Форум » На самом деле было так » Дюма про Дюма » Ответить

Дюма про Дюма

stella: Не знаю, как лучше сформулировать тему. Дело в том, что я взялась за перевод пьес Дюма. Кажется, буду первой, кто взялся за это дело на Дюмановских форумах и намерена это дело довести до победы. Переводить буду только те три пьесы, которые Дюма сделал по трилогии "Мушкетеров" Прошу не судить слишком строго: я не профессиональный переводчик и мое знание языка далеко от совершенства. Но очень хочется, чтобы все Дюманы смогли прочитать эти три пьесы на русском. Ленчик, Каллантэ, если можно это сделать отдельной темой вообще, было бы не плохо. И название тоже можно придумать другое - я не против, если у кого-то найдется фраза выразительнее. Начинаем с " Юности мушкетеров". Премьера пьесы была 17 февраля 1849 года в " Историческом театре" Написана в содружестве с Огюстом Маке. от переводчика. первые сцены, почти до появления Атоса, переведены на Дюмании участником LS . Поскольку я выкладываю перевод на Дюмасфере и Дюмании одновременно, считаю себя обзанной поблагодарить ее отличный перевод и сокращение моей работы. Начали и дай бог, чтоб сил и времени хватило дойти до финиша.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Диана: Бэкингем своим красноречием сбивал с ног и в книге, а уж в пьесе! Атос, как всегда, чудо! Ну и диалог Бонасье и кардинала еще колоритнее, чем в ТМ.

stella: Бэк так красиво и с таким темпераментом объясняется, что прямо завидно Анне!

Орхидея: А она ещё фардыбачит, королева понимаешь ли.

stella: Сцена 6. Те же и Рошфор. Рошфор: Монсеньер! Бонасье: Это он! Кардинал: Кто «он»? Бонасье: Тот, кто похитил мою жену. Кардинал: ( офицеру) Передайте этого человека в руки стражи. Бонасье: Нет, монсеньер, нет, это не он!.. Я ошибся: господин совсем не похож на него!.. Господин достойный человек!.. Кардинал: уведите этого болвана! Бонасье делает жесты отчаяния, пока его уводят.

stella: Сцена 7. Кардинал, Рошфор. Рошфор: Они виделись... Кардинал: Королева и герцог? Рошфор: Да. Кардинал: Где? Рошфор: В Лувре. Кардинал: Кто вам сказал? Рошфор: Мадам де Ланнуа. Кардинал: На нее можно рассчитывать? Рошфор: Она всецело предана Вашему преосвященству. Кардинал: Это хорошо. Мы сражаемся... Постараемся взять реванш. Рошфор: Я на вашей стороне всей душой, монсеньер. Кардинал: Как это произошло? Рошфор: В одиннадцать часов королева была со своими дамами. Она зашла в свой будуар со словами: « Подождите меня». Кардинал: Они виделись именно в будуаре? Рошфор: Да. Кардинал: Кто ее сопровождал? Рошфор: Мадам Бонасье. Кардинал: Сколько времени они оставались вдвоем? Рошфор: Полчаса или около того. Кардинал: После этого королева вернулась? Рошфор: Чтобы взять ларец розового дерева и тут же вышла. Кардинал: А, когда она вернулась позднее, ларец был при ней? Рошфор: Нет. Кардинал: Мадам де Ланнуа знает, что было в этом ларце? Рошфор: Алмазные подвески, подаренные королеве королем. Кардинал: И она отдала их герцогу? Рошфор: Она их ему отдала. Кардинал: Вы уверены в этом, Рошфор? Рошфор: Абсолютно уверен. Кардинал: Хорошо! Хорошо. Еще возможно не все потеряно и возможно все складывается к лучшему. Теперь вы знаете, где укрываются госпожа де Шеврез и герцог Бэкингем? Рошфор: Одна на улице Вожирар, другой — на улице Арфы. Кардинал: Это так. Рошфор: Ваше высокопреосвященство желает, чтобы я велел их арестовать? Кардинал: О, они уже уехали. Рошфор: Не важно! Можно подстраховаться... Кардинал: Я послал Витре во главе десяти человек. Выждите, пока он вернется и держите меня в курсе, что он будет делать. Рошфор: Будьте покойны, монсеньер! Он выходит.

Grand-mere: Не открою Америки, сказав, что Дюма - мастер диалога, но здесь, в пьесе, где диалоги становятся основным средством и характеристики персонажей, и движения сюжета, они просто блистательны. И детали - не просто подвески, а ТЕ САМЫЕ, которые... Стелла, пожалуйста, не подумайте, что я придираюсь, - просто пытаюсь понять, что меня смущает и почему. В этой реплике о "дорогом моем человеке" случайно не" homme" у автора? Тогда бы это могло быть формальным "мой дорогой муж" ("мужчина"), действительно уместным в разговоре с незнакомцем; "дорогой мой человек", да еще с инверсией, усиливающей смысл, мне кажется выражением сердечности, даже интимностью -поэтому сразу захотелось уточнить отношение Констанции к супругу. (Или это срабатывает ассоциация с романом Ю. Германа?..) (В пространство) А еще фотографии обещали...

stella: Grand-mere , умница! Именно муж! Я ведь спешу сильно, у меня нет времени думать особенно долго, к сожалению. Ловлю момент, пока могу этим заниматься. Так что блох ловите: я запросто могу не найти нужного слова. Да и грешна: не умею корпеть над текстом: он сразу у меня становится сухим и скучным. Фотографии я выложу в конце. И линк, где можно посмотреть на французском. ( говорят, есть и с переводом).

stella: Сцена 8. Кардинал, Бонасье. Кардинал: Введите узника. ( входит Бонасье) Вы мне лгали. Бонасье: Я, монсеньер, лгал Вашему высокопреосвященству? Кардинал: Ваша жена, бывая на улице Вожирар и улице Арфы, ходила не к торговцам полотном. Бонасье: Куда же она ходила, Боже мой? Кардинал: Она ходила к герцогине де Шеврез и к герцогу Бэкингему: двум смертельным врагам короля! Бонасье: Да-да, это так. Ваше Высокопреосвященство правы: я неоднократно говорил моей жене, что это странно, что торговцы полотном живут в домах, которые не имеют вывески... и каждый раз моя жена принималась смеяться. А! Монсеньер! Вы действительно кардинал, великий кардинал! Гений, которым восхищается Европа и который...( он бросается к его ногам) Кардинал: ( поразмыслив) Поднимитесь, мой друг! Вы храбрый человек. ( поднимает его) Бонасье: Кардинал коснулся меня рукой... Меня коснулся рукой великий человек! Великий человек назвал меня своим другом! Кардинал: И так как вас несправедливо подозревали, вам полагается компенсация. Вот, примите эту сотню пистолей и простите меня. Бонасье: Чтобы я вас простил, монсеньер? Но вы вольны велеть меня арестовать, вы более чем вольны велеть пытать меня, вы вольны приказать повесить меня! Вы просите прощения у меня, монсеньор? На самом деле вы так не думаете! Кардинал: А теперь прощайте, вернее:до свидания, так как я надеюсь, что мы еще увидимся. Бонасье: О! Как будет угодно монсеньору! (он выходит) Кардинал: До свидания, господин Бонасье, до свидания! Вот безоружный человек, который даст себя убить за меня. А, это вы, Рошфор! Ну, что?

stella: Сцена 9. Кардинал, Рошфор. Рошфор: Ну-с, никого! Они скрылись. Кардинал: Да, одна по дороге в Тур, другой — в Булонь. Мы встретим герцога Бэкингема в Лондоне. Рошфор: Каковы будут приказания Вашего Высокопреосвященства? Кардинал: Ни слова о том, что здесь произошло! Пусть королева остается в совершенной безопасности; пусть она думает, что мы ищем политический заговор. Рошфор: Это все? Кардинал: Вы направитесь к Миледи, вы назначите ей свидание на послезавтра на одиннадцать вечера в кабачке « Красная голубятня», где мы с ней уже дважды встречались. Она будет ждать меня в той же комнате и там она должна приготовиться к путешествию. Запряженный экипаж будет ждать ее у дверей. Рошфор: Да, монсеньер: Кстати, об этом человеке... Кардинал: О каком человеке? Рошфор: Этот болван по имени Бонасье, который только что был у Вашего высокопреосвященства. Я видел, как он выходит сияя и с кошельком в руках, в котором было золото. Кардинал:Я из него сделал то, что из него можно было сделать: шпиона за своей собственной женой. Рошфор: А если мадам де Шеврез возвращается в Париж?

stella: Сцена 10. Те же и король. Король: Как госпожа де Шеврез возвращается в Париж? Она что, уже вернулась? Кардинал: Ваше величество слышали? ( Рошфору): Оставьте нас, но держитесь поблизости. Король: Да, господин кардинал, я слышал... А, мадам де Шеврез покинула Тур невзирая на мои указы? Кардинал: Пять дней назад, сир. Я обязан признать это. Король: Господин кардинал, это то, отчего я бы не хотел страдать впоследствии. Кардинал: Сир, я не находил в этом путешествии ничего предосудительного до той минуты, пока не узнал... Король: Что вы узнали, господин кардинал? Кардинал: Что мадам де Шеврез видела королеву... Король: Они виделись? Кардинал: Да, сир! Король: А! Господин кардинал, это заговор! Кардинал: Да сир! И с этого момента я держу все нити этого заговора; но... Король: Что: но? Кардинал: Но как, если во Франции нет почтения к судьям, поскольку шпага отсекает все вопросы, как, если служба Вашего величества под предлогом, который скрывает любое насилие, любой преступный заговор... Король: Господин кардинал, а в чем моя служба связывает исполнение правосудия? Что случилось? Кардинал: Случилось, сир, поскольку вы вынуждаете меня сказать это; я приказал арестовать на месте содеянного, очевидного правонарушения, обеспеченного всеми доказательствами, посланца герцогини де Шеврез и королевы. И в это время мушкетер или гвардеец, одним словом - военный, явился и помог насильственно прервать действия правосудия, напав со шпагой в руке на достойных людей суда, занятых беспристрастной проверкой дела, которое я намерен был представить Вашему величеству. Король: Так среди моих слуг имеются заговорщики? Кардинал: Спокойствие, сир! Король: Я буду спокоен, когда я буду знать все! А, использовать моих мушкетеров! Использовать моих собственных защитников против меня самого, против моей чести! Посмотрим! ( направляется к аппартаментам королевы) Кардинал: Простите, но куда идет Ваше величество? Король: Куда я иду, черт побери? К королеве. Кардинал: У меня еще есть несколько слов к Вашему величеству. Король: Говорите живее. Кардинал: В то же время, что и герцогиня де Шеврез, в Париже был герцог. Король: Какой герцог? Кардинал: Герцог Бэкингем. Король: Герцог Бэкингем? И что он там делал? Кардинал: Без сомнения, он прибыл, чтобы устроить заговор вместе с испанцами и гугенотами и подготовить эту неподражаемую экспедицию в Ла Рошель. Король: Нет, чтобы устроить заговор против моей чести. Кардинал: Ваше величество говорит мне это после донесений мадам де Ланнуа? Король: Каких донесений? Кардинал: Мадам де Ланнуа должна была сообщить Вашему величеству, что королева уснула очень поздно, а сегодня утром много плакала, когда в одиночестве писала у себя письмо. Король: Она плакала? .. Она писала?.. Но эти письма... эти письма, что она писала... они, должно быть, уже отосланы? Кардинал: Не думаю, сир. Мадам де Ланнуа мне бы об этом сказала. Король: Эти письма... их нужно добыть! Кардинал: О! Сир! Король: А что до этого англичанина, до этого проклятого герцога Бэкингема: почему его не арестовали? Кардинал: Арестовать герцога, арестовать первого министра короля Карла 1? Что подумаюот, сир? Король: Ну, хорошо, вместо того, чтобы его арестовать, поскольку он представляется шпионом, надо было... Кардинал: Надо было? Король: Ничего... Но что он делает? Кардинал: Он скрылся, сир. Он покинул Париж этой ночью. Король: Вы действительно уверены, что они не виделись? Кардинал: О, я считаю, что королева слишком предана Вашему величеству. Король: Ожидая, они переписывались... Она писала, писала и плакала... Господин герцог, повторяю вам, что мне нужны эти письма. Я хочу их! Кардинал: Подобная миссия, сир, затруднительна для любого подданного Вашего величества. Поскольку, когда король говорит: « Я хочу!» королева может сказать: « Я не хочу!» Король: Вот сейчас мы и увидим, подчиниться ли она мне... ( Звонит. Входит привратник.) Объявите королеве, что я прошу ее прийти сюда. Кардинал: Я удаляюсь. Король: Я вас не задерживаю. А, мой канцлер работает в моем большом кабинете... Пригласите его ко мне. ( кардинал на выходе приветствует королеву)

Диана: Да, Ришелье политик. Якобы у него все вытянули и король сам принял решение. А этикет иногда выглядит издевательством. Это тот самый случай.

Grand-mere: Стелла, блохи не беда, будут донимать - повыведем. Я и то подумывала: вот пойдет внук в школу - у Вас вдруг времени не будет хватать?... Не оставляйте перевод, пожалуйста! Так интересно взглянуть на знакомые события и любимых героев чуть-чуть под другим углом зрения.

stella: Grand-mere , переводы не оставлю- обещала же. Меня теперь только паралич или смерть остановят Что до внуков, то пойдет внук в школу или нет - меня это не коснется. Я все равно плохо понимаю его иврит и дочь живет в двух часах езды от меня. Педагог из меня нулевой: меня хватает только на внучку и то - с трудом. И - пока! А выдерживать израильского школьника - так пусть мне 10 тысяч в месяц платят , я не стану. Это стадо маленьких и больших монстров, которых выпустили на свободу.

stella: Сцена 11. Король, Анна Австрийская. Анна: ( в сторону) Бог мой, кардинал... (громко) Ваше величество оказал мне честь, позвав меня. Король: Да , мадам. Анна: Я жду ваших приказаний. Король: Поменьше почтения, мадам и побольше искренности. Почему мадам де Шеврез в Париже? Анна: Небо! Мадам де Шеврез? Я не знаю, сир. Король: Почему вы бодрствовали этой ночью? Анна: ( в сторону) Я чувствую, что умираю. Король: Почему вы плакали? Почему вы писали? Анна: Я вас заверяю... Король: Вы писали! Кому... мадам? Анна: Сир... Король: Это письмо... вы его еще не отослали по адресу... Где оно? Я хочу его. Анна: Ваше величество женились на принцессе моего имени не для того, чтобы сделать из нее рабыню. Король: О, предательница! Я предпочитаю это вашему двуличному почтению. Ваше письмо! Анна: То, что я писала, у меня. Король: То что вы писали находится у вашего короля, у вашего властелина. Вы не желаете мне отдать это письмо? Анна: Поразмыслите, сир!

stella: Сцена 12. Те же и канцлер. Король: А! Входите, господин канцлер. ( к королеве) Мадам, вы отказываетесь? Анна: Да. Король: В последний раз! Это письмо! Анна: Никогда! Король: Господин канцлер, вы первое должностное лицо в моем королевстве, вы разбираетесь в таких преступлениях, как предательство и оскорбление величества... вы зайдете в покои мадам... королевы и сделаете тщательный обыск всех бумаг, которые вы принесете сюда. Анна: Это низость. Король: Ваши ключи, мадам. Анна: Господин канцлер прикажет и донья Эстефания, моя камеристка, даст ключи от моих столов и моих секретеров. Король: Идите. Сударь. Канцлер выходит.

Диана: Мне всегда нравилось, как Анна бунтует. Хотя и жаль ее всегда - толку от короны в этом случае?

stella: Диана , ее бунт не был так уж бесполезен: своего в жизни она добилась: и правила и матерью была настоящей. В отличии от многих своих предшественниц на троне.

stella: Сцена 13. Король, Анна австрийская. Король: О, вы слишком горды, слишком высокомерны, вы знаете, что канцлер ничего не найдет; в конце-концов, ни одному мебельному ящику нельзя доверить письма такого рода. Что вы написали? Анна: Что вы хотите сказать, сударь? Король: Когда я покарал смертью этого предателя, этого мятежника, которого называли маршал дАнкр, доказательства его преступлений искали у его жены, но ни в ее ящиках, ни в ее столах ничего не оказалось. Но, обыскав ее... Анна: Маршальша дАнкр была не более чем маршальша дАнкр: флорентийская авантюристка: вот и все! Но супругу Вашего величества зовут Анна Австрийская и она дочь короля... Самая высокопоставленная принцесса в мире. Король: И в качестве таковой она особенно виновна... С виновными не обращаются бережно...( делает шаг) Это письмо! Анна: Я обращусь к моему брату. Король: У меня есть вооруженные армии, чтобы ему ответить... Письмо! Анна: Я обращусь к чести французских дворян! Король: Подумайте прежде о своей! Это письмо, говорю вам! Вы его храните, вы его прячете здесь, на себе! Дайте его мне! Анна: Сир! Король: Дайте! Или я его возьму! Анна: Я сохраню вам эту честь, я сохраню в себе эту обиду! Хорошо! Да, я писала некое письмо. Король: А, вы признаетесь... Анна: Это письмо ваш канцлер не найдет: как вы и говорили, оно при мне: вы его желаете? Король: Я хочу его! Анна: Вот оно.( падает в кресло) Король: ( с осторожностью вскрывая письмо.) « Мой брат...» ( говорит) Она пишет королю Испании.( пробегает глазами) Планы против кардинала, план войны, союз Испании и Австрии с целью опрокинуть моего министра...

stella: Сцена 14. Те же, и кардинал. Кардинал: Политика, не так ли, сир? Король: Да, герцог, ничего, кроме политики... Ни слова о том, чего я опасался, храни меня Бог! Смотрите! Кардинал: Я был в этом уверен, я уже говорил об этом Вашему величеству. Король: Не важно! Против вас заговор и королева не избежит моего гнева... Кардинал: О! Сир! Королева мне враг, это правда: но не она ли покорная, безупречная супруга? Позвольте мне заступиться за нее... Анна: Что он говорит? Король: Ну, только если она пойдет навстречу первая... Кардинал: Напротив, сир, подайте пример... Вы должны сделать первый шаг, поскольку это вы подозревали королеву, поскольку это вы спровоцировали скандал. Король: Хорошо... И что мне сделать? Кардинал: Что-нибудь, что будет приятно Ее величеству королеве, что нибудь, что будет развлечением и возмещением в то же время. Дайте бал, а точнее: старейшины Парижа в скором времени устраивают праздник и для них будет великой честью принимать Ваши величества. Король: Когда же? Кардинал: Я думаю, через четыре дня, сир. Это будет, мне думается, большой день для города и это будет случай для Ее величества надеть те прекрасные алмазные подвески, что ей подарил король. Анна: ( в сторону) О! Мой Бог! Король: Вы правы, господин герцог, вы правы! Вы согласны, мадам, не так ли? Кардинал: ( тихо, королю) Ваше величество должно настоять, чтобы королева украсила себя подвесками. ( он выходит)

stella: Сцена 15. Король, Анна австрийская. Король: Что он хотел сказать? Не готовит ли он один из тех ужасных сюрпризов, которые он так умеет устраивать?( королеве) Вы не сказали мне, что вы согласны, мадам: вы слышали? Анна: Да, сир, я слышала. Король: Вы появитесь на этом балу, который состоится через четыре дня? Анна: Да. Король: С вашими подвесками? Анна: Да. Король: Я на это рассчитываю, я на это рассчитываю! Прощайте, мадам! ( он уходит) Анна: ( в сторону) Я погибла!



полная версия страницы