Рошфор: В чем? Миледи: Вы скажете, что вы раскрыли мое отступление и что меня станут разыскивать завтра- послезавтра. У меня есть основания не задерживаться в Бетюне. Рошфор: Но где я разыщу вас, если вы мне понадобитесь? Миледи: Погодите... В Армантьере. Рошфор: Хорошо. Вы что-то еще хотели бы сказать кардиналу? Миледи: Скажите ему, что наша с ним беседа в таверне «Красная голубятня» была подслушана тремя мушкетерами; что, после его отъезда, один из этих мушкетеров, по имени Атос, поднялся ко мне и силой вырвал у меня охранное свидетельство, которое кардинал дал мне; что этих мушкетеров следует опасаться, поскольку они знают наш секрет и от них необходимо избавиться. Рошфор: Не друзья ли это нашего гасконца? Миледи: Неразлучные. Рошфор: В таком случае, я их встретил в десяти лье отсюда. Они сделали остановку в трактире. Миледи: Что им здесь понадобилось? Рошфор: Не вы ли говорили, что один из них любовник малышки Бонасье? Миледи: Это дАртаньян. Рошфор: Тогда, вне сомнения, они ищут ее. Миледи: Ищут ее? Рошфор: Безусловно, что после услуги, оказанной королеве дАртаньяном, она ни в чем не сможет ему отказать. Миледи: Вы правы, Рошфор: не в Париж вам следует возвращаться, а ждать меня в Лилле. Рошфор: Ждать вас? Миледи: Думаете, господин кардинал не сочтет хорошей помощью иметь под рукой малышку Бонасье? Рошфор: Да, но кармелитки Бетюна под покровительством королевы. Миледи: А если я переведу эту крошку в Лилль? Рошфор: Тогда другое дело! Миледи: Значит, не завтра, не послезавтра, а именно сегодня мне необходимо уехать. Рошфор: Наконец, наши люди могут прибыть с минуты на минуту. Миледи: При вас почтовая карета и слуга? Рошфор: Да. Миледи: Оставьте их в моем распоряжении. Рошфор: А я? Миледи: Вы поедете верхом, чтобы встретить меня в гостинице « Черный медведь». Рошфор: Это там мне надо будет ждать вас? Миледи: Да. Рошфор: Лилль, гостиница « Черный медведь»? Миледи: Лилль. Гостиница « Черный медведь».

stella: Сцена 3. Миледи, потом мадам Бонасье. Миледи: Это за нее или это против меня, что эта четверка оказалась здесь? Мне ничего не известно, но, во всяком случае, они здесь не найдут ни ее, ни меня. Посмотрим, а пока пройдем к ней и постараемся как следует разыграть роль преследуемой женщины. А, а вот и она! Мадам Бонасье: Ну вот, то чего вы опасались, мадам, может произойти. Кардинал послал людей вас взять этим вечером, а возможно и ранее. Миледи: Кто вам такое сказал, мое милое, дорогое дитя? Мадам Бонасье: Но я слышала это от самого гонца. Миледи: Сядьте здесь, рядом со мной. Мадам Бонасье: Я здесь. Миледи: Подождите, пока я не удостоверюсь, что нас никто не слышит. Мадам Бонасье: К чему все эти предосторожности? Миледи: Вы узнаете. ( возвращается и садится) Что, хорошо он сыграл свою роль? Мадам Бонасье: Кто он? Миледи: Тот, кто представился настоятельнице от имени кардинала. Мадам Бонасье: Как, этот человек не... Миледи: Этот человек — мой брат. Мадам Бонасье: Ваш брат? Миледи: Ш-шш! Только вы посвящены в эту тайну, дитя мое; не делитесь ею ни с кем, или я погибла и вы, возможно, тоже. Мадам Бонасье: О, Боже! Миледи: Слушайте, что произошло: мой брат, зная, что я была мишенью для мести кардинала, ехал сюда, чтобы быть мне защитником, когда по дороге он встретил посланца кардинала, который меня разыскивал. Мой брат последовал за ним и со шпагой в руке потребовал отдать бумаги, которые были у гонца. Гонец пожелал сопротивляться и мой брат убил его. Мадам Бонасье: О! Миледи: Итак, мой брат забрал бумаги, представился здесь, как посланец кардинала и через час должен прибыть экипаж, который и доставит меня в распоряжение Его Высокопреосвященства. Мадам Бонасье: Итак, вы нас оставляете. Миледи: Погодите! Мне остается сообщить вам новость, которая ответит на ваш вопрос. Мадам Бонасье: Какую? Миледи: Мой брат, кроме всего, открыл заговор против вас. Мадам Бонасье: Против меня? Миледи: Да. Кардинал хочет взять и вас! Мадам Бонасье: О! В монастыре, находясь под непосредственным покровительством королевы, невозможно подвергнуться насилию. Миледи: Да, но хитрости? Мадам Бонасье: Что вы говорите? Миледи: Переодевшись в мушкетеров. Мадам Борнасье: В мушкетеров? Миледи: Когда вы были на службе у королевы, не были ли вы знакомы с молодым то ли гвардейцем, то ли мушкетером, дАртаньяном? Мадам Бонасье: Да, конечно. Ну и что? Миледи: Они должны были вызвать вас к дверям монастыря именем дАртаньяна и, когда бы вы появились перед ними на пороге, похитить вас. Мадам Бонасье: О!.. Что же вы мне посоветуете делать? Миледи: Есть самый простой и самый лучший вариант. Мадам Бонасье: Какой? Миледи: Спрятать вас в окрестностях и убедиться, что это те самые люди, что разыскивают вас. Мадам Бонасье: Но я доставлена сюда по приказу королевы и мне не дадут уйти. Миледи: О! Большое затруднение! Мадам Бонасье: Как? Миледи: Экипаж у дверей, вы мне говорите « прощай!», поднимаетесь на ступеньку, чтобы в последний раз заключить меня в объятия, слуга моего брата, который прибыл за мной, предупрежден; необходим только знак почтальону и мы уносимся галопом. Мадам Бонасье: Да! Да, вы правы: до сих пор все было хорошо, может, и это к лучшему. Но, если мы не будем здесь находиться... Миледи: Да, понимаю. Мадам Бонасье: А вдруг ... это могли бы быть дАртаньян и его друзья? Миледи: Бедная малютка! ( приближается к сервированному столу) Вы простите? Мадам Бонасье: О, прошу вас! Миледи: Вы понимаете, экипаж может прибыть с минуты на минуту. Мадам Бонасье: О! Как я дрожу! Миледи: ( опуская бисквит в стакан испанского вина). Безумие...О! Вы слышите? Мадам Бонасье: Что? Миледи: Экипаж, который мне послал мой брат. Мадам Бонасье: Звонят у двери монастыря. Миледи: Поднимитесь в свою комнату. У вас есть какие-то драгоценности, которые вы бы хотели забрать с собой? Мадам Бонасье: У меня есть два письма от него. Миледи: Хорошо, отыщите их и приходите на встречу со мной. Мадам Бонасье: Я задыхаюсь, я не могу идти. Миледи: Вы любите дАртаньяна? Мадам Бонасье: О! Всей душой! Миледи: Ну, так подумайте о том, что, ускользнув, вы сохраните себя для него. Мадам Бонасье: А, вы мне возвращаете мужество! ( дверь открывается и появляется слуга). О, кто здесь? Миледи: Не опасайтесь ничего: это камердинер моего брата. Идите! Госпожа Бонасье: Иду.

stella: Сцена 4. Миледи, слуга. Слуга: Что прикажете, миледи? Миледи: Как только эта молодая женщина, которая только что вышла отсюда, окажется рядом со мной в экипаже, вы галопом направитесь в сторону Лилля. Слуга: Это все? Миледи: Погодите... Если во время наших приготовлений к отъезду вы заметите трех или четырех всадников, погоняющих лошадей, заверните экипаж вокруг монастыря и поджидайте нас у ворот в сад. Это все... Идите! ( слуга выходит)

stella: Сцена 5. Миледи ( у окна), потом мадам Бонасье. Миледи: Мне показалось... Нет, ничего... Мадам Бонасье: А вот и я. Миледи: Итак, все готово, дорогое дитя: настоятельница ничего не подозревает... Этот человек отдает последние распоряжения. Не хотите ли по моему примеру съесть бисквит и выпить стакан вина? Мадам Бонасье: Нет, спасибо, мне ничего не надо. Миледи: Ну, тогда не будем терять время! Поехали! Мадам Бонасье: ( нерешительно) Да, поехали! Миледи: Смотрите, нам все помогает: вот уже и ночь на пороге. Мадам Бонасье: О! Что это за шум? Миледи: В самом деле? Мадам Бонасье: Похоже на галоп множества лошадей. Миледи: Это наши друзья или наши враги: оставайтесь на своем месте; я вам скажу. Мадам Бонасье: ( шатаясь) О! Боже мой! Боже мой! Миледи: Это форма гвардейцев кардинала... Еще мгновение и все потеряно!... бежим, бежим! Мадам Бонасье: Да! Да! Миледи: Бежим! Ну, бежим же! ( слышен звук удаляющегося экипажа) Мадам Бонасье: Слишком поздно! ( слышно крики « Стоять» « Стоять!» потом два или три выстрела) Миледи: Нет, мы не можем скрыться через садовую дверь. Идем! Идем же! ( мадам Бонасье падает на колени) О! Она меня погубит... Идем!.. Это она меня вынуждает... ( она идет к столу, опустошает оправу своего кольца в стакан, берет его и возвращается к мадам Бонасье) Пейте, это придаст вам сил. Пейте!..( Мадам Бонасье машинально пьет. Миледи, в сторону) Ах, не так мне хотелось отомстить! Но сделано то, что можно было сделать! ( она скрывается в аппартаментах) Мадам Бонасье: ( приподнявшись) Подождите, я с вами!... ДАртаньян:( на улице) Приказ королевы!.. Мадам Бонасье: ( Оживленно) Его голос! Его голос! ( бежит к дверям) ДАртаньян, дАртаньян, сюда! Мой Бог, это вы? ДАртаньян: Констанс! Констанс! Где вы?

Диана: stella пишет: Рошфор: Как христианин он безнадежен; правда, как политик, он не может спешить говорить, что это было великим счастьем. мб, не безнадежен, а безутешен, как христианин? Тогда как политик...

stella: Диана , по логике - вы правы, но словарь дал такой перевод. А я усмотрела в этом цинизм Рошфора, высказанный перед дамой, которой нечего стесняться. Впрочем, для гладкости мысли можно и по -вашему.

stella: Сцена 6. Мадам Бонасье, дАртаньян, Атос, Портос, Арамис, потом настоятельница. Мадам Бонасье: А!.. дАртаньян! Я не надеялась... это действительно вы! ДАртаньян: Да, да, это я! Мадам Бонасье: Как я хорошо сделала, что не скрылась с ней! ДАртаньян: С ней? Атос: Кто, она? Мадам Бонасье: Но эта женщина, которая из интереса ко мне хотела меня увезти, та, которая приняла вас за гвардейцев кардинала и которая только что скрылась. ДАртаньян: Которая только что скрылась? Что вы говорите? Бог мой, женщина, которая только что скрылась? Мадам Бонасье: Откуда я могу знать? О, у меня кружится голова, я больше ничего не вижу! ДАртаньян: Ко мне! У нее холодеют руки, ей дурно! Мой Бог! Она потеряла сознание! Атос: ( рассматривает стакан, в который Миледи высыпала содержимое перстня) О, нет, это невозможно! Бог не допустит подобного преступления! Мадам Бонасье: Воды! ДАртаньян: Воды! Воды! Портос, Арамис: Воды... Врача! Атос: А!.. Бедная женщина! Бедная женщина! ДАртаньян: Вот, она приходит в себя! Атос: Мадам, во имя Неба, кто пил из этого стакана? Мадам Бонасье: Я... Атос: Но кто вам налил вино, которое было в нем? Мадам Бонасье: Она. Атос: Графиня де Винтер, не так ли? Все: О! ДАртаньян: ( сжимая руку Атоса) Как, ты считаешь?... Атос: Она узнала от кардинала, где прячут эту женщину и явилась. Мадам Бонасье: ДАртаньян, дАртаньян, не оставляйте меня, вы же ясно видите, что я умираю! ДАртаньян: Во имя Неба! Бегите, зовите, просите помощи! Атос: Бесполезно! От яда, который она подсыпает, нет противоядия! Мадам Бонасье: На помощь! ( напрягаясь)А! ( бросаясь на шею к дАртаньяну) Я люблю тебя! ( Она умирает. У Портоса прорывается рыдание) ДАртаньян: Мертва! Мертва! Арамис: Месть! Атос: Мой Бог, имей к нам сострадание! ДАртаньян: ( падая рядом с ней) Мертва, мертва!

Диана: stella пишет: ( Она умирает. У Портоса прорывается рыдание) ДАртаньян: Мертва! Мертва! Арамис: Месть! Атос: Мой Бог, имей к нам сострадание! О мести говорит Арамис. Характерец у будущего аббата

Grand-mere: Диана пишет: Из-за гибели Бэкингема при передаче подвесок драматизм и романтизм просто зашкаливают Анне бы понадобилось на балу поистине королевское самообладание. ППКС. Динамизм действия имеет, увы, и свою изнанку: я как-то не успела заметить, когда Констанция смогла "всем сердцем" полюбить своего посланца. Дело явно идет к концу, а мне все мало собственно мушкетеров (если Мэтр в инсценировке обделил их вниманием, то уж в будущем сценаристы, особенно западные, пойдут еще дальше в этом направлении). Зато Миледи - "невиноватая я!" Это она меня вынуждает...

stella: Сцена 7. Те же, и Винтер Де Винтер: Я не ошибся: вот господин дАртаньян и трое его друзей. Все: ( кроме дАртаньяна) Кто этот человек? Винтер: Господа, вы, как и я, гонитесь за некоей женщиной, не так ли? Атос: Да. Винтер: За женщиной, которая побывала здесь, потому что вот труп? Атос: Кто вы? Винтер: Я лорд де Винтер, шурин этой женщины. Атос: А, правда... Теперь я вас узнал. Добро пожаловать, милорд! Так вы с нами! Но каким образом... Винтер: Я выехал из Портсмута через пять часов после нее; я прибыл через три часа после нее в Булонь; мне не хватило сорок пять минут в Сент-Омере; наконец, в Лилле я потерял ее след: я вернулся назад, опрашивая всех вокруг, пока не увидел вас, несущихся галопом. Я хотел следовать за вами, но моя лошадь слишком устала, чтобы идти таким же аллюром, что и ваши, тем не менее, несмотря на ваши старания, вы прибыли слишком поздно. Атос:( настоятельнице) Мадам, мы оставляем на ваше почтительное попечение тело этой несчастной женщины; она была ангелом на земле до того, как стала ангелом на небе. Позаботьтесь о ней, как об одной из своих сестер: однажды мы вернемся, чтобы оплакать ее могилу. ДАртаньян: ( целуя мадам Бонасье в лоб) Констанс! Констанс! Атос: Плачь!.. Плачь, сердце твое полно любви, молодости и жизни. Плачь! Я бы хотел плакать, как ты! ДАртаньян: Но сейчас, посмотрите же, почему мы не преследуем эту женщину? Атос: На все свое время! Я должен сделать кое-какие приготовления. ДАртаньян: О, она от нас скроется, Атос и это будет твоя ошибка! Атос: Я отвечаю за нее! Винтер: Но мне кажется, господа, что если нужно что-то предпринять против графини де Винтер, это касается меня. Атос: Почему? Винтер: Она моя золовка. Атос: И меня, господа: это моя жена. Все:( за исключением дАртаньяна) Твоя жена? ДАртаньян: В ту минуту, как ты признал, что она твоя жена, это значит, что ты уверен, что она умрет. Благодарю! Атос: Будьте готовы следовать за мной. Я буду здесь через десять минут. ДАртаньян: И мы отправимся? Атос: Да, но нам недостает еще одного спутника в дорогу и я иду его искать.

stella: Зато Атос явно выходит на первый план.)))

Диана: Зато миледи явно ненормальная, что ее так тянуло в Лилль Или амнезия?



полная версия страницы