Форум » На самом деле было так » Дюма про Дюма » Ответить

Дюма про Дюма

stella: Не знаю, как лучше сформулировать тему. Дело в том, что я взялась за перевод пьес Дюма. Кажется, буду первой, кто взялся за это дело на Дюмановских форумах и намерена это дело довести до победы. Переводить буду только те три пьесы, которые Дюма сделал по трилогии "Мушкетеров" Прошу не судить слишком строго: я не профессиональный переводчик и мое знание языка далеко от совершенства. Но очень хочется, чтобы все Дюманы смогли прочитать эти три пьесы на русском. Ленчик, Каллантэ, если можно это сделать отдельной темой вообще, было бы не плохо. И название тоже можно придумать другое - я не против, если у кого-то найдется фраза выразительнее. Начинаем с " Юности мушкетеров". Премьера пьесы была 17 февраля 1849 года в " Историческом театре" Написана в содружестве с Огюстом Маке. от переводчика. первые сцены, почти до появления Атоса, переведены на Дюмании участником LS . Поскольку я выкладываю перевод на Дюмасфере и Дюмании одновременно, считаю себя обзанной поблагодарить ее отличный перевод и сокращение моей работы. Начали и дай бог, чтоб сил и времени хватило дойти до финиша.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

stella: Сцена 2. Мордаунт, дАртаньян, Портос, Атос, Арамис. ДАртаньян: Господин Мордаунт, после того, как столько дней потеряно в беготне друг за другом, случай нам представил, наконец, если вам угодно, возможность немного побеседовать? Мордаунт: Я вас слушаю, сударь. ДАртаньян: Сдается мне, сударь, что вы меняете костюм так же молниеносно, как виденные мной итальянские мимы, которых кардинал Мазарини привез из Бергамо и которых он, несомненно, повел вас посмотреть во время вашего пребывания во Франции? Арамис: Только тогда вы были одеты, вернее переодеты, как убийца, а теперь... Мордаунт: А теперь, напротив, я одет как человек, которого убьют, не так ли? Портос: Э, сударь! Как вы можете говорить подобные вещи, когда вы в компании дворян, а на боку у вас отличная шпага? Мордаунт: Нет такой доброй шпаги, сударь, которая стоит четырех шпаг и четырех кинжалов; не считая шпаг и кинжалов ваших приспешников, которые ожидают вас под дверями. Арамис: Простите, сударь, но вы заблуждаетесь. Те, кто ждет нас под дверью не наши приспешники, а наши слуги. Я желаю восстановить вещи в их истинном свете даже в мельчайших деталях. ДАртаньян: Но не об этом сейчас речь и я возвращаюсь к своему вопросу. Я вам оказал честь, спросив вас, сударь, почему вы сменили свой внешний вид. Маска вам, мне кажется, была очень удобна, седая борода вам шла изумительно, а что до этого топора, которым вы продемонстрировали столь блестящий удар, я считаю, что он в тот момент подходил вам. Почему вы от него отказались? Мордаунт: Потому что он мне напомнил сцену в Армантьере, потому что я подумал, что на него одного я найду четыре топора, поскольку я окажусь среди четырех палачей. ДАртаньян: ( со спокойствием) Сударь, как ни глубоко вы порочны и продажны, вы еще молоды; это заставляло меня вести беседу в несколько легкомысленном духе... да легкомысленном, до той минуты, пока, к слову, вы не заговорили об Армантьере, ситуации, которая никак не идет в сравнение с теперешней. Ну, в конце-концов, не могли же мы вручить мадам вашей матушке шпагу и просить ее сражаться с нами! Но вы, сударь, молодой рыцарь, который владеет кинжалом, пистолетом и топором, в чем мы могли убедиться, и носящий на боку шпагу такой длины, не тот, кто откажется от права превосходства при встрече. Мордаунт: А! А! Так вы желаете дуэли? ДАртаньян: ( хладнокровно) Простите! Простите! Не будем спешить, поскольку каждый из нас желает, чтобы все было сделано по правилам. Сядьте, наконец, дорогой Портос, а вы, господин Мордаунт, можете быть спокойны. Мы соблюдем все правила этого дела наилучшим образом и я хочу быть откровенным с вами. Признайтесь, господин Мордаунт: вам бы хотелось убить кого-то из нас больше, чем остальных? Мордаунт: Каждого и всех. ДАртаньян: ( поворачиваясь к Арамису) Не находите ли вы, Арамис, что это большое счастье, что господин Мордаунт так хорошо разбирается в тонкостях французского языка; таким образом у нас полное взаимопонимание. ( поворачиваясь к Мордаунту) Господин Мордаунт, говорю вам, что эти господа со всем уважением относятся к вернувшимся к вам добрым чувствам и им тоже будет приятно убить вас. Я скажу больше: убить вас будет для них проблемой; во всяком случае, это будет по законам дворянской чести и наилучшее доказательство тому, которое я могу предъявить — вот! ( говоря это, он бросает свою шляпу на ковер, отодвигает свой стул к стене и делает знак своим друзьям сделать то де самое; затем грациозно приветствует Мордаунта). К вашим услугам, сударь! Если у вас нет ничего, чтобы возразить против той чести, которую я вам оказываю, прошу вас, начнем с меня! Портос: Погодите- ка! Я начинаю и без возражений! Арамис: Разрешите, Портос!... ДАртаньян: Господа, Господа, будьте спокойны, настанет и ваша очередь! Оставайтесь на своих местах подобно Атосу, хотя я и не могу вам посоветовать быть спокойными и оставьте мне довершить почин, который я начал. ( вытаскивает свою шпагу грозным жестом) У меня к господину особое дело и поэтому начну я. Я этого хочу, я желаю это! ( Мордаунту) Сударь, я жду вас! Мордаунт: А я, господа, я вами любуюсь. Вы спорите, кто начнет биться со мной, не посоветовавшись со мной, который, как мне кажется, этого хоть немного заслуживает. Я ненавижу вас всех, это правда, но в разной степени. Я надеюсь убить вас всех, но у меня больше шансов убить первого, чем второго, второго, чем третьего и третьего, чем последнего. Я заявляю о своем праве избрать моего противника. Если вы мне откажете в этом праве, убейте меня: я не буду драться. Портос, Арамис: Это справедливо. Мордаунт: Так вот, я выбираю своим первым противником того из вас, кто, не считая себя достойным носить имя графа де Ла Фер, стал называться Атосом. Атос: ( качая головой) Господин Мордаунт, любая дуэль между нами невозможна; окажите кому-нибудь другому честь, которой вы меня удостоили. Мордаунт: А, вот уже один испугался! ДАртаньян: ( подскакивая) Тысячу громов! Кто посмел здесь сказать, что Атос испугался? Атос: ( с улыбкой печали и презрения) Пусть говорит, дАртаньян. ДАртаньян: Это ваше решение, Атос? Атос: Бесповоротное! ДАртаньян: Пусть так! Не будем об этом говорить больше! ( Мордаунту) Вы слышали, сударь? Граф де Ла Фер не желает оказать вам чести драться с вами. Выберите среди нас кого-нибудь, кто его заменит. Мордаунт: С момента, что я не могу драться с ним, мне все равно, кто его заменит. Бросьте ваши имена в шляпу и я положусь на случай. ДАртаньян: Это мысль. Арамис: Это примирит всех. Портос: Я о таком не мог и подумать, а тем не менее, это так просто! ДАртаньян: Посмотрим! Арамис, напишите нам тем самым красивым мелким почерком, которым вы писали Мари Мишон, чтобы предупредить, что матушка господина желает убить милорда Бэкингема. ( Арамис подходит к бюро Кромвеля, отрывает три кусочка бумаги равной величины, пишет имена на каждом из них, потом предъявляет Мордаунту. Тот не читая, делает знак, что он может их оставить у себя. Арамис скручивает бумажки, бросает их в шляпу и протягивает ее Мордаунту, который вытаскивает одну и небрежно бросает, не читая.) А! Змееныш! Я отдам все мои шансы стать капитаном мушкетеров за то, чтобы на этом билетике было мое имя! Арамис: ( громко читает имя на бумажке.) « ДАртаньян». ДАртаньян: А! Есть справедливость на небесах! ( он поворачивается к Мордаунту) Я надеюсь, сударь, что у вас нет никаких возражений к проделанному? Мордаунт: ( вытаскивая свою шпагу и упирая ее конец в сапог) Никаких, сударь! ДАртаньян: Вы готовы, сударь? Мордаунт: Это я вас жду, сударь. ДАртаньян: Тогда берегитесь, сударь! Потому что я достаточно хорошо владею шпагой. Мордаунт: И я тоже. ДАртаньян: Тем лучше! Тогда моя совесть может быть спокойна. Защищайтесь! Мордаунт: Одну минуту! Дайте мне слово, господа, что вы будете со мной сражаться только по очереди. Портос: Вы испрашиваете это, только чтобы иметь удовольствие оскорбить нас, сударь? Мордаунт: Нет, только для того, чтобы иметь, как говорит господин, спокойную совесть. ДАртаньян: ( оглядываясь вокруг себя) Тут что-то не так... Арамис и Портос: Слово дворянина! Мордаунт: В таком случае, господа, отойдите в какой-нибудь угол, как это сделал господин граф де Ла Фер, который, хоть и не считает нужным драться, мне кажется, более-менее знаком с правилами поединка и освободите нам пространство, которое нам необходимо. Арамис: Согласен! Портос: Вот так затруднения! ДАртаньян: Отодвиньтесь, господа! Не нужно оставлять господину ни малейшего, даже самого маленького, предлога для плохого обхождения. Наконец, исключая почтение, которое я ему отдаю, мне кажется, он испытывает большую зависть... Итак, вы готовы , наконец, сударь? Мордаунт: Я готов. Они скрещивают оружие. ДАртаньян: А! Вы отступаете, вы крутитесь! Как вам это понравится! Я кое-что выиграл: я больше не вижу ваше злобное лицо! Я все проделаю в тени, тем лучше! У вас не может быть мысли, потому что у вас лживый взгляд, сударь, в особенности, когда вы испытываете страх. Взгляните в мои глаза и вы увидите то, что ваше зеркало вам никогда не покажет: честный и прямой взгляд. ( Мордаунт, отступая, доходит до стены, на которую он опирается левой рукой) А, в этот раз вы больше не отступите, мой прекрасный друг! Господа, вы когда-нибудь видели скорпиона, приколотого к стене? ( в момент неистовства, сильнейшего, чем когда -либо, после молниеносного и точного выпада, когда он с быстротой молнии бросился на Мордаунта, стена словно раскалывается и Мордаунт исчезает в зияющем отверстии, а шпага, зажатая между двух панелей, разламывается. ДАртаньян делает шаг назад. Стена закрывается.) Господа, ко мне! Высадим эту дверь! Арамис: ( спеша к дАртаньяну) Это демон во плоти! Портос: ( налегая плечом на потайную дверь) Он от нас ускользнул, кровь Господня! Он от нас ускользнул! Атос: ( глухо) Тем лучше! ДАртаньян: Я же сомневался, смерть Господня! Я же сомневался! Когда этот негодяй крутился по комнате, я предполагал какой-то дьявольский маневр, я догадывался, что он что-то замышляет; но кто мог догадаться о таком? Арамис: Это ужасное несчастье, которое нам послал дьявол, его друг. Атос: Это явное счастье, которое нам послал Бог. ДАртаньян: По-правде, вы стареете, Атос! Как можете вы говорить подобные вещи таким людям, как мы? Дьявол! Вы что, не понимаете ситуации? Негодяй нам пошлет сотню латников, нас истолкут, как семечки в ступке господина Кромвеля. Идем! Идем! Если мы пробудем здесь хотя бы еще пять минут, нас прикончат! Атос, Арамис: Да, вы правы! В путь! Портос: А куда мы идем? ДАртаньян: В гостиницу: забрать наши пожитки и наших лошадей. Потом, оттуда, если будет угодно Богу, во Францию, где я, по крайней мере, знаю архитектуру домов. Наша фелука ждет нас; честное слово, это еще наше счастье. В путь! Все: В путь! В путь! ( они уходят)

Диана: Да, Кромвель тут показан, как истинный политик: лицемерный и жестокий. Он просто играет с королевой, а она верит, т.к. ум умом, а человек она совсем из другого теста. Интересно, что тут Атос думает сразу после ареста Карла, что для того все кончено, а Дарт утешает. Хотя дело, скорее всего, в том, что Дюма это было не принципиально. Карл показан как человек очень хорошо. Радует вопрос неверующего аббата: "А где же Бог?" в момент провала плана побега. И утешения Карлом Арамиса поистине возносят Карла к небесам. Он сразу становится святым, даже еще не успев стать мучеником. Дюма много акцентов переставил, убрал. А слова Атоса "пусть говорит" в адрес Мордаунта, его радость, что тот спасся, слава богу, остались на месте. Здесь я согласна с Арамисом - "узнаю моего Атоса". Неисправим.

stella: Действие 5. Картина 11. « Молния» на якоре. Можно видеть навершие каюты на корме с широким окном в сечении, обращенное к морю. Слева — мост. Под кормовой каютой - отсек, заполненный огромными бочками, поставленными друг на друга; часть доступна, до остальных трудно добраться. Небольшая лестница соединяет отсек с мостиком. Слева, под мостиком, еще отсек с двумя дверями. Та, что справа, открывается в кладовую с бочками; вторая - слева. Гамаки, подвесной стол. Наступила ночь. Сцена 1. Стражник на мостике, Грослоу, Мордаунт. Стражник: Эй, на барке! Стой! Кто идет? Грослоу входит с левой стороны. Он закутан в рыбацкий в плащ с капюшоном. Борода сбрита. Голос: ( в глубине) Офицер! От генерала Кромвеля. Грослоу: Приказ приблизиться!.. Господин Мордаунт! Каким образом? Что это все означает? Мордаунт: ( на мостике; внимательно вглядывается в него). Вы, полковник? А, совсем отлично! Все складывается, против ожиданий. Ничего нового на « Молнии»? Ничего не изменилось на борту? Грослоу: Нет. Но поскольку вы здесь, что же произошло там? Мордаунт: Все прошло, как и ожидалось. Грослоу: Итак? Мордаунт: ( показывая платок, завязанный на концах) Итак, вы видите, что я знаю все. Грослоу: Это правда... Мордаунт: Не будем терять времени, они вот-вот подойдут. Грослоу: Кто они? Мордаунт: Эти четверо заговорщиков, которые должны были похитить короля и которым это не удалось. Грослоу: А, так это те, что были предназначены Кромвелю. Хорошо... я понял. Вы говорите они идут? Мордаунт: Как не стремителен, как не неистов был мой ход, я все время ждал за собой ржания их лошадей. Они идут, говорю я вам... но... они вас узнают... они не побоятся... Грослоу: Невозможно... под этим плащом... ночь,.. а потом, вы же видите: согласно распоряжению генерала я сбрил бороду и я изменю голос. Мордаунт: Да... правда. Я сам едва узнал вас. Где вы их устроите? Грослоу: В каюте на корме. Точно над грузом вин. Мордаунт: Да, но с ними их люди. Грослоу: Их люди... На нижней палубе, с дверями, которые запираются на отличную задвижку. Мордаунт: А я?.. В случае, если они меня заметят, все погибло. Грослоу: В моей каюте, за фальшивой перегородкой, которая кажется бортом корабля, есть непроницаемый тайник, такой же, как у таможенников, что преследуют контрабанду. Я вам отвечаю... Впрочем, вы увидите. Мордаунт: ( устремив глаза на море) Это барк, который приближается... О! Наконец!.. Грослоу: Какое у вас зрение! Мордаунт: ( продолжает всматриваться) У меня зрение человека, который взглядом ставит свою жизнь на кон. Говорю вам, что это барк, который направляется к кораблю. Грослоу: В самом деле, теперь и я его вижу. Стражник, охраняй как следует и помни пароль! Стражник: Да, командир! Мордаунт: Они здесь!.. Все... Действительно все. Грослоу: Идите! Прячьтесь... Они вот-вот пристанут. Идите!.. Стражник: Эй! На барке! Ола! Кто идет? ДАртаньян: Луи и Франция. Грослоу: ( возвращаясь) Дайте пройти.

stella: Атос из последних сил пытался разорвать эту цепь, остановить эту вендетту, но именно ему, который и хотел этого, суждено было нанести очередной удар. Ответ был еще через 10 лет: Рауль.

Диана: Это, к счатью, осталось как в книге. А Рюэйль здесь будет?

stella: Сцена 2. Грослоу, дАртаньян, Атос. Грослоу: Поднимайтесь на борт, господа. Я вас жду. ДАртаньян: ( останавливая Атоса) Это не голос капитана Граббе, это не его рост, это не он. Минуту, Атос! Атос: Кто вы, друг? И почему вы говорите, что вы ждали нас? Мы вас не знаем. Грослоу: Я знаю, милорд. Вы ищете капитана Граббе, но вы не сможете его увидеть. ДАртаньян: Как вам это нравится? Почему мы его не увидим? Грослоу: Мой бедный шурин, капитан Граббе, сегодня упал со стеньги и почти раздробил ногу. ДАртаньян: ( подозрительно) Вот досадный случай. Будьте настороже, Атос. Грослоу: Но милорд, этот белый платок, завязанный по углам, который ваш товарищ держит в руке и мой, точно так же завязанный, который у меня в кармане, убедит вас... ДАртаньян: ( Атосу) Это действительно так. ( Грослоу) Но есть еще кое-что. Грослоу: Да, милорд; вы обещали патрону Граббе, моему шурину, семьдесят пять ливров, если он вас высадит, целых и невредимых, в Булони или в любой другой точке побережья Франции, по вашему выбору. Атос: ( дАртаньяну): Что скажете? ДАртаньян: Я скажу, что... ( он прищелкивает языком в знак досады.) Атос: У нас не осталось времени на подозрения. ДАртаньян: Во-первых, мы должны быть подозрительными. Поднявшись на корабль, мы присмотрим за этим человеком и, если он не будет действовать, как положено, уберем его. Атос: Пора позвать наш арьергард. Гримо, скажи этим господам, чтобы они поднялись на борт и отошлите барк, на котором мы сюда прибыли. Грослоу: Ваши превосходительства остаются на борту? Атос: Да! ДАртаньян: Минуту! Сколько человек у вас здесь? Грослоу: Десять, милорд, не считая меня. ДАртаньян: Десять? Это меня успокаивает... Но, скажите мне, где мы разместимся? Грослоу: Здесь, милорд, в каюте на корме. ДАртаньян: А наши люди? Грослоу: На нижней палубе, милорд. Андре, размести их. Андре: Остальные, идем! ДАртаньян: Очень хорошо... как вас звать? Грослоу: Роджерс, милорд. Сюда... ( он указывает лакеям лестницу на нижнюю палубу. Мушкетон спускается, за ним Блезуа, Гримо остается последним.) ДАртаньян: ( своим друзьям) Друзья мои, постарайтесь расположиться наилучшим образом, а я пока сделаю круг по кораблю. Атос: Прихватите Гримо с собой. ДАртаньян: Зачем? Арамис: Никто не знает, что может произойти: возьмите Гримо. Портос: И выясните по дороге, не найдется ли чем поужинать. ДАртаньян: Гримо, возьми этот фонарь. Следуйте за мной, патрон Роджерс. Десять минут, друзья мои и я вернусь.( они выходят) Мушкетон: ( на нижней палубе) Как здесь низко! Как мы промерзли этой ночью... как мы сможем отлежаться... только если не случится морская болезнь... Не так ли, Блезуа? Блезуа: Я на короткой ноге с неудобствами такого рода. ДАртаньян: ( спускаясь в пороховой трюм с пистолетом за спиной) Где это мы? Грослоу: ( стоя на лестнице) Вы же видите, сударь, что это склад. ДАртаньян: Какие бочки! Словно в пещере Али- Бабы! А что там у вас в них? ( он берет фонарь у Гримо и смотрит) Грослоу:( живо отскакивая) Портвейн. ДАртаньян: О, портвейн! Это очень успокаивает. По меньшей мере, наш Портос не умрет от жажды. А все эти бочки полны? ( он подносит фонарь) Грослоу: ( то же проявление испуга) Одни полны, милорд, другие пустые. ДАртаньян: ( стучит пальцем по бочкам; светит фонарем в промежутки между рядами) Это хорошо, я отвечаю за этот отсек. Пройдем, господин Роджерс. ( он проходит в кабину) Арамис: ( в каюте на корме) Ну, Портос, что скажете об Англии? Портос: Было прекрасно приехать сюда... но нет ничего лучше, как вернуться отсюда. Атос: Увы! Мы возвращаемся одни. Арамис: Поспим. Портос: Можно! Но неужели вы не голодны? ДАртаньян: ( В отсеке с лакеями) А! Вот где наши люди устроились! ( проходит по всему отсеку, оглядывая его) Вам пора спать, мои храбрецы! Гримо, ты мне больше не нужен. Спасибо. ( в сторону) Здесь ничего. ( Грослоу) Капитан, куда ведет эта дверь? Грослоу: Простите сударь, но она на ключе: это моя комната. ДАртаньян: Посмотрим; а потом вы покажете мне трюм. Грослоу: Входите, милорд. Вы подниметесь в вашу каюту из моего отсека по лестнице, которая ведет на мостик. Мушкетон: ( глядя на уходящего дАртаньяна) Вот офицер, который умеет произвести поверку постов. Блезуа: С такими господами можно вкусить прелести сна. Атос: ДАртаньян все не возвращается. Арамис: Все в порядке, я слышу его голос; он делает обход корабля, а вот и он вылезает из люка. ДАртаньян: ( возникая на мостике с фонарем в руках) Трюм пуст, ничего необычного в каюте капитана; Если и есть армия на борту, так это армия крыс. Ну-с, капитан Роджерс, я — в каюте на корме. Командуйте, начинайте маневры и постарайтесь, чтобы мы двигались побыстрее. Грослоу; ( издали) Да, милорд! Портос: Какие новости? ДАртаньян: Великолепные! Мы можем спать так спокойно, как если бы расположились в « Козочке» на Тиктонской улице. ( он вытаскивает шпагу из ножен, осматривает свои пистолеты и ложится перед дверью) Атос: И что вы делаете? Вы называете это спокойствием? Вы еще чего-нибудь опасаетесь? ДАртаньян: Лучший способ быть по-настоящему в безопасности это бояться, что ее нет... Давайте, друзья мои, соберемся с силами. Я хорошо вижу, что вас печалит, дорогой Атос; но вы часто говорили: вините Рок... Арамис, вы увидите герцогинь: мечтайте о хорошем... Вы, дорогой Портос,.. я знаю, чего вам не хватает; но я вам обещаю, что завтра у вас будут и устрицы и бургундское вино и паштет из Амьена... если, завтра утром, мы будем во Франции. Атос: Родине верных сердец! Арамис: Женщин, которые любят! Портос: Бургундского вина! Все: До завтра. Во Франции! Доброй ночи, друзья!( жмут друг другу руки и ложатся спать)

stella: Cцена 3. Гримо, Мушкетон, Блезуа. Гримо: ( занимается счетами в глубине отсека.) Двадцать три луидора. Блезуа: Что он говорит? Мушкетон: В качестве казначея товарищества, он подбивает счет за день. О чем ты хотел поговорить, Блезуа? Блезуа: Вы уж простите меня, но необходимо есть и пить. Гримо: ( продолжает считать) Сорок один, сорок два. Мушкетон: Есть ячменный хлеб, пить черное пиво!.. Фи!.. Я лучше предпочту стакан вина всему ихнему пиву. Гримо: ( продолжая считать) Это запросто! Мушкетон: Как вам это нравится! Вы говорите, что это просто? Гримо: ( Протянув руку к отсеку) Портвейн... Блезуа: Это тот портвейн, что мы заметили в рядах, когда господин дАртаньян открыл дверь? Гримо: Да. Мушкетон: Отлично! Но, к сожалению, дверь заперта. А! Какая жалость! Он так хорош, этот портвейн... Гримо: Сумка Мушкетон: Сумка? А!..да, сумка с инструментами. Гримо делает знак, что « да». Мушкетон достает сумку. Гримо: Стамеска. Мушкетон: Вот! ( подает ему стамеску. Гримо поднимает одну из досок, что закрывают отсек.) Что за человек! Что за человек! Гримо: Бурав. Блезуа: Вот. Гримо: Кувшин! ( Мушкетон протягивает ему кувшин) Сторожите. ( Он поднимает доску и пробирается в отделение с рядами бочек: Блезуа и Мушкетон настораживают уши.)

stella: Сцена 4. Те же, Грослоу, Мордаунт на мостике. Грослоу: Я надеюсь, они спят. Мордаунт: Вы видите у них хоть какой-то свет? Грослоу: Да, маленький огонек в отсеке; но они спят. Мордаунт: Нужно поторопиться. Ваша лодка готова, не так ли? Грослоу: Она здесь. Видите? Мордаунт: Где мы сейчас находимся? Грослоу: В устье Темзы. Мордаунт: В этой лодке есть припасы и оружие? Грослоу: Все сделано, как положено. Мордаунт: Захватите хорошо отточенный тесак, чтобы ваши люди смогли перерезать веревку, когда мы все погрузимся. Грослоу: У меня есть абордажный топор. Мордаунт: На нижней палубе есть еще люди этих негодяев. Эти тоже спят? Грослоу: Мы это видели, проходя через их отсек, когда шли в крюйт- камеру. Мордаунт: Идем же туда, я спешу все закончить. ( они спускаются)

stella: Сцена 5. Гримо, Мушкетон, Блезуа. Мушкетон: ( Гримо) Ну? Гримо: ( у бочки) Течет. Мушкетон: Бочка пробита? Гримо: Оно течет. Мушкетон: Какое счастье! Блезуа: Внимание! По лестнице спускаются! Возвращайтесь! Мушкетон: Ах! Боже мой! Что произошло? У него не осталось времени! Гримо: Это хорошо! Мушкетон: Эта доска... Живо! ( они ставят на место поднятую доску. Гримо прячется между бочек. Дверь открывается.)

Диана: "Какое счастье, что Мушкетону захотелось пить"

stella: Сцена 4. Те же, Грослоу, Мордаунт на мостике. Грослоу: Я надеюсь, они спят. Мордаунт: Вы видите у них хоть какой-то свет? Грослоу: Да, маленький огонек в отсеке; но они спят. Мордаунт: Нужно поторопиться. Ваша лодка готова, не так ли? Грослоу: Она здесь. Видите? Мордаунт: Где мы сейчас находимся? Грослоу: В устье Темзы. Мордаунт: В этой лодке есть припасы и оружие? Грослоу: Все сделано, как положено. Мордаунт: Захватите хорошо отточенный тесак, чтобы ваши люди смогли перерезать веревку, когда мы все погрузимся. Грослоу: У меня есть абордажный топор. Мордаунт: На нижней палубе есть еще люди этих негодяев. Эти тоже спят? Грослоу: Мы это видели, проходя через их отсек, когда шли в крюйт-камеру. Мордаунт: Идем же туда, я спешу все закончить. ( они спускаются) Сцена 5. Гримо, Мушкетон, Блезуа. Мушкетон: ( Гримо) Ну? Гримо: ( у бочки) Течет. Мушкетон: Бочка пробита? Гримо: Оно течет. Мушкетон: Какое счастье! Блезуа: Внимание! По лестнице спускаются! Возвращайтесь! Мушкетон: Ах! Боже мой! Что произошло? У него не осталось времени! Гримо: Это хорошо! Мушкетон: Эта доска... Живо! ( они ставят на место поднятую доску. Гримо прячется между бочек. Дверь открывается.) Сцена 6. Те же, Грослоу, Мордаунт, закутанные в плащи. Мордаунт держит фонарь. Грослоу: Что? Еще не легли? Это против правил. Мушкетон: Мы ужинали, господа. Грослоу: Чтобы через десять минут огонь был потушен и чтобы через четверть часа здесь храпели. Мордаунт: Откройте дверь, прошу вас. Мушкетон: О, Иисусе наш, они его обнаружат! Блезуа: А если мы предупредим наших господ? Мордаунт и Грослоу проходят в отделение с бочками и закрывают дверь. Мордаунт: Да, они глубоко спят и Бог наконец-то отдает их мне. ( Гримо немного высовывает голову из-за бочки) Где полные бочки? Грослоу: Из этих две в глубине. Но вот к этой вы можете присоединить фитиль... Есть кран... Мордаунт: ( вытаскивая фитиль из-под плаща.) Вы говорите, что этого фитиля хватит на восемь минут? Грослоу: На восемь. Мушкетон: Вы слышите, о чем они говорят? Блезуа: Не все. Только, раз они не кричат, значит они не нашли господина Гримо. Мордаунт: И через эту дыру, которая сообщается с трюмом, я могу поджечь фитиль не выходя отсюда? Грослоу: Великолепно! Но не спешите поджечь, подождите, пока мы все как следует погрузимся: работа рискованная, дайте мне на нее время. Мордаунт помещает фитиль над бочкой. Мордаунт: Я никому не доверю исполнение моей мести. Не волнуйтесь: пока бортовой колокол не отобьет четверть первого, я не спущусь в трюм. Вы, как только посадите своих людей в лодку, тут же предупредите меня свистом. Грослоу: Это будет сделано быстро. Мордаунт: Мне достаточно минуты, чтобы с вами встретиться, секунду, чтобы перерезать кабель... мы налегаем на весла... и тут... тут все загорается... восхитительный пожар... Это будет великолепный спектакль, не так ли, матушка?( он снимает шляпу и смотрит на небо) Гримо: (узнавая Мордаунта) А! Грослоу: Я бегу сказать своим людям. Мордаунт: Нет, никаких распоряжений, никаких жестов, никакого шума. Не разбудите наших врагов. У вас есть четверть часа... подумайте лучше, что может произойти за эти четверть часа. Грослоу: Не важно. Не будем терять время. ( они выходят за дверь) Мушкетон: Больше ничего не слышно. Кого они собрались убивать? Блезуа: Закричат... Но открывается дверь; они возвращаются. Грослоу: (перед тем, как запереть дверь) А! Моим указаниям последовали. Идем, живее, живее! ( Мордаунту) Спускайтесь в погреб, я поднимусь на мостик. Мордаунт: Свист... Я зажигаю огонь! В то время, как они запирают другую дверь, Гримо встает, бледный и трясущийся. Держа в руках кувшин он начинает толкать доску. Судно начинает двигаться. Мушкетон: ( поднимая доску) Заходите, из здесь нет. Много набрали? Гримо: ( подойдя к свету) О! ( он призывает к молчанию лакеев и поднимается в каюту мушкетеров) Мушкетон: Ну, он принес вино? Гримо наполовину показывается на мостике. ДАртаньян делает движение и просыпается. Гримо: Ш-шш! ДАртаньян: Что еще? Гримо: Порох. ( говорит ему на ухо) ДАртаньян: Это возможно, мой Бог! ( та же игра , что у Гримо) Ужасно! ( на ухо Арамису) Шевалье! Шевалье!( кладет ему руку на плечо) Молчите!.. разбудите Атоса... Арамис будит Атоса тем же способом. Атос: Что такое? Арамис: Молчите! ДАртаньян: ( будит Портоса, который резко вскакивает и начинает говорить, но дАртаньян зажимает ему рот) Друзья, друзья! Знаете ли вы, кто капитан этого барка? Капитан Грослоу! Ш-шш! А знаете ли вы, что находится в этих бочках, которые, как говорилось, полны вина? Смотрите! ( Он берет кувшин из рук Гримо и показывает порох.) А знаете ли вы, наконец, кто человек, который через четверть часа поднесет огонь к этому пороху? Это Мордаунт. Атос: Мордаунт! Нам конец... Арамис: Будем защищаться. Портос: Проклятие, перережем все! ДАртаньян: Молчите, молчите наконец! Если Мордаунт увидит, что он разоблачен, он способен взорвать себя вместе с нами. Не отчаивайтесь, не защищайтесь, не убивайте... С такими врагами, как Мордаунт, не идет речь о чести, дьявол побери! Гримо, подними своих товарищей по малой лестнице. Поглядим! ( он ищет) Вы доверяете мне? Все: О! Говорите! Говорите! ДАртаньян: Так вот, можно избрать только один способ уйти... не шпаги, не изысканные манеры здесь не подходят... Уходим! Портос: Уходим... Но куда? ДАртаньян: ( открывая бортовой люк, через который видно море) Под этим окном их лодка, привязанная за кабель. Атос, Арамис схватывают кабель, мы подтянем шлюпку, мы перережем веревку вашим кинжалом и, таким образом, отделившись от земли мы можем быть уверены, что они вряд ли сумеют нас атаковать. В море! В море! ( он подтаскивает веревочную лестницу, которая спускается до самой воды.) Портос: Очень холодно. ДАртаньян: Проклятие! Скоро здесь будет очень жарко. Наши люди, где они? Гримо, Мушкетон, Базен: Мы здесь! Блезуа: Я умею плавать только в реке. Мушкетон: А я совсем не умею плавать. Портос: Я позабочусь о вас двоих. ( он их хватает за пояс) ДАртаньян: Вперед!.. Вперед! Атос спускается по веревочной лестнице, за ним Арамис, потом все остальные. Судно продолжает плыть.

stella: Сцена 7. Те же, убегающие по лестнице. Грослоу: Время!.. Живо, на лестницы! Голоса людей: Мы здесь! Грослоу: Вы держите кабель? Высаживайтесь...(Он свистит, судно скрывается за кулисами.) Кабель перерезан! Слышен крик отчаяния за кулисами и можно видеть, как в отделении с бочками постепенно поднимается слабый свет по фитилю, который поджег Мордаунт в трюме.

stella: Картина 12. Открытое море. Корабль полностью исчез за кулисами. Театр представляет из себя открытое море, освещенное луной. Посреди сцены лодка, в которой семь человек. Атос заканчивает перерезать кабель кинжалом. Единая сцена. ДАртаньян, Портос, Арамис, Атос, Гримо, Мушкетон, Блезуа, потом Мордаунт в море. ДАртаньян: Друзья, я думаю, что сейчас мы увидим любопытное зрелище. Вдали можно видеть маленький корабль с людьми на мостике. Взрыв на этом месте и яркий свет освещает все море. Арамис: Это великолепно! Портос: Это то, что есть! ДАртаньян: На этот раз мы избавились от этой змеи. Что скажете? Атос: Это ужасно!... Это ужасно! ДАртаньян: Пусть это и ужасно, если вам так хочется, но это утешает... Гребите, друзья мои. Мордаунт: ( в море) Ко мне!.. На помощь! ДАртаньян: Это голос Мордаунта... Снова он... демон! Мордаунт: ( плывет) Сжальтесь! Господа, сжальтесь, во имя неба! Я чувствую, что силы меня покидают. Атос: Несчастный!...Остановитесь, друзья мои! ДАртаньян: Атос, я вам заявляю, что если он приблизится на десять шагов к лодке, я разобью ему голову ударом весла. Мордаунт: ( плывет) Молю, не бросайте меня, господа... молю.. будьте ко мне милосердны... Атос: О! Это рвет мне сердце... ДАртаньян, дАртаньян,.. сын мой... нужно, чтобы он жил! ДАртаньян: Смерть Господня! Почему бы вам не связать себя по рукам и ногам и не отдаться этому негодяю? Самое время для этого. Мордаунт: Господин граф де Ла Фер! Я взываю к вам, я вас умоляю... пожалейте меня! Где вы, господин граф де Ла Фер?.. Я больше не вижу вас... Я умираю... Ко мне!... Ко мне... Атос: ( нагибается и ожидая, протягивает ему руку) Я здесь, сударь... я здесь... примите мою руку и влезайте в нашу лодку. ДАртаньян: Я не могу на это смотреть; такая слабость меня возмущает. Атос: Хорошо! Положите другую руку сюда. (он подставляет ему свое плечо, как вторую точку опоры.) Теперь вы спасены, успокойтесь. Мордаунт: ( в неистовстве)А, мать моя! Я могу тебе принести в жертву только одного, но это будет тот, кого бы ты сама избрала! ДАртаньян испускает крик, Портос поднимает весло, Арамис ищет место, чтобы нанести удар; толчок, полученный лодкой, увлекает Атоса в воду. Портос: О! Атос! Атос! Горе нам, что мы бросили тебя умирать! Арамис: Горе... ДАртаньян: О, да, горе!.. А! Глядите, труп, что там медленно всплывает ...это Мордаунт! Можно заметить на фоне волн труп Мордаунта с кинжалом в груди. Арамис: У него кинжал в сердце. Портос: Пусть поплавает на спине с кинжалом. ДАртаньян: А! Святой Боже! … Это Мордаунт! Портос: Отличный удар! ДАртаньян: А Атос?.. Атос! Где он? Атос: ( появляется, держась за лодку) Я здесь!.. Друзья выказывают радость, втаскивая Атоса обратно в лодку. Арамис: Наконец, Бог сказал свое слово! ДАртаньян: Умер от руки Атоса! Атос: Это не я его убил; это Судьба. ДАртаньян: Не важно, раз он, наконец, мертв. А сейчас,друзья, во Францию! Все: Во Францию! Во Францию!

stella: На этом кончается вторая пьеса по трилогии. Сделаю небольшую передышку и начну третью.

Диана: Пусть это и ужасно, если вам так хочется, но это утешает. такая здоровая и всем понятная реакция Дарта Всем, кроме графа де Ла Фер .

Диана: Эх, жалко, что без Фронды и Рюэйля!

stella: Атоса так и не поняли, даже когда он говорит прямым текстом, что Мордаунта НЕЛЬЗЯ убивать.

stella: Первое представление пьесы А. Дюма" Мушкетеры"( по роману " Двадцать лет спустя") состоялось 27 октября 1845г.в Париже в театре Амбигю-Комик .В вечер премьеры Дюма наблюдал за зрителями, ожидая их реакции. В ложе напротив сидел герцог де Монпансье, 4-й сын короля Луи Филиппа (династия Бурбон- Орлеан) .В жилах герцога текла не только кровь Орлеанов но и кровь Стюартов ( брат короля Луи14 Филипп Орлеанский был женат первым браком на Генриетте Английской, дочери казненного короля Карла1.) Дюма заметил, что когда игралась сцена казни Карла1 ,( одна из самых удачных по его мнению в пьесе) герцог де Монпансье инстинктивно вздрогнул и отвернулся. Растроганный Дюма после представления сказал герцогу, что со следующего вечера эта сцена будет исключена из пьесы. В благодарность, герцог де Монпансье выплатил Дюма компенсацию на которую писатель приобрел Театр-Историк. Констанс1

Орхидея: Теперь понятно. Хотя жаль, что в дальнейшем зрители эту сцену не видели. Очень сильная сцена. Лучший способ быть по-настоящему в безопасности, это бояться, что её нет...

stella: Эх, слова дАртаньяна да в уши всех политиков: может и не лилась бы так кровь.



полная версия страницы