Форум » На самом деле было так » Дюма про Дюма » Ответить

Дюма про Дюма

stella: Не знаю, как лучше сформулировать тему. Дело в том, что я взялась за перевод пьес Дюма. Кажется, буду первой, кто взялся за это дело на Дюмановских форумах и намерена это дело довести до победы. Переводить буду только те три пьесы, которые Дюма сделал по трилогии "Мушкетеров" Прошу не судить слишком строго: я не профессиональный переводчик и мое знание языка далеко от совершенства. Но очень хочется, чтобы все Дюманы смогли прочитать эти три пьесы на русском. Ленчик, Каллантэ, если можно это сделать отдельной темой вообще, было бы не плохо. И название тоже можно придумать другое - я не против, если у кого-то найдется фраза выразительнее. Начинаем с " Юности мушкетеров". Премьера пьесы была 17 февраля 1849 года в " Историческом театре" Написана в содружестве с Огюстом Маке. от переводчика. первые сцены, почти до появления Атоса, переведены на Дюмании участником LS . Поскольку я выкладываю перевод на Дюмасфере и Дюмании одновременно, считаю себя обзанной поблагодарить ее отличный перевод и сокращение моей работы. Начали и дай бог, чтоб сил и времени хватило дойти до финиша.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Диана: Стеллочка, так ведь еще люди придут! Лето, всем некогда! Миледи в мышеловке и одежде, как у Констанции Вот это поворот!

Эжени д'Англарец: А мне просто нечего сказать... кроме того, что это очень интересно) Буду понемногу избавляться от стиля Атоса, так и быть)))

stella: Сцена 5. ДАртаньян, Миледи, Рошфор Миледи: Неужто это не здесь и я ошиблась? И, тем не менее это действительно лавка, она в глубине. Я действительно у господина Бонасье, галантерейщика-бакалейщика, я вижу имя над дверью. Приближаясь к окну: Граф!..Граф!..( показывается Рошфор) Рошфор: Ну, что? Миледи: Ну, я думала, что дом занят нашими людьми, но я никого не вижу. ( ДАртаньян в лавке ударяется о бочку) Миледи: ( отстраняясь от окна) Я ошиблась, здесь кто-то есть. ДАртаньян: Уже вернулись? Миледи: Вернулась? Откуда? ДАртаньян: Это не ее голос! Миледи: Кто вы? ДАртаньян: Но я вам могу задать тот же вопрос, мадам. Только, если вы откажетесь здесь отвечать ( он идет к камину и зажигает свечу)... Рошфор: ( в окне) Я нужен вам? Миледи: Не знаю, но держитесь поблизости ( узнает дАртаньяна) Мой гасконец! (Рошфору) Не о чем не беспокойтесь! ДАртаньян: Миледи! Миледи: Вы не ошибаетесь? ДАртаньян: Не узнать вас, мадам? Ну как вы такое можете говорить, мадам! Миледи: Что-то мне подсказывает, что некий господин дАртаньян, который ухаживал за миледи Винтер , в то же самое время был влюблен в маленькую галантерейщицу по имени мадам Бонасье. ДАртаньян: Влюблен я, Миледи? Я ее увидел сегодня вечером в первый раз. Миледи: Вы ее видели этим вечером? ДАртаньян: О!. Дьявол! Что я сказал? Миледи: Я, тем не менее, считала, что она за милю от безопасности. ДАртаньян: ( в сторону) Она знала о ее аресте! ( Громко) Как бы это сказать... Нет, мадам... Я желаю быть откровенным... Я ее знаю достаточно давно, она из моих краев и сегодня вечером, видя, что она, вот уже три дня как отсутствует, я спустился, чтобы узнать новости о господине Бонасье и увидел, что дом пуст. Я был здесь, я ждал, я был в одиночестве... Наконец, пришли вы и я счастлив! Миледи: вы нашли дом пустым? ДАртаньян: Черт, посмотрите сами... Миледи: Что вы хотели этим сказать? ДАртаньян: И как я уже вам сказал, мадам, я счастлив, очень счастлив! Миледи: Это хорошо, шевалье! Я узнала то, что желала знать. ДАртаньян: А что вы желали знать? Миледи: Я желала знать, насколько глубоки клятвы в любви шевалье дАртаньяна. ДАртаньян: Мадам, во имя неба! Миледи: Я думала, что вы мне окажете любезность думать, что миледи Винтер достаточно уважаема, чтобы не ставить ее на одну арену с мадам Бонасье. Подождите ее возвращения, шевалье...А! Я не считаю вам нужным говорить, что впредь бесполезно появляться безоружным в отеле на Королевской площади. ДАртаньян: Мадам, помилосердствуйте, выслушайте меня!( он преграждает ей путь) Миледи: А я надеялась, что войдя свободно, я свободно и выйду! Рошфор: ( открывая окно) Миледи! Миледи! ДАртаньян: ( оборачиваясь) Мой человек из Менга! А, в этот раз, надеюсь, ты от меня не сбежишь!( он выпрыгивает из окна, слышен его голос, который удаляется) А! Подлец! А! Негодяй! А! Фальшивый дворянин! Рошфор: ( поднимаясь и запрыгивая в окно) Он узнал вас? Миледи: Да!. Но я объяснила ему свое присутствие. Рошфор: Так что можно не опасаться, что он сомневается в мотиве, который нас сюда привел? Миледи: Нисколько! А вы как? Рошфор: Разве вы не видите? Он выскочил едва ли не на голову мне и вынужден был бежать до самой реки, не глядя по сторонам. Странный он! Миледи: Но! Рошфор: Но, пойдем... Похоже, что удар не попал в цель. Миледи: Это еще этот проклятый гасконец, который явился под нашу крышу. Рошфор: Будьте покойны, он ответит за все разом! ( В ту минуту, что в глубине они покидают лавку, можно видеть спускающиеся ноги Планше).

stella: Сцена 6. Планше, ДАртаньян. Планше: ( полностью показываясь сквозь потолок) Господин дАртаньян! Господин дАртаньян! Ну же, где вы, господин дАртаньян? Ах, Боже мой! Боже мой! Уж не обзавелся ли он крыльями, чтобы не выдать себя? ДАртаньян( возвращаясь) Ты не видел его, Планше? Планше: Кого, сударь? ДАртаньян: Его, это воплощение дьявола, который мне все время показывается и с которым я никак не могу встретиться. Планше: Выслушайте меня. Стража вернулась. Они нашли господина Атоса, который был в вашей комнате и увели его с собой. ДАртаньян: Дьявольщина! И он дал это сделать? Планше: Они его приняли за вас. ДАртаньян: Они не узнали его? Планше: Совсем напротив: как только я начал говорить, он приложил палец ко рту; я его понял. ДАртаньян: О, храбрый Атос! Узнаю его. Дверь в глубине открывается

Grand-mere: Стелла пишет: У меня вопрос к оставшимся на форуме: вам интересно то, что я выкладываю? Или не стоит и время тратить? Поскольку реакция идет только от однойДиана , я начала сомневаться в нужности этого перевода на Дюмасфере А про меня забыли?.. Жду и читаю с большим интересом. Очень благодарна переводчице-энтузиастке! Разумеется, выкладывайте дальше, если не трудно! Констанция какая предприимчивая - по простыне спустилась! А про мужа - "дорогой мой человек" - это она всерьез?

stella: Сцена 7. Те же и мадам Бонасье. Мадам Бонасье: Шевалье, Шевалье! Вы еще здесь? ДАртаньян: Мадам Бонасье! Мадам Бонасье: Да! ДАртаньян: Мой Бог, что с вами? Планше! Планше! Мадам Бонасье: Нет-нет, не занимайтесь мной! ДАртаньян: Что произошло? Мадам Бонасье: Я опоздала на полчаса. ДАртаньян: Ну и ?.. Мадам Бонасье: Я пришла слишком поздно; женщина, одетая точно также, как и я, точно с таким платочком, как и этот, предъявила его в доме на улице Вожирар и благодаря этому она получила адрес. ДАртаньян: Женщина, одетая как и вы? Она сюда заходила. Мадам Бонасье: Вы ее видели? Вы говорили с ней? ДАртаньян: Да. Мадам Бонасье: Что с ней стало? ДАртаньян: Демон, которого я преследую вот уже три недели и которого я буду преследовать , если потребуется, всю мою жизнь, скрылся через это окно; я побежал за ним; Я не знаю, что с ней произошло за это время... Но погодите!.. Этот мужчина... Это тот самый, что вас похитил. Мадам Бонасье: О, Боже мой! ДАртаньян: И, сверх того, меня приходили арестовать. Мадам Бонасье: Где это? ДАртаньян: Наверху, у меня. Мадам Бонасье: Вас не нашли? ДАртаньян: Нет, но нашли одного из моих друзей, которого увели вместо меня. Мадам Бонасье: Уходя, они думали, что поймали вас? ДАртаньян: Совершенно верно. Мадам Бонасье: Господин ДАртаньян, нельзя терять ни минуты! ДАртаньян: Приказывайте! Мадам Бонасье: Скажите вашему лакею , чтобы он осмотрел окрестности. ДАртаньян: Планше, ты слышишь? Планше: Бегу, сударь! Мадам Бонасье: Вы пойдете со мной! ДАртаньян: Куда? Мадам Бонасье: Туда, где он прячется... Мой Бог! Мой Бог!Только бы мы успели вовремя! ДАртаньян: Поторопимся. Планше: ( у двери в глубине) Не входите... Когда вам говорят, чтобы вы не входили...

Эжени д'Англарец: Это даже интереснее, чем в романе! Интрига закручивается такая, что дальше некуда!

stella: Это короче, чем в романе! Дюма здорово чувствовал не только, как удержать читателя, но и как заставить смотреть зрителя, замирая от интереса. Я прочла пьесу на одном дыхании, а когда стала переводить, полезли такие нюансы, такие вкусности! Если захотите, я потом могу и фотографии с телефильма выложить.

Диана: Миледи здесь - агент во всей красе. И Констанция тоже Причем, весьма решительный агент, а не бедная жертва. Комментарии Планше

Орхидея: stella, конечно и фотографии выкладывайте. Констанция выглядит ярче книжной. Мне, право, уже начинает казаться, что я её раньше не дооценивала.) Я походу как читаю воображает, как оно всё на сцене выглядит. Действительно, не оторвёшься.))

stella: Я сначала думала, что переведу, а потом все сразу выставлю, но не утерпела: такое только для себя держать- себе дороже.

stella: Сцена 8. Те же и человек, закутанный в плащ. Человек: Да, но Я войду. ( он отстраняет Планше и входит) Планше: Господин! Господин! На помощь! ДАртаньян: Вот тот, кто заплатит за все! Человек: Ты осмелишься, плут? ДАртаньян:( вытаскивая свою шпагу) Сударь, вам сказали, чтобы вы не входили? Человек: А я говорю, что я войду! ДАртаньян: Кто вы? Человек: А вы сами кто? ДАртаньян: Дьявол! Вы пришли это узнать? Человек: Вы этого желаете, наконец?( он сбрасывает свой плащ) Мадам Бонасье: ( узнав его) Отлично!( она бросается между ними и разъединяет шпаги) Милорд! Милорд! ДАртаньян: (делая три шага назад) Сударь, вы?.. Мадам Бонасье: Милорд, герцог Бэкингэм. ( К дАртаньяну) А теперь вы можете всех нас погубить. ДАртаньян: Вы, милорд, здесь? ( к мадам Бонасье) Как такое возможно? Мадам Бонасье: О, я ничего не знаю и не нам милорд станет объяснять это. Бэкингэм: Но все очень просто. На названной мне улице Арфы мне показали носовой платок и сказали, чтобы я ожидал на улице Могильщиков у Люксембурга, у галантерейщика по имени Бонасье.Так как это имя было мне известно, я не возражал и вот я здесь! ДАртаньян: Это так, этот дом и сейчас считают занятым жандармом и его людьми и желают заманить милорда в западню. Милорд, простите меня, что я скрестил свою шпагу с вашей и скажите мне, каким образом я могу услужить Вашей светлости? Бэкингэм: Спасибо! Вы храбрец, вы предлагаете мне свои услуги и я их принимаю. Идите позади нас на двадцать шагов; сопровождайте нас до самого Лувра и, поскольку вы знаете, чьи интересы затронуты здесь, если кто-то будет следить за нами — убейте его. ДАртаньян: Хорошо! Милорд, проходите вперед, я следую за вами.. Бэкингэм: Пойдемте, мадам. ДАртаньян: Планше, предупреди Портоса и Арамиса, чтобы они не ложились спать этой ночью. Планше выходит через окно.

Диана: Да, Бэкингема в мышеловку засунуть в книге не додумались. Какой демократичный лорд: этот дом ему знаком! Получается, он бывал там, при том, что жена там бывала редко, а муж почти всегда. Нескладеха ради краткости?

stella: Диана, у Мэтра хватает ляпов, но есть еще вариант: что-то и я не допоняла при переводе. Хотя, конечно, есть моменты, которые уловить не просто. Бэкингему было известно имя Бонасье( его, по идее, могла ему сообщить Шевретта, или Анна ( якобы) в подложном письме , написанном от имени королевы. А Констанс говорит о муже, как о дорогом человеке, потому что, на тот момент она говорит о муже с незнакомцем. Так что - обычная речь женщины, говорящей о муже.

stella: Картина 6. Комната королевы в Лувре. Сцена 1. Анна Австрийская, Ла Порт. Анна: Что герцог? Ла Порт: Герцог? Анна: От него до сих пор нет известий? Ла Порт: Мы можем их получить только от мадам Бонасье, а с момента, что кардинал велел ее похитить, мы находимся в неизвестности. Анна: Ла Порт! Ла Порт: Мадам! Анна: Мне кажется, что я слышу шаги в потайном коридоре; взгляните, кто это может быть. Сцена 2. Те же и мадам Бонасье. Мадам Бонасье: ( открывая дверь в коридор) Молчание! Анна: А, это ты, Констанс! Мадам Бонасье: Да, мадам... Да... Ваше величество, это я. Анна: Тебя освободили? Мадам Бонасье: Я убежала. Анна: И ты примчалась сюда? Мадам Бонасье: Я там, где мое присутствие необходимо. Анна: Ты видела его? Мадам Бонасье: Ваше величество! Анна: Отвечай быстро... Ты видела его?.. С ним не случилось ничего плохого? Мадам Бонасье: Он здесь. Анна: Здесь... Кто? Мадам Бонасье: Герцог... Анна: Герцог Бэкингэм? Мадам Бонасье: Собственной персоной. Анна: В Лувре!.. У короля... Рядом с кардиналом! Мадам Бонасье: Мадам, он говорит, что раз уж он здесь, он не вернется в Лондон, не повидав вас: что он знает, что письмо было написано не вами; он знает, что его хотели заманить в западню и что он благодарен своим врагам за то, что они дали ему возможность увидеть вас. Анна: Какое безумие! Вернись туда, где он находится...проси, умоляй, прикажи моим именем... ( показывается герцог) скажи ему, что нужно, чтобы он уехал... что я не увижу его, что я не хочу его видеть. Если понадобиться, я расскажу все королю! Сцена 3 Те же и Бэкингем. Бэкингем: О, вы не осмелитесь, мадам! Анна: Герцог!... Ла Порт... с этой стороны!...Констанс - в коридор! (Бэкингему) О, сударь, сударь! Что же вы творите! ( двое слуг удаляются, королева и Бэкингем остаются одни) Сцена 4. Королева, Бэкингем. Бэкингэм: ( становясь на колени) Я преклоняю перед вами колени и говорю вам: Джордж де Вилльерс, герцог де Бэкингем всегда самый послушный и самый почтительный из ваших обожателей. Анна: Герцог, вам известно, что это не я писала вам письмо, не так ли? Бэкингем: Я знаю, что был безумен, когда думал, что снег может растаять, что мрамор способен ожить! Но, чего же вы хотите! Когда любят, считают, что для любви все легко; К тому же, я ничего не потерял от этого путешествия, поскольку я увидел вас! Анна: Вы забываете, милорд, что видя меня вы рискуете жизнью и заставляете меня рисковать своим счастьем; вы увидели меня, чтобы я могла сказать вам, что нас разделяет глубина морей, враждебность наших королевств, святость принесенных клятв: святотатство бороться против всего этого, милорд; вы меня увидели для того, чтобы я могла сказать вам: мы не должны больше видеться... Бэкингем: Мадам, говорите!.. Говорите, королева! Нежность вашего голоса скрадывает суровость ваших слов. Вы говорите о святотатстве: но святотатство разъединять сердца, которые Господь предназначил друг для друга. Анна: Милорд, я никогда не говорила,что я вас люблю. Бэкингем:: Но, в то же время, вы никогда не говорили, что не любите меня. Анна: Милорд! Бэкингем: Это было бы жестокостью, которую вы не совершите... в таком случае, скажите мне, королева, найдете ли вы еще такую любовь, как моя: такую, которую ни время, ни отсутствие, ни отчаяние не смогли погасить. Любовь, которой достаточно ленты... оживающей от случайного взгляда, вырвавшегося слова... Вот уже три года, как я увидел вас в первый раз, мадам и все эти три года я люблю вас все так же. Анна: Герцог! Бэкингем: Хотите, я вам расскажу, как вы были одеты в тот первый раз, когда я вас увидел? Хотите, я вам опишу каждую деталь вашего туалета? Я все еще вижу вас в этом платье из шелка, расшитого золотом, рукава которого, скрепленные алмазными подвесками, падали на ваши прекрасные руки. О! Погодите! Я закрываю глаза и вижу вас такой прекрасной, какой вы были тогда... Я открываю глаза и вижу вас такой, как теперь... то есть, в сто раз прекрасней! Анна: Что за безумие возрождать бесполезную страсть такими воспоминаниями... Бэкингем: А для чего вы хотите чтобы я жил? У меня есть только эти воспоминания... Это мое счастье, мое сокровище, моя надежда. Каждый раз, когда я вас вижу это добавляет еще один алмаз в ларец моего сердца. Это уже четвертый, которому вы дали упасть и который я подобрал; за три года, мадам, я видел вас всего четыре раза; первый: когда я явился для беседы с вами, второй: у герцогини де Шеврез, третий в садах Амьена... Анна: Не говорите мне об этом вечере, милорд! Бэкингем: Это был счатливый и лучезарный вечер в моей жизни... Помните ли вы, как прекрасна была та ночь? Как нежен и ароматен был воздух? Каким синим и разукрашенным звездами было небо? О! В тот раз, как и сейчас, я был с вами наедине; в тот раз вы были готовы рассказать мне все... о вашем одиночестве в жизни, печалях вашего сердца... вдовстве вашей души... Вы опирались на мою руку... взгляните,.. на эту самую... Я чувствовал, склоняясь к вам, как ваши прекрасные волосы касаются моего лица и каждый раз, когда они задевали его я вздрагивал с ног до головы. О! Королева!.. Королева... Вы не знаете, сколько радости заключено в подобных мгновениях. Смотрите! Все мое положение, мое состояние, моя слава... те дни, что мне осталось жить... за подобную ночь, потому что той ночью... О! Мадам!.. Той ночью мадам, вы любили меня! Анна: ( вставая) Но клевета охватила все, что было той ночью. Король, подстрекаемый кардиналом, пришел в ужасную ярость; мадам де Верне была изгнана, Пютанж сослан, мадам де Шеврез впала в немилость, а когда вы захотели вернуться во Францию в качестве посла сам король воспротивился вашему возвращению. Бэкингем: Да, и Франция заплатит войной за отказ своего короля. Анна: Как так? Бэкингем: Я не питаю надежды проникнуть до самого Парижа вооруженной рукой, конечно же, нет! Но эта война может привести к миру... для мира нужен будет посредник... этим посредником буду я... и я вернусь в Париж, я вас увижу. Анна: Но, милорд, подумайте: все эти заверения в любви, которые вы мне дали, преступны. Бэкингем: А! Это потому, что вы меня не любите! Мадам де Шеврез, о которой вы только что говорили, была не так жестока: Холланд любил ее и она ответила на его любовь. Анна: Госпожа де Шеврез не была королевой. Бэкингем: Вы бы любили меня, мадам, если бы не были ею? О! Благодарю вас за эти нежные слова, Мое прекрасное величество, сотни раз благодарю! Анна: О! Вы неправильно поняли! Бэкингем: Я счастлив заблуждаться... посмотрим! Я не имею права заблуждаться насчет жестокости того, кто похитил бы меня. Письмо, которое я получил, не от вас: вы мне сами сказали об этом, оно заманило меня в ловушку и там я должен был расстаться с жизнью. Хотя, погодите... некоторое время назад у меня было предчувствие, что я скоро умру. Анна: О, мой Бог! Бэкингем: Я не говорил этого ранее, мадам, чтобы вас не пугать: не думайте, что меня занимают подобные мечты. Но это слово, которое вы только что произнесли... эта надежда, которую вы мне почти подали... она все оплатит,.. и мою жизнь тоже. Анна: Ну, хорошо... и у меня, герцог, тоже были подобные предчувствия. Я тоже... у меня тоже было видение... и в этом видении я видела вас лежащим,.. окровавленным... раненым. Бэкингем: В левый бок... не так ли? ..ножом. Анна: О, милорд, это так! О! Мой Бог! Но кто вам мог рассказать, что у меня было подобное видение? Я говорила о подобном только с Богом, да и то в своих молитвах!( она встает) Бэкингем: Я больше не могу... ( на коленях) Вы любите меня, мадам, это ясно. Анна: Я вас люблю? Я... Бэкингем: Да, вы! Как Бог может нам посылать одни и те же видения, если вы не любите меня? Могут ли быть у нас одни и те же предчувствия, если две наши сущности не соприкасаются сердцами? Вы меня любите, королева, и вы будете оплакивать меня! Анна: Мой Бог! Боже мой! Вы видите, что это больше, чем я могу вынести... Прошу, герцог, во имя неба, уходите, бегите! Я не знаю, люблю я вас или я вас не люблю... но что я знаю, так это то, что если на вас будет покушение во Франции, если вы умрете во Франции... если я смогу предположить, что ваша любовь ко мне стала причиной вашей смерти... я никогда не утешусь... я знаю, что я сойду с ума. Уходите! Уходите, умоляю вас! Бэкингем: О! Как вы прекрасны сейчас! Как я вас люблю! Как я вас люблю! Анна: Уходите! Уходите и возвращайтесь позднее как посол, возвращайтесь как министр, окруженный гвардейцами, которые вас защитят, слугами, которые преданы вам. И тогда... Тогда, когда я не буду опасаться за ваши дни, я буду счастлива вас увидеть. Бэкингем: Тогда, в знак вашего расположения, дайте мне какую-нибудь вашу вещь, какой-нибудь предмет, который бы мне напоминал о вас,.. о том, что все это не было видением! Что-то, что носили вы и что, в свою очередь, мог бы носить и я: кольцо, колье, цепочку... Анна: А вы уйдете, вы уйдете... если я вам дам то, что вы просите? Бэкингем: Да! Анна: В ту же минуту? Бэкингем: Да. Анна: Вы покинете Францию? Вы вернетесь в Англию? Бэкингем: Да! Клянусь вам!..Клянусь вам! Анна: Подождите, милорд, подождите!( Она выбегает из аппартаментов, Бэкингем ждет ее, неподвижный, с протянутыми руками. Анна появляется, держа в руках шкатулку розового дерева.) Возьмите, милорд, и храните это в память обо мне: Это алмазные подвески, которые были на мне в тот день, когда вы впервые увидели меня и которые даны были мне королем. Бэкингем:( падая на колени) Это все правда, мадам? Анна: Вы мне обещали уйти. Бэкингем: И я сдержу слово! Вашу руку, мадам! Вашу руку и я ухожу! (Анна протягивает ему руку, которую он целует с восторгом). Через три месяца, мадам, я или умру или увижу вас вновь, даже если для этого мне придется перевернуть весь мир. Сцена 5. Те же, ротом мадам Бонасье, потом дАртаньян. Мадам Бонасье: Мадам! Мадам! Анна: Что еще случилось? Мадам Бонасье: За герцогом следили, есть описание его примет, пароль изменен. Анна: Вы слышите, герцог? Бэкингем: Мой бог! Что же делать? ДАртаньян: (поспешно входя) Возьмите этот плащ и эту шляпу, монсеньер и оставьте здесь ваши. Бэкингем: Новый пароль? ДАртаньян: Рошфор и Ла Рошель. Теперь не забудьте, что вы из компании де Тревиля. Бэкингем: Мадам! Анна: Уходите, герцог, уходите!.. Во имя неба, уходите! Мадам Бонасье: Уходите! ДАртаньян: Уходите! ( герцог уходит) Анна:( прислушивается) Молчание! Голос: Кто идет? Бэкингем: ( снаружи) Компании де Тревиля. Рошфор и Ла Рошель. Голос: Проходите! Анна: ( падая в кресло) Он спасен!

Орхидея: У меня возникают подозрения, что Дюма в пьесе ограничится одними подвесками, как поступают в некоторых фильмах.

stella: Картина 7. Кабинет кардинала. Сцена 1. Секретарь, ( кардинал за портьерой) Секретарь: Менсеньор может подождать? Голос за портьерой: Да. Секретарь: Введите заключенного. Сцена 2. Те же и Бонасье между двух гвардейцев. Секретарь: Ваша фамилия, имя, возраст и место проживания. Бонасье: Жак-Мишель Бонасье, сорок один год, галантерейщик-бакалейщик, улица Могильщиков. Секретарь: Вам известно, без сомнения, почему вы в Бастилии? Бонасье: Потому что меня сюда сопроводили, сударь; кроме того, уверяю вас, что я сам никогда... Секретарь: Вы не ответили на мой вопрос или вы сделали вид, что не поняли его. Я у вас спросил, готовы ли вы признаться в преступлении, из-за которого вас препроводили в Бастилию? Бонасье: Преступление, месье? Я совершил преступление? Секретарь: Вы обвиняетесь в самом опасном из всех: государственной измене. Бонасье: Государственной измене? Но как, месье, хотите вы, чтобы бедный галантерейщик, которому противны гугеноты, который опасается испанцев, мог быть обвинен в государственной измене? Секретарь: Господин Бонасье, у вас есть жена? Бонасье: Ай! Да, месье... Дело в том, что у меня была жена... Секретарь: Как это: была? Что вы сделали, если ее больше нет? Бонасье: У меня ее похитили, сударь! Секретарь: А вы знаете, кто осуществил это похищение? Бонасье: Гм! Я подозреваю одного вельможу высокого роста, черноглазого, черноволосого со шрамом на виске. Секретарь: ( обернувшись к портьере) А!...А!.. и его имя? Бонасье: О, что до его имени, то оно мне не известно; но, если я его встречу, я вам обещаю, что его я узнаю среди тысячи лиц. Секретарь: Вы его узнаете среди тысячи, говорите вы? Бонасье: Простите, это сказано... Секретарь: Вы ответили, что вы его узнаете...Это хорошо. Бонасье: Сударь, я не сказал, что я в этом уверен, я сказал, что я так надеюсь.( В это время входит человек и что-то говорит на ухо секретарю) Секретарь: А!.А!. Бонасье: Поглядим, что там еще?... Секретарь: Ваше дело усложнилось. Бонасье: Мое дело? Секретарь: Что вы делали у господина дАртаньяна, вашего соседа, с которым вы долго совещались в течении дня? Бонасье: А да, если это!.. Это правда! Я был у господина дАртаньяна. Секретарь: Какой повод был для этого визита? Бонасье: Я его умолял помочь мне найти мою жену: Я считал, что имею право заявить об этом. Я ошибся, сударь. Секретарь: А что ответил вам господин дАртаньян? Бонасье: Поначалу господин дАртаньян пообещал мне помощь; но очень скоро я увидел, что он меня предал. Секретарь: Вы лжете, сударь! Господин дАртаньян заключил договор с вами. Он прогнал людей из полиции, которые пришли арестовать вашу жену и он ее поддержал во всех ее поисках. Бонасье: ДАртаньян поддержал мою жену? Что вы такое говорите!? Секретарь: К счастью, господин ДАртаньян в наших руках и мы вам устроим очную ставку. Бонасье: А! Честное слово, я этого желаю! Я не буду сердиться, если увижу знакомое лицо. Секретарь: Введите господина дАртаньяна! Бонасье: А! Наконец. Сцена 3 Те же, два гвардейца вводят Атоса. Секретарь: ( Атосу) Господин дАртаньян, заявите, что произошло между вами и этим господином. Бонасье: Но вы мне показываете не господина дАртаньяна! Секретарь: Как, это не господин дАртаньян? Бонасье: Ни в коем случае! Секретарь: Вы его покрываете? Бонасье: Ну, например как? Секретарь: Как зовут этого господина, если не дАртаньян? Бонасье: Я не знаю, как его зовут; спросите его сами.. Секретарь: Как ваше имя? Атос: Атос. Секретарь: Но это не человеческое имя: это название горы. Атос: Это мое имя. Секретарь: И тем ни менее, вы назвались этим именем. Атос: Я? Секретарь: Да, вы! Атос: Это мне сказали: « Это вы господин дАртаньян?» Я ответил: « Вы так считаете?» Мои стражники закричали, что они в этом уверены. Я не стал им возражать: к тому же я мог и ошибиться; я был пьян. Сударь, Вы оскорбляете достоинство правосудия! Атос: Нисколько... Секретарь: Вы — господин дАртаньян! Атос: Вот видите, вы опять это говорите. Бонасье: Но я вам говорю, господин комиссар, что нет оснований сомневаться в этом: господин дАртаньян мой жилец, он мне не платит и именно поэтому я должен его знать. Секретарь: В этом есть смысл. ( посыльный передает ему письмо) Что? Посыльный: Читайте! Секретарь: О! Несчастная! Бонасье: Как! Что вы говорите? Что вы сказали? Я надеюсь, это не о моей жене? Секретарь: Именно о ней! Ваше дело ясное! Идите! Бонасье: ( в отчаянии) А, так! Сударь, будьте любезны мне объяснить, чем ухудшилось мое дело, и что такого совершила моя жена, пока я был в тюрьме? Секретарь: То, что она сделала, было продолжением плана, заключенного между вами, адского плана. Бонасье: Я вас уверяю, господин комиссар, что вы глубоко заблуждаетесь, что я абсолютно ничего не знаю о том, что должна была сделать моя жена, что я никак не причастен к тому, что она делала и, если она натворила каких-то глупостей, я ее отвергаю, я отказываюсь от нее, я ее проклинаю! Атос: А! Если я вам больше не нужен, отправьте меня куда-нибудь; он невыносим, ваш Бонасье! Секретарь: Препроводите заключенных в их камеры! Атос: Тем не менее, если вам нужно посадить под ключ господина дАртаньяна, я не вижу причины, почему нужно меня отправить в тюрьму. Секретарь:( стражникам) Делайте то, что я сказал.

stella: Сцена 4. Те же и кардинал. Кардинал: ( появляясь) Погодите! Все: Монсеньер! Атос: ( кланяясь) Монсеньер... Кардинал: Вы свободны, господин Атос. ( Бонасье) Вы останьтесь. (стражникам). Оставьте нас. ( Атос кланяется. Все выходят со знаками самого глубокого почтения) Бонасье: Что это еще за господин тут? Сцена 5. Кардинал, Бонасье. Кардинал: Вы устроили заговор. Бонасье: Это то, в чем меня уже обвинили, монсеньер; но я вам клянусь, что мне ничего не известно. Кардинал: Вы сговорились с вашей женой, с мадам де Шеврез и с милордом герцогом Бэкингемом. Бонасье: А, действительно, да, монсеньер, да, я слышал, как произносили эти имена. Кардинал: Кому? Бонасье: Мадам Бонасье. Кардинал: По какому случаю? Бонасье: Она говорила, что кардинал Ришелье заманил герцога в Париж, чтобы его погубить и погубить вместе в ним королеву. Кардинал: Она говорила это? Бонасье: Да, монсеньер, но я говорил ей, что это слишком: говорить на такие темы и что его Высокопреосвященство был невиновен... Кардинал: Замолчите! Вы болван! Бонасье: Это справедливо! То же самое мне ответила моя жена, монсеньер. Кардинал: Вам известно, кто похитил вашу жену? Бонасье: Нет, монсеньер. Кардинал: Но, тем не менее, у вас есть подозрения? Бонасье: Да, монсеньер. Но против этих подозрений был господин комиссар и я их больше не имею. Кардинал: Когда вы встречали свою жену в Лувре, она сразу возвращалась прямо к вам в дом? Бонасье: Последнее время нет: у нее почти всегда были дела с торговцами полотном. Кардинал: И где жили эти торговцы полотном? Бонасье:Один — на улице Вожирар, другой — на улице Арфы. Кардинал: Вы заходили вместе с ней? Бонасье: Никогда, монсеньер: я ждал у дверей. Кардинал: А какой предлог она использовала, чтобы зайти одной? Бонасье: Никакой: она говорила мне ждать и я ждал. Кардинал: Вы очень покладистый муж, мой дорогой господин Бонасье. Бонасье: Он назвал меня своим дорогим господином! Все не так плохо! Кардинал: Вы бы узнали двери этих домов? Бонасье: Да! Кардинал: Это хорошо! Кто-нибудь! ( подходит офицер) Отыщите мне Рошфора и если он пришел, пусть тут же явится. Офицер: Граф здесь и он настоятельно просит поговорить с Вашим высокопреосвященством. Бонасье: ( в сторону, ошеломленно) Высокопреосвященство! Ваше высокопреосвященство! Его высокопреосвященство! Кардинал: Пусть он войдет! Бонасье: О, мой Бог! Вы кардинал собственной персоной, монсеньер, великий кардинал!( падает на колени) И я! Милосердия!( он ударяется лбом о паркет) Кардинал: Входите, Рошфор!

Эжени д'Англарец: stella пишет: Рошфор и Ла Рошель. Интересно, это сам граф предложил такой пароль, чтоб никто не догадался? Да, господин Рошфор, от скромности вы не умрете!

stella: Наверное, миледи!



полная версия страницы