Форум » На самом деле было так » Дюма про Дюма » Ответить

Дюма про Дюма

stella: Не знаю, как лучше сформулировать тему. Дело в том, что я взялась за перевод пьес Дюма. Кажется, буду первой, кто взялся за это дело на Дюмановских форумах и намерена это дело довести до победы. Переводить буду только те три пьесы, которые Дюма сделал по трилогии "Мушкетеров" Прошу не судить слишком строго: я не профессиональный переводчик и мое знание языка далеко от совершенства. Но очень хочется, чтобы все Дюманы смогли прочитать эти три пьесы на русском. Ленчик, Каллантэ, если можно это сделать отдельной темой вообще, было бы не плохо. И название тоже можно придумать другое - я не против, если у кого-то найдется фраза выразительнее. Начинаем с " Юности мушкетеров". Премьера пьесы была 17 февраля 1849 года в " Историческом театре" Написана в содружестве с Огюстом Маке. от переводчика. первые сцены, почти до появления Атоса, переведены на Дюмании участником LS . Поскольку я выкладываю перевод на Дюмасфере и Дюмании одновременно, считаю себя обзанной поблагодарить ее отличный перевод и сокращение моей работы. Начали и дай бог, чтоб сил и времени хватило дойти до финиша.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

stella: Сцена 16. Анна Австрийская, мадам Бонасье. Мадам Бонасье: Не могу ли я быть полезна моей королеве? Анна: Ты! Ты? Мадам Бонасье: Я вам предана душой и телом и как ни далеко я отстою от вас, я нашла способ спасти вас. Анна: Меня, преданную со всех сторон, меня проданную, меня погубленную? Мадам Бонасье: Эти подвески, о которых король спрашивал... Анна: Ты знаешь? Мадам Бонасье: Я все слышала. Эти подвески, они заключены в ларце из розового дерева? Анна: Да... Мадам Бонасье: Этот ларец, не его ли увез вчера герцог Бэкингем? Анна: Молчи! Молчи! Молчи! Мадам Бронасье: Надо его вернуть! Анна: Но каким образом? Мадам Бонасье: Нужно кого-то послать к герцогу. Анна: Кого, Мой Бог! Кого? Мадам Бонасье: Вы доверяете мне, мадам? Если вы мне окажете эту честь, моя королева... Я найду гонца. Анна: Сделай это! И ты спасешь мою жизнь, ты спасешь мою честь. Мадам Бонасье: Но герцог не отдаст эти подвески без слова, написанного вашей рукой! Анна: Слово, написанное моей рукой? Это меня застало врасплох... Для меня это развод, монастырь, ссылка! Мадам Бонасье: А для меня это смерть! ( Анна подходит к столу и пока она пишет, мадам Бонасье наблюдает за дверями) Анна: Держи! Мадам Бонасье: Отлично, мадам! Анна: Но твой гонец... Если его арестуют, нападут на него.. Он тогда никогда не приедет вовремя! Мадам Бонасье: Тот, кого я пошлю, мадам, если его остановят - он пройдет, если его атакуют — он убьет. О, вы увидите! Прощайте, мадам, прощайте!

stella: Действие 3. Картина 8. Комната дАртаньяна. Сцена 1. ( Планше, лежа на животе, достает из люка бутылку. Входит Атос) Атос: ( забирая бутылку, которую Планше поставил рядом с собой) Планше, благодарю! Стакан... Планше: А! Господин Атос... Это действительно вы? Бог мой, как я рад вас видеть!. Стакан? Два, если вы пожелаете!.. Вы, наконец, вышли из Бастилии? Атос: Ты это отлично видишь, раз я здесь. Планше: Я, тем ни менее считал, что дверь заперта на ключ. Атос: Ты знаешь, что у каждого из нас есть ключ от обоюдного жилья. Планше: А, это правда. Атос: А твой господин, где он? Планше: А, сударь, я не волнуюсь... Атос: А, ты не волнуешься... Планше: У господина шевалье добрая удача: он ее подправляет. Атос: Он ее подправляет? С кем? Планше: Вы знаете... С это недоброй дамой. Атос: Какой? Планше: Той, которую называют миледи, женщиной с Королевской площади. Атос: Он тебе что-то говорил? Планше: Он сказал мне, что если он не вернется завтра к девяти утра, чтобы я вас предупредил, так же, как господ Портоса и Арамиса и что вы догадаетесь. Атос: А! Черт! Планше: Тише... Слушайте... Атос: Что? Планше: Мне кажется, что я слышу шум на лестнице. Атос: Посмотрим. ДАртаньян ( снаружи и тряся дверь) Планше! Дьявольщина!.. Открой, бездельник! Планше: Иду! Это он... Это господин шевалье! Атос: Что это с ним? ДАртаньян: Тысяча демонов! Планше: За господином кто-то гонится?

stella: Сцена 2. Те же и дАртаньян ДАртаньян: (входит, весь взволнованный) Я ничего не знаю, но закрой все двери. Атос: Ну же, дАртаньян! ДАртаньян: Атос! Вы, мой друг! Наконец вы вырвались из их когтей. Атос: Да, и вы первый, кому я нанес визит. ДАртаньян: Вас привел Господь! Я хотел бежать к вам. Атос: Все же, что произошло? ДАртаньян: Что же все-таки произошло... Планше, посторожи на лестнице и не впускай сюда ни одной живой души. Планше: За исключением женщин... ДАртаньян: Женщин скорее чем кого-либо, дьявол! Атос: А! Кажется наши ухаживания приняли плохой оборот! ДАртаньян: Атос, не смейтесь! О, нет... Во имя небес, не смейтесь! Потому что, клянусь вам моей душой, тут не до смеха! Атос: Действительно, вы так бледны! Вы не ранены? ДАртаньян: Нет, спасибо Господу. Атос: Но что с вами, в конце-концов? ДАртаньян: Я... Я боюсь... Атос: Вы, дАртаньян?.. Вы боитесь? Но что, наконец, произошло? ДАртаньян: Ужасное событие, Атос! Атос: Объяснитесь... Что случилось? ДАртаньян: Случилось то, что миледи заклеймлена цветком лилии . Атос: А!.. Миледи заклймлена... Что вы говорите?.. ДАртаньян: Посмотрим. Ответьте мне... Уверены ли вы, что та, другая, действительно умерла? Атос: Другая? ДАртаньян: Та, о которой вы мне рассказывали позавчера... здесь. Тут, на этом самом месте... Женщина из Берри? ( Атос проводит рукой по лбу) Как она выглядит, миледи? Ее возраст...ее рост, ее приметы? ДАртаньян: Двадцать пять, двадцать шесть лет, скорее маленького роста, нежели высокая, волосы светлые, темные брови, взгляд мрачный, полный молний... Атос: Бледная? ДАртаньян: Бледная. Великолепные плечи и на левом плече рыжеватая лилия... как бы полустертая с помощью притираний. Атос: Вы называли ее англичанкой? ДАртаньян: А ваша, кто она была? Атос: Это правда. Шарлотта Баксон. Как вы узнали? ДАртаньян: Эта женщина заметила, что она мне нравится. Она кокетничала, делала мне авансы. Я был готов принять их, как вдруг, внезапно, ее камеристка воспылала любовью к моей персоне и дала мне понять, что ее госпожа смеется надо мной. Я южанин, гнев ударил мне в голову, я потребовал объяснений и она мне призналась, что миледи назначила свидание у себя некоему господину де Варду. « Я ей отомщу ужасным способом» воскликнул я. Камеристка не в чем не могла мне отказать: я приказал ей провести меня в покои ее хозяйки. Это было не трудно: миледи ждала своего любовника и в комнате не было света. Атос: Не было света? ДАртаньян: Естественно: из-за цветка лилии, черт возьми! Ну... я вошел и мои дела шли чудесно, как вдруг, камеристка, ревнуя и опасаясь, без сомнения, как бы моя месть не стала более нежной, чем я говорил, притворно закричала и внесла свет. Миледи меня узнала, она велела мне уйти, я желал остаться и в борьбе разорвался ее пеньюар. Атос: А, вы увидели плечо? ДАртаньян: Мой друг, заприте меня с разъяренной пантерой, с бешеной львицей, с шипящей змеей; я согласен. Но с этой женщиной, которая меня преследовала с кинжалом в руке... Атос, я могу вам все выразить в двух словах... Даже здесь, рядом с вами, когда я думаю об этом... я боюсь. Атос: Погодите... Что это у вас на пальце? ДАртаньян: Кольцо, которое она мне дала, считая, что я де Вард. Атос: Это кольцо... ДАртаньян: Я его даже не разглядел... Атос: Я его узнаю. Это то самое, что я ей подарил... в вечер нашего бракосочетания. ДАртаньян, это она! ДАртаньян: В таком случае, дорогой Атос, я боюсь, что навлек ужасную месть на нас обоих. Атос: Для меня это не важно! ДАртаньян: Как это : для вас не важно? Атос: Клянусь душой, ДАртаньян, я не дам за свою жизнь и волоса. Но вы очень сильно встревожили меня. Я считал ее мертвой, как и она меня. ДАртаньян: Атос, во всем этом кроется какая-то ужасная тайна... Она готовится к путешествию... Смотрите, я не знаю почему, но у меня есть уверенность, что эта женщина — шпион кардинала. Атос: ( беря свой плащ) Это хорошо. ДАртаньян: Вы меня покидаете? Атос: Она живет на Королевской площади, не так ли? ДАртаньян: Угловой дом слева. Атос: Великолепно! ДАртаньян: Последнее слово: Идя туда, вызовите ко мне Портоса и Арамиса со слугами. Нам надо собрать все наши силы, чтобы встретить врага лицом к лицу. Атос: Хорошо. ДАртаньян: Идите.

Диана: Констанс столь решительна, что убеждает королеву, настаивает на своем - пусть даже для ее блага - и делает ставку на Дарта, как Ришелье - на галантерейщика. В книге дольше завязваются отношения, влюбленная расчитывает на кавалера, тут - агент на уже свою агентуру. Ключи от жилья обоюдного вроде в книге не упоминались? Реплики Планше про "исправление удачи" - какая вольность! И Атос эти суждения слушает и учитывает! Дарт явно не доверяет возможностям Атоса и распоряжается, как сражаться с совершенно, по сути, незнакомым ему врагом! Даже учитывая его предоположение, что миледи - агент кардинала, у него нет инфомации. Слова Атоса, что "тем лучше", подтверждают мои предположения о причинах позднейшего дарования Дарту патента лейтенанта. Атос понял, что это козырь против кардинала, а не в помощь миледи.

stella: Вот и меня поражает, насколько Дюма чувствует законы театрального жанра: такие перестановки, такая игра последовательностями, такое нагнетание действа и при том герои те же и немного другие. Как того требует театр, они решительнее, они меньше думают, все их решения моментальны и точны. Мне было лет 15, когда мне приснился сон: книга о Трех мушкетерах, на обложке были по периметру различные эпизоды из трилогии. Стоило прикоснуться к какому-нибудь из этих рисунков, как он оживал, углублялся, превращался в подобие экрана, на котором разыгрывался фильм. И в то же время я читала саму книгу. И стоило мне дойти до эпизода, о котором мне бы хотелось узнать побольше, как текст сам дополнялся, словно я читала фанфик.( но я о таком и не подозревала в те времена). Просыпаться не хотелось, а проснувшись я долго была как во сне. Нечто подобное со мной происходит и при чтении пьес. . А еще мне очень понравился рассказ дАртаньяна о приключении у миледи. Так Дюма щадит стыдливость публики и учитывает мнение цензуры)))))))) Ну, прямо рассказ Атоса у Шевретты.

Орхидея: Очень выразительно и экспрессивно Людовик 13 и Анна Австрийская объяснялись, если не сказать скандалили. Констанция, ей богу, даже нравиться начала, решительная такая. А вот в эпизоде с д'Артаньяном и миледи мне почему-то упорно не хватает розового в цветочек платьица. Но тут история немного по-другому сложилась. От динамичности действий и диалогов балдею.

stella: Орхидея , платьице, которое было в Жигуновском опусе?

Grand-mere: ( Планше, лежа на животе, достает из трапа бутылку. Входит Атос) Атос: ( забирая бутылку, которую Планше поставил рядом с собой) Планше, благодарю! Стакан... Планше: А! Господин Атос... Это действительно вы? Бог мой, как я рад вас видеть!. Стакан? Два, если вы пожелаете!.. заприте меня с разъяренной пантерой, с бешеной львицей, с шипящей змеей; я согласен. Бесподобно! Стелла, только, наверное, не из трапа, а из люка?.. А мне разговор Констанции с королевой очень напомнил эпизод из фильма Хилькевича.

stella: Grand-mere , а знаете, я теперь вижу во многих экранизациях уши из пьесы. В характерах, в ходе событий, построении эпизодов.

stella: Сцена 3. ДАртаньян, потом мадам Бонасье. ДАртаньян: Уф! Вот это приключения. Без сомнения, это еще не конец! Голос: ( снизу) Господин дАртаньян!.. Господин дАртаньян! ДАртаньян: Не свое ли имя я слышу? ( Снова стук под ногами у дАртаньяна) Голос: Господин дАртаньян! ДАртаньян: ( открывает люк) Кто меня зовет? Голос: Я, мадам Бонасье. Вы один? ДАртаньян: Да. Хотите, чтобы я спустился? Голос: Нет, я поднимусь к вам. В можете меня принять? ДАртаньян: Черт возьми! Голос: Прежде закройте люк. ДАртаньян: ( закрывает люк) Не могу ли я ее принять!.. Я охотно верю, восхитительное создание! Что она не идет, черт побери? (он идет к двери) Планше, дай пройти! Сцена 4. ДАртаньян, мадам Бонасье. Мадам Бонасье: О! Мой Бог, я умираю! Планше: Сударь, еще нужно стоять на страже? ДАртаньян: Более, чем когда-либо, Планше. Мадам Бонасье: Господин дАртаньян... Ах, какое счастье, что я вас встретила... ДАртаньян: Я здесь, мадам. Мадам Бонасье: Вы мне предлагали свои услуги... ДАртаньян: И я их вам предлагаю вновь. Мадам Бонасье: Тем лучше... Потому что я поручилась за вас. ДАртаньян: Перед кем? Мадам Бонасье: Перед королевой. ДАртаньян: И вы хорошо сделали. Я в ее распоряжении, а в особенности в вашем. Мадам Бонасье: Сударь, я вас едва знаю, но я полностью доверяю вам... почему? Я этого не знаю. ДАртаньян: Я это знаю. Это потому что я вас люблю. Мадам Бонасье: Вы мне это говорите... Выслушайте меня: я поклялась перед Богом, что если вы меня предадите, а мои враги меня пощадят, я не буду колебаться, я поклялась... я поклялась, что я убью себя и вы будете виновны в моей смерти. ДАртаньян: Я тоже клянусь перед Богом, я тоже клянусь, мадам, что, если я возьмусь за исполнение распоряжений, которые вы мне дадите, я умру прежде, чем скажу или сделаю что-то, что скомпрометирует того, кого я почитаю или люблю. Мадам Бонасье: Речь идет о том, чтобы уехать немедленно, не теряя ни секунды. ДАртаньян: В какие края? Мадам Бонасье: В Лондон и передать это письмо... ДАртаньян: Кому? Мадам Бонасье: Герцогу де Бэкингему. ДАртаньян: Но мне необходим отпуск от де Тревиля. Мадам Бонасье: Я немедленно иду к нему. Через четверть часа отпуск будет здесь. ДАртаньян: Я еду. Но... по моему возвращению... Мадам Бонасье: По вашему возвращению?.. ДАртаньян: Что сделает госпожа Бонасье для человека, который рисковал для нее жизнью? Госпожа Бонасье: Молчите! ДАртаньян: Как? Мадам Бонасье: Голос моего мужа! ДАртаньян: Будьте покойны, Планше защищает дверь. Что она сделает? Говорите. Мадам Бонасье: Я не могу этого знать, но приходите встретиться с ней туда, где она будет находиться и мы посмотрим. ДАртаньян: Но где она будет? Мадам Бонасье: Вы это спросите у королевы и королева вам скажет: Это будет вашей наградой. Бонасье: ( по другую сторону двери) Но я вам говорю, что я не с господином дАртаньяном желаю говорить, а со своей женой. Мадам Бонасье: Спасайтесь! Я остаюсь. ДАртаньян: ( открывая люк) Сюда! Мадам Бонасье: У вас есть деньги? ДАртаньян: Я знаю, чем их заменить!( целует мадам Бонасье) Мадам Бонасье: Что вы теперь будете делать? ДАртаньян: Я возьму задатки по дороге! Мадам Бонасье: Но вы еще не уехали! (ДАртаньян спускается через люк.) Планше: Как, с вашей женой? Бонасье:( самому себе) Да: знаю, что моя жена у господина дАртаньяна и я желаю с ней говорить; какого черта! Я имею право говорить со своей женой. А, господин Планше, господин Планше! Я вас предупреждаю, что если вы не откроете, я пойду искать ночной караул. Мадам Бонасье: ( открывая дверь). Откройте, наконец, господин Планше:; раз мой муж желает со мной говорить, он поговорит со мной. Сцена 5. Бонасье, мадам Бонасье. Бонасье: Какое счастье! Что вы делаете здесь, мадам? Мадам Бонасье: Жду господина дАртаньяна. Бонасье: ДАртаньяна? Вы ждете господина дАртаньяна? Гм... ГМ... ( оглядывается вокруг себя) Мадам Бонасье: Без сомнения. Вы видите, что его здесь нет. Бонасье: А, его нет здесь. Мадам Бонасье: Черт, но мне так кажется! Бонасье: Это правда: но почему вы ждете господина дАртаньяна? Мадам Бонасье: Господин Бонасье, но вас это не касается. Бонасье: Как это - меня не касается? А кого это должно касаться, спрашиваю я вас? Мадам Бонасье: Это касается людей, которых вы не знаете и с которыми у вас нет дел. Бонасье: ( сжимая руки) Да, не так ли? Это касается герцогини де Шеврез, это касается герцога Бэкингема? Мадам Бонасье: Бог мой, что вы такое говорите? Бонасье: А, мадам, вы не знаете, что я посвящен в ваш заговор? Мадам Бонасье: Чьи имена вы сейчас произнесли... и кто вас просветил? Бонасье: Интриги, не так ли? Всегда интриги... Но теперь я им не поддамся, вашим интригам; господин кардинал для меня все прояснил на этот счет. Мадам Бонасье: Кардинал! Вы видели кардинала? Бонасье: Он призвал меня, мадам! Мадам Бонасье: И вы откликнулись на его приглашение!? Как же вы неосторожны! Бонасье: Я должен сказать, что у меня не было выбора идти или не идти на это приглашение, поскольку я находился между двух стражников. Мадам Бонасье: Так значит, с вами грубо обращались, вам угрожали? Бонасье: Он коснулся меня рукой, он назвал меня своим другом. Слышите, мадам : я друг великого кардинала! Мадам Бонасье: Великий кардинал! Он сделал его своим сторонником! Бонасье: Я очень огорчен, мадам. Но я не знаю никого, кто бы мог сравниться с великим человеком, которому я имею честь служить. Мадам Бонасье: Вы служите кардиналу? Вы не могли сделать более неудачный выбор, как служить партии тех, кто угрожал вашей жене, кто преследует вашу королеву? ( При заключительных строках этой сцены Портос и Арамис в сопровождении своих лакеев осторожно входят и их впускает Планше.) Бонасье: Мадам, королева — коварная испанка и то, что делает кардинал, это хорошо. Мадам Бонасье: А, сударь, я знала вас подлецом, скупцом, болваном... но я не знала, что вы негодяй.. Бонасье: Эй! Что вы говорите! Мадам Бонасье: Я говорю, что вам не удастся, сопровождая меня, шпионить за мной. Бонасье: Это действительно то, что я делал, Мадам Бонасье: Доносить на меня... Бонасье: Это то, что я собираюсь делать. Мадам Бонасье: Как, вы пойдете докладывать кардиналу? Бонасье: Что я вас нашел у дАртаньяна и что вы не пожелали мне объяснить причину, по которой вы пришли к нему... Я более не сомневаюсь, что у вас с ним заговор. Мадам Бонасье: Вы пойдете это сделать? О нет! Невозможно! Бонасье: Именно так, мадам, я иду туда. Мадам Бонасье: О, есть справедливость и Бог не допустит... Бонасье: А, хорошо! Кардинал на короткой ноге с ней и он сделает то, что нужно.

stella: Сцена 6. Те же, Портос, Арамис, лакеи. Портос: Простите, вы храбрый человек, но здесь не пройти. Бонасье: Как, не пройти? Арамис: Это запрет. А вы знаете, что мушкетеры — рабы своих запретов. Бонасье: И кто вам дал этот запрет? Портос: Наш друг дАртаньян. Бонасье: Но его здесь нет, вашего друга дАртаньяна. ДАртаньян: ( просовываясь через люк) Простите, мой милый Бонасье, но вы заблуждаетесь... Я здесь. Бонасье: ДАртаньян... Наполовину у меня, наполовину у себя! Портос: ( со шляпой в руке) Что нужно делать, бригадир? ДАртаньян: Не спускайте глаз с господина Бонасье; он ничем не побрезгует. Заприте его в его собственном погребе и пусть он не выходит до моего возвращения. Планше, Мушкетон и Базен посторожат его. Таков приказ. Бонасье: До вашего возвращения? А когда вы вернетесь? ДАртаньян: ( исчезая) Я и сам толком не знаю! Прощайте! Мадам Бонасье: Это вас научит, сударь, как быть шпионом кардинала.

stella: Картина 9. Таверна « Красная голубятня». Первый и второй этаж. Сцена 1. Миледи пишет на первом этаже. Атос , на первом этаже, хозяин. Атос: ( одетый простым всадником) Но мне кажется, что нет ничего необычного в том, что я вам здесь говорю. Я жду двух моих друзей: мы желаем напиться в компании; мы боимся, что кто-нибудь может нам помешать во время этого почтенного занятия и мы хотим снять у вас эту комнату. Хозяин: Но я вас понял так, что вы имели в виду весь дом, вы слышите? А так как второй этаж уже занят... Атос: Да, женщиной, вы мне уже это говорили; какого черта! Мы достаточно галантны, чтобы не беспокоить даму! Пусть эта дама остается там, где она есть... а мы можем расположиться и в этой комнате. Хозяин: Очень хорошо! Таким образом все уладится, мой Бог! И посредством пистоля... Атос: Вот он. Принесите нам вина. Хозяин: Сколько бутылок? Атос: Столько, сколько пожелаете. Хозяин: ( в сторону) Известное дело. ( он выходит) Атос: Она здесь, я видел, как она входила. Я слышу над собой шаги. Миледи: ( подойдя к окну) Кардинал сказал « в половину одиннадцатого» ( звонят десять) Подождем, он не из тех, кто опаздывает; это я прихожу заранее. Портос: ( подходя снаружи к Атосу )Ш-ш! Атос: Ну? Портос: Арамис подаст сигнал. Атос: Так они подъезжают? Портос: Да! Атос: Отлично! Портос: Теперь вы можете мне сказать... Атос: Ни к чему... Я хочу знать только одну вещь... Портос: Какую? Атос: Каким образом я смогу услышать то, о чем будут говорить на втором этаже. Хозяин: ( входя) Вот вино. Атос: Благодарю. Мы у себя и никто нас не потревожит? Хозяин: Нет: Только одно пожелание. Атос: Какое? Хозяин: Не разжигать огонь в печи. Атос: Это почему? Хозяин: Вы поймете. Я неглупый человек: я использую камень в два приема; печкой я отапливаю первый этаж, трубой — второй этаж. Но вчера труба упала в сумятице, в споре, в драке и, как результат, если вы раззожжете огонь, вы ее удушите дымом. Атос: Кого? Хозяин: Маленькую даму на втором этаже, которая сняла комнату для себя одной. Атос: Для одной себя? Хозяин: И для кавалера, который должен приехать ее навестить. Атос: Ш-ш! Это нас не касается. Хозяин: Браво! Вот ваше вино; если вам не хватит, закажете еще. ( он выходит и в дверях встречает Рошфора)

Диана: Констанс все решительнее. Прям-таки достойный, хотя и честный, противник миледи. Отпуск Дарту обеспечивает она, вернее, королева через нее. В сцене 5 небольшая ошибка stella пишет: А, сударь, я знала вас подлецом, скупцом, болваном... но я не знала, что вы подлец. Запереть Бонасье на все время отсутствия Дарта - это жестоко. Хорошо, что ему есть, что есть Гасконец едет один, а друзья остаются в Париже. Им есть, чем заняться, но его некому подменить, если что. Один гонец.

stella: Диана , исправила. Одиноким дАртаньяном Дюма убивает несколько зайцев Дальше увидите.

Диана: Мб, но Атоса в погребе не будет. В погребе - Бонасье. Вряд ли он там на что-то выдающееся способен

stella: Сцена 2. Те же и Рошфор у двери в глубине. Потом кардинал с двумя гвардейцами. Рошфор: Здесь, друг! Хозяин: Кто там? Рошфор: Эта таверна называется « Красная голубятня»? Хозяин: Вы сами видите... Рошфор: Нет ли у вас на втором этаже дамы, которая ждет кое-кого? Хозяин: Вас? Рошфор: Нет. Хозяин: Ну, и что дальше? Рошфор: Молчите! (он идет вглубь сцены и обращается к кардиналу, который ждет, закутавшись в плащ и в сопрвождении двух гвардейцев). Входите, монсеньер! Кардинал: Она прибыла? Рошфор: Она ждет Ваше высокопреосвященство. Кардинал: Укажите мне дорогу. Хозяин: О! Тут невозможно ошибиться: следуйте по лестнице на внешний балкон, первая дверь слева. Кардинал: Благодарю. ( он поднимается) Рошфор: ( хозяину) В теперь, мой друг, займитесь своими делами. Хозяин: Моими делами? Рошфор: Да. Они должны быть у вас. Идите! Миледи: ( у окна) Входите, монсеньер, сюда! (Атос подслушивает у двери. Арамис стучит в окно слева) Атос: Взгляните, кто стучит в окно, Портос. Арамис: ( снаружи) Я... Арамис. Атос: Откройте, Портос. ( Арамис входит через окно) Портос: Почему вы входите через окно? Арамис: Потому что входить через дверь опасно. Атос: Вы видели главного в группе? Арамис: Да, при свете луны. Он приоткрыл плащ на мгновение, но этого было достаточно. Атос: Это кардинал, не так ли? Арамис: Это кардинал! Портос: О! Атос: А остальные? Арамис: Граф Рошфор и два гвардейца. И так как они уже здесь, я вернулся через окно, а не через дверь, чтобы не быть замеченным ими. Портос: Я понял! И как это не пришло мне в голову самому? Атос: ( прислушиваясь) Портос, поднимите печку и поставьте ее куда пожелаете. Портос: Печку? Атос: Делайте, прошу вас! ( Портос поднимает печь) Миледи: Мы действительно одни, монсеньер, не опасайтесь ничего. Кардинал: Не важно! Не следует предпринимать слишком много предосторожностей! Атос( подслушивая у трубы.) Настоящая органная труба. Арамис: Вы слышите все, о чем они говорят? Атос: Я не пропустил ни слова. Портос: А, понимаю... Вот почему вы мне сказали... Атос: Портос, выпейте это вино или выбросьте бутылки в окно. Портос: Вылить бутылки? Атос: Нужно создать видимость, что мы пьем. Портос: Да, да, да! Кардинал: Присядем, миледи и побеседуем. Атос: Тс-ссс! Миледи: Я слушаю Ваше высокопросвященство. Атос: Этот голос! Кардинал: Вы знаете, насколько важную миссию я вам доверил? Миледи: Да. Но удостойте меня чести дать мне ваши инструкции яснее, монсеньер. Я хочу иметь доказательства вашей доверительности, монсеньер. Атос: Арамис, закройте дверь на задвижку. Кардинал: Вы поедете в Лондон. Миледи: Если вы меня посылаете быть подле герцога Бэкингема : остерегитесь, монсеньер! Это я была той, кто на улице Арфы показал ему платок, который должна была представить ему малышка Бонасье. Он вполне может меня узнать... Кардинал: Не имеет значения. Он ничего не сможет вам сделать, потому что будет знать, что вы посланы от меня. Миледи: А, это поручение, как я поняла - разведка и я могу представиться ему открыто и честно. Кардинал: Честно и открыто... как сейчас. Миледи: Говорите, монсеньер: я следую за списком ваших распоряжений. Арамис: ( Портосу, который откупоривает бутылки) Потише, Портос! Портос: Но Атос мне сказал опустошить бутылки. Вот я их и опустошаю. Кардинал: Вы явитесь к Бэкингему, как мой сторонник. Вы скажете ему, что мне известно обо всех приготовлениях, которые он ведет, но меня война не беспокоит, потому что при первом же его движении я погублю королеву. Миледи: Не считает ли Ваше Высокопреосвященство, что неосмотрительно использовать эту угрозу? Кардинал: Вы скажете ему, что у меня есть доказательства и если он будет знать, что эта война, которую он затевает, будет стоить чести и свободы даме его мечтаний, я вам отвечаю, что он подумает дважды. Миледи: А если он будет упорствовать? Кардинал: Это маловероятно. Миледи: Но это возможно. Кардинал: Если он будет упорствовать? Что ж, тогда я буду уповать на одно из тех событий, которые меняют лицо государства. Миледи: Ваше Высокопреосвященство хочет сказать об ударе ножом Равальяка? Кардинал: Совершенно верно. Миледи: Но не опасается ли Ваше Высокопреосвященство, что казнь Равальяка ужаснула тех, кто настоятельно пытается ему подражать. Кардинал: Всегда, во все времена и во всех странах, в особенности в странах, разделенных религией: таких, как Англия, например, имеются, говорю я, фанатики, которые только и думают о том, как стать жертвой. Миледи: А, Вы думаете, что можно найти подобного человека? Кардинал: Взгляните, действительно, судно, которое вы возьмете в Булони, чтобы добраться до Лондона, торговый шлюп под командой человека такого сорта. Миледи: Вы его знаете как врага милорда? Кардинал: О! У него длинная рука. Миледи: Как его имя? Кардинал: Фельтон. Миледи: А! Кардинал: Этот Фельтон под маской пуританина прячет пламенную душу. Нужно всего лишь найти молодую, красивую, ловкую женщину, чтобы вскружить голову подобному человеку. Миледи: Да... такая женщина найдется? Кардинал: Да, такая женщина, если она вложит кинжал в Жака Клемана или Равальяка в руку подобному фанатику... такая женщина спасет Францию. Миледи: Да, но она окажется сообщницей убийцы. Кардинал: Что нужно, чтобы ее успокоить? Миледи: Я думаю, что ей необходим ордер, который бы ей заранее прощал все, что она посчитает нужным сделать для блага Франции. Кардинал: Теперь главное: найти такую женщину. Миледи: Я нашла ее. Кардинал: Все идет прекрасно: мужчину нашел я, женщину — вы. Миледи: Остается только ордер. Кардинал: Ордер не в таком ли духе? ( пишет ордер). Миледи: Да, а теперь, когда я получила распоряжения монсеньера по поводу его врагов: я хочу сказать врагов Франции, не разрешит ли мне Его высокопреосвященство поговорить о моих собственных? Кардинал: Так у вас есть враги? Миледи: Да, монсеньер, и враги такие, против которых вы можете стать мне опорой и которых я приобрела на службе Вашему Высокопреосвященству. Кардинал: Назовите мне их. Миледи: Прежде всего: эта маленькая интриганка Бонасье. Кардинал: А, королева в чем-то сомневается на ее счет: этой ночью она велела отправить ее в монастырь кармелиток в Бетюне. Миледи: Кармелиток в Бетюне? Кардинал: Вы знаете эти места? Миледи: Я там жила. Другой враг... Кардинал: Так у вас их два? Миледи: Другой хорошо знаком Вашему высокопреосвященству... Это злой гений нас двоих; Это тот, кто при встрече с гвардейцами Вашего высокопреосвященства так опасно ранил де Жюссака... Это то, кто, когда все было готово, чтобы взять герцога Бэкингема в этом доме на улице Могильщиков, вмешался и разогнал агентов Вашего высокопреосвященства, заставив нас потерпеть поражение. Кардинал: А, я знаю, о ком вы изволите говорить. Миледи: Я хочу говорить об этом негодяе дАртаньяне. Кардинал: Он храбрец! Миледи: Ни этого надо в нем опасаться. Кардинал: Но мне необходимы доказательства его связей с Бэкингемом. Миледи: Доказательства? Я найду с десяток. Кардинал: О, тогда не может быть ничего проще: дайте мне эти доказательства и я отправлю его в Бастилию. Миледи: А после? Кардинал: Для тех, кто попадает в Бастилию, нет никаких « после»... Миледи: Монсеньер, давайте меняться: жизнь за жизнь, человек за человека; дайте мне дАртаньяна, а я вам дам Бэкингема. Кардинал: Я не знаю, что вы мне хотите сказать, миледи, но, так как я желаю вам сделать приятное, то вот бумага, о которой вы просили. Миледи: Спасибо, монсеньер. Портос: Вы слышали? Арамис, О, ужасное создание! Атос: Хорошо! Не двигайтесь! Портос: Что? Атос: Оставьте мне посмотреть! Арамис: Вы уходите? Атос: Да, но оставайтесь здесь. Портос: Что вы сможете изменить? Атос: Я изменю все! Арамис: Мы должны продолжать слушать? Атос: Да, если это может вас интересовать. ( он выходит через окно) Кардинал( забирает свой плащ) Мы обо всем договорились, мадам? Миледи: Договорились, монсеньер. Кардинал: У вас почтовая карета? Миледи: Да, в ста шагах отсюда. Кардинал: Подставы готовы на всем протяжении дороги, шлюп капитана Фельтона ждет вас. Если ветер будет попутный, вы прибудете в Лондон завтра вечером. Миледи: Я буду там. Кардинал: Немедленно по прибытии вы меня известите о всех новостях и о том, что вы делали в пути. Миледи: Через кого? Кардинал: Это вас не должно беспокоить: в тот момент, как вам понадобиться гонец, он вам будет предоставлен. Миледи: Как я его узнаю? Кардинал: Он вам скажет: « Ла Рошель» Миледи: И я отвчу? Кардинал: « Портсмут». Миледи: Хорошо. Прощайте, монсеньер! Кардинал: До свидания, мадам. Миледи: ( в свою очередь готовится к отъезду и читает записку.) « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» ( говорит). Без даты... Чудесно! С этим можно быть уверенной в мести и никакой опасности. (В это время Ришелье спускается и встречается со своими людьми, которые его сопровождают. Арамис и Портос остаются на первом этаже).

Диана: Фельтона предлагает кардинал. В отличие от книги, здесь кардинал изначально предполагает, что Бэка убьют. Миледи не послана в никуда без надзора: она обязана докладом гонцу, который уже на месте. Здесь сеть Ришелье показана, а не одна миледи и Рошфор. Арамис через окно входил, я думала, только ДЛС. И в фиках. Мэтр порадовал!

stella: Сцена 3. Атос, Миледи, Арамис, Портос. Атос поднимается на второй этаж и закрывает за собой дверь. Миледи: Кто вы такой и что вам нужно? Атос: Мы наедине. ( он отбрасывает плащ, поднимает шляпу. Миледи делает шаг назад) А, я вижу, что вы меня узнали. Миледи: Граф де Ла Фер! Атос: Да, миледи, граф де Ла Фер собственной персоной специально явился с того света, чтобы иметь удовольствие вас видеть. Присядем же и побеседуем, как говорит господин кардинал. Миледи: ( падает в кресло) О, мой Бог! Атос: Вы демон, посланный на землю? К счастью, люди иногда с Божьей помощью побеждают демона. Вы уже попались мне на моем пути и я думал, что уничтожил вас; но или я ошибся, или Ад воскресил вас... Миледи: Ах... ( она закутывается в свою накидку) Атос: Да, Ад воскресил вас, Ад сделал вас богатой, Ад дал вам другое имя, Ад дал вам другое лицо. Но он не смыл ни грязи с вашей души ни клейма в вашего тела. Миледи: Сударь! ( она встает, Атос продолжает сидеть) Атос: Вы считали меня мертвым, не так ли? Миледи: Так что же что вас привело ко мне? Что вы хотите? Атос: Я хочу сказать, что оставаясь невидимым для ваших глаз, я не терял вас из виду. Миледи: Вы знаете, что я делала? Атос: Не только то, что вы делали, но и то, что вы хотите сделать. Миледи: О! Атос: Вы сомневаетесь? Хорошо, тогда слушайте... Вы перебрались в Англию; покидая Францию, вы вышли замуж за лорда Винтера, барона Кларика. Через два года он скончался... от странной болезни, от которой по всему телу идут синие пятна. После этой смерти вы стали опекуншей вашего сына и наследницей лорда Винтера. После этого вы возвращаетесь во Францию и поступаете на службу к кардиналу. Вы были той, кто привез в Лондон известное письмо королевы, которое должно было заставить милорда Бэкингема приехать в Париж. Вы были той, кто принес на улицу Арфы носовой платок, который должен был заманить герцога в западню; это вы, надеясь принять у себя в комнате графа де Варда, приняли вместо него шевалье дАртаньяна, который еще не знал ваш ужасный секрет, чтобы он убил лорда Винтера, вашего шурина и которому бы наследовал ваш сын; наконец, это вы, та, кто придя в эту комнату и сидя в этом же кресле, в котором вы сидите сейчас, это вы только что дали обещание кардиналу убить герцога Бэкингема взамен на обещание, что кардинал вам позволит убить дАртаньяна. Миледи: Вы сам Сатана. Атос: Может быть, но слушайте хорошенько: убьете вы или не убьете милорда Бэкингема: мне все равно! Я его не знаю и потом он англичанин. Но не троньте пальцем ни единого волоса дАртаньяна, который мой верный друг, которого я люблю и защищаю, не трогайте никого из его близких, или, клянусь памятью моего отца, преступление, которое вы попробуете совершить или вы поручите совершить, будет последним. Миледи: ДАртаньян меня смертельно оскорбил, дАртаньян умрет. Атос: Не повторяйте эту угрозу, мадам! Миледи: Он умрет! Сначала он, потом она! Атос: О, берегитесь! У меня начинается головокружение.( он выхватывает пистолет из-за пояса и хладнокровно) Мадам, вы немедленно отдадите мне бумагу, подписанную кардиналом, или, клянусь душой, я размозжу вам голову. Миледи: Нет! Атос: ( поднимая свой пистолет) У вас есть секунда, чтобы решить. ( Миледи достает бумагу с груди и бросает ее, скрежеща зубами.) Атос: ( разворачивает ее и читает) « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» ( он берет свой плащ и шляпу) А теперь, когда я вырвал у тебя зубы, гадюка, кусайся, если сможешь Миледи: (извиваясь от бешенства) А! ( Атос быстро покидает комнату) Арамис: Какого дьявола эта женщина имеет отношение к Атосу? Портос: Я думаю, это его тетя.

stella: Портос в пьесе дуралей. Зато, Атос знает таки подробности о Винтерах, словно пил с бароном не один раз. И когда он все успел разузнать?

Орхидея: И откуда, однако, у кардинала знакомые протестанты? В пьесе понятно откуда берётся имя Кларик. Но как же тогда баронство Шеффилд? Или оно принадлежит лорду Винтеру, а Кларик второму мужу миледи? Прямо борьба двух агентурных структур. Одни на стороне королевы, другие на стороне кардинала. Диана, окна, как способ входа и выхода, автору явно очень нравятся.) Интеллект Портоса прям жалко, а в книге и прокурорша, и бытовые хитрости. И Портосу, как всегда, ничего толком не объясняют. Стелла пишет: Орхидея , платьице, которое было в Жигуновском опусе? Не помню точно, что было в "Жигуновском опусе". Я имела ввиду вот этот момент ТМ: "Кетти понимала это как нельзя лучше; она мгновенно напялила на него какое-то женское платье в цветочках, широкий капор и накидку..." А потом д'Артаньян в таком прикиде к Атосу явился. Но да, недочёт. Розовый цвет упрямо засел в моём воображении.)



полная версия страницы