Форум » На самом деле было так » Дюма про Дюма (продолжение) » Ответить

Дюма про Дюма (продолжение)

stella: Не знаю, как лучше сформулировать тему. Дело в том, что я взялась за перевод пьес Дюма. Кажется, буду первой, кто взялся за это дело на Дюмановских форумах и намерена это дело довести до победы. Переводить буду только те три пьесы, которые Дюма сделал по трилогии "Мушкетеров" Прошу не судить слишком строго: я не профессиональный переводчик и мое знание языка далеко от совершенства. Но очень хочется, чтобы все Дюманы смогли прочитать эти три пьесы на русском. Ленчик, Каллантэ, если можно это сделать отдельной темой вообще, было бы не плохо. И название тоже можно придумать другое - я не против, если у кого-то найдется фраза выразительнее. Начинаем с " Юности мушкетеров". Премьера пьесы была 17 февраля 1849 года в " Историческом театре" Написана в содружестве с Огюстом Маке. от переводчика. первые сцены, почти до появления Атоса, переведены на Дюмании участником LS . Поскольку я выкладываю перевод на Дюмасфере и Дюмании одновременно, считаю себя обзанной поблагодарить ее отличный перевод и сокращение моей работы. Начали и дай бог, чтоб сил и времени хватило дойти до финиша.

Ответов - 18

stella: Вот теперь все!

Орхидея: Здаётся мне, не случаен образ убегающей лисы. Перекликается с Арамисом.

stella: Вот этот, старательно налегающий на весла Арамис, меня и добил. По сути, этот черствый интриган, глава какого-то непонятного тайного общества, лицо , непонятно вообще какого духовного звания( и духовного ли?) Этот Арамис становится похож на себя только в минуты краха. И бежит он, как та лиса, проскочившая Локмарию насквозь. А меня впечатление, что Дюма так и не простил Арамиса и выразил это именно в пьесе.

Орхидея: Вот, я тоже обратила внимание, что в тексте прямо не говорится, что за могущественную партию Арамис возглавляет. Или, может быть, это тонкости перевода? Вот этот, старательно налегающий на весла Арамис, меня и добил. Знаете, это роману едва ли не противоречит. О книжном Арамисе и вообразить такого не могу. Теперь я соглашаюсь с мнением, что эти пьесы - самостоятельные произведения по мотивам книг. И ещё, жаль, что не развернута линия Атоса и Рауля со всем её драматизмом. Мне её почему-то остро не хватает, хотя в книге особо не увлекала. И Лавальер не выглядела бы такой чистой и благородной.) А так какой-то обстрактный жених, который не пойми какие чувства к ней испытывает. И получается, что в романе Луи и Луизы почти ничего зазорного, сильная взаимная любовь и только. В пьесе несколько иные акценты. И все эти детали могут исказить даже смысл и мораль. Они здесь отличаются. Роман мне представляется куда более глубоким и психологичным произведением. Наверно в том и есть его прелесть. В пьесе в погоне за динамизмом автор теряет тонкости и нюансы, которые в романе почти смакуются. Также, образы одних и тех же героев пьес и книг тоже имеют различия.

stella: Орхидея , абсолютно с вами согласна. Мне, в последних сценах приходилось посматривать в книгу, чтобы убедиться, что я правильно передаю смысл. Книга глубже, тоньше, я бы сказала - благороднее. Но Дюма для пьесы нужна была эффектная линия, тайна. А линия Атос- Рауль мне теперь ближе всего. Точнее, мысли и чувства Атоса. Я его понимаю, и, думаю, теперь его поняла бы и моя дочь, убедившись, что родители подчас видят дальше и глубже.

Grand-mere: СПАСИБО переводчице за огромный бескорыстный труд! За Арамиса я на автора пьесы даже "обиделась": за что уж его так-то, законченным негодяем... И судьба Атоса, как и его сюжетная линия, "провисли"... Согласна с тем анализом, который уже сделала Орхидея.

stella: Grand-mere , из всей четверки я меньше всего люблю Арамиса. Но так, как подал его Дюма в пьесе; я восприняла это почти как личную месть прелату. Но Дюма лихо выкрутился с сюжетом и даже провисшая линия Атос- Рауль указывает, что ждать им больше нечего. А вообще-то, и паршивый текст можно обыграть с блеском, а уж текст Дюма таким не назовешь. А если еще и режиссера бы и актеров! Но вот слова Арамиса о том, что можно рассчитывать на то, что Атос ввяжется с Раулем в заговор: вот вам и " Тайна королевы Анны"

Орхидея: stella пишет:Но вот слова Арамиса о том, что можно рассчитывать на то, что Атос ввяжется с Раулем в этот заговор: вот вам и "Тайна королевы Анны"Откуда только ноги не растут. А ведь, однако, Арамис им такого предложения, всё таки, не сделал. я восприняла почти как личную месть прелату. Было б за что мстить! Сам его таким написал. Ещё у меня остались такие впечатления. Арамис себя ведет местами довольно легкомысленно и прямолинейно. Даже удивило, что он Фуке о подмена сообщает в лоб, не прощупывая почвы. Это как-то на него не похоже. Даже не то что легкомысленно, глупо выглядит такая самонадеянность. И ещё, что-то страшно становится за жизнь Людовика, когда Арамис говорит о том, что предыдущий король отправлен в могилу. В книге почему-то такого жутковатого ощущения не возникает.

stella: В книге есть столько эмоций каждого, что это объясняет и проясняет все поступки, делает их человечными.

Орхидея: По моему мнению из трёх пьес наиболее удачная и пробирающая "Мушкетёры". Собственно, она и была самой первой.

stella: Да, пожалуй соглашусь. " Узник", когда я его " глотала" мне вообще показался поначалу набором цитат. И только при переводе я уловила уже все акценты. Самое забавное, что когда я впервые посмотрела " Юность" , я не поняла, что это пьеса. Страшно разозлилась на режиссера Барма. Только теперь дошло, что это телепостановка пьесы.

Орхидея: Нашла интересный комментарий к пьесе "Мушкетёры". Люди знающие французский, будьте добры, помогите с переводом. Аvant de livre au public ce dramе, emprunte a le seconde partie du roman des Trois Mousquetaires, noun avons du nous preoccuper d'un danger qui nous etait signale par bon nombre d'experiences, la presque impossibilite de transporte avec succes un roman au theatre: cela nous a conduits a rechercher, a raconnaitre et a analyser les elements du succes que le roman parait avoir obtinu. Les quatre principaux personnages representent en deux types et en deux nuance de ces types la pensee et l'execution, l'esprit et la matiere. Athos est la pensee nobile, d'Artagnan la pensee active, Aramis l'egoisme civilise, Portos la force brutale mais soumise. Du conflit de ces quatre narures resulte l'action; de l'union de ces forces resulter pour les quatre hommes une force superieur a toutes les autre. Leurs facultes sont combinees de telle sorte qu'en les isolant deux par deux, Athos devient le d'Artagnan d'Aramis que est reduit au role d'un Porthos , et d'Artagnan est un Atos pour Porthos qui, lui, reste toujours ce qu'il est per rapport a d'Artagnan. Ainsi, malgre l'influence et la variete des evenements , ces hommos reduits a un couple conservent une valeur qui peut les redre parfios superieurs a tout ce qui n'est pas l'autre couple, mais qui n'est plas l'infaillibilite ni la suprematie absolue. Il y avait donc interet a les voir unis d'abord, puis separes, puis rennis; - car de ces peripeties ressortait nettement l'idee du livre. C'est la que noun avons cru devoir saisir le drame, au developpment duquel dix-huit volumes avaient paru necessaires. Le dram ainsi choisi dans le roman, restait la mise en oeuvre. Nous sommes heureux de constater qu'ele se trouve presque complete dans le livre, ce qui, en reciproque, nous a explique pourquoi le roman avait joui de quelque faveur. Un livre dans lequel le drame est confus et incomplet peut valoir par le detail et le style. qui sont la mise en scene d'un roman. Mais tout roman qui renferme un drame saisissant et acheve reussit necessairement, et la mise en scene du theatre, combinee avec celle du livre, en ceptuple la valeur. Notre choix faite, nous primes la resolution de conserver pur et fidele a la scene le dessin des caracteres traces dans le livre. Mais alors noun noun apercumes qu'il faudrait devier un peu de la route jalonnee: car en suivant rigoureusement l'histoire, et le roman liu-meme, nous ne trouvions d'autre figure de femme qu'une rein bien effacee, bien pale, bien insignifiante. Noun ne pouvions representer utilement le Louvre si froid en 1648, si desert, et si plein de la misere royale, seul iteret qui s'attache a la reine dechue. Nous avone sacrifie a la necessate en crayonnant de fantaisie une reine de theatre. Elle ne ressemble pas a madam Henriette de France: nuos le savions en dessinant, et voila notre seule execuse. Nous devons signale maintenant l'une des chances les plus reeles de succes que le roman ait rencontrees en passant sur la scene. C'est l'intelligence, le zele et la conscience des artistes de l'Ambigu. Quelques-uns ont deploye dans leur roles des talens hors ligne, tous ont reussi par le detail et par l'ensemble. M. Melingue a reuni dans la composition du personnage difficile de d'Artagnan l'esprit bouillant de l'aventurier qui cherche et la froide experiens de l'homme qui sait. Il a su etre terrible une fois, amusant toujours; sous l'envellope raileuse et sceptique du Gascon, il a laisse percer avec beaucoup d'art la chaleur d'une ame jeune et devouee: c'etait un grand role que s'est trouve a la taille d'un grand artist. Il fallait pour representer Mordaunt cette pensive attitude, cette parole accentuee, cette cauteleuse circonspection de l'homme qui interroge toujours et ne repond jamais. Il fallait jusqu'a la finnesse d'une nature souple et nerveuse. M. Chilly a ete l'homme et le talent que nous cherchions. Mordaunt, ainsi represente effraie et interesse. Athos est le type de l'intellegence, de la loyaute, de la valeur, de la prudence. Il etait delicat de faire ressortir les cotes sceniques de ce personnage un peu ideal. M. Saint-Ernest, avec une diction irreprochable, une noblesse parfaite de manieres, une chaleur mesuree, un tact exquis, a triomphe des difficultes souvent insurmontables qu'eprouve la fantasie a revetir un corps. N'eut-il pas ete cruel pour nous et facheux pour le succes de l'ouvrage de perdre cette tragique figure, cette noble et seduisante douleur d'Henriette de France, que M-me Emilie Guyon personnifie avec une ame tendrement energique et une sympathique beaute? M. Matis a dignement represente la grande et austere figure de Cromwell. Une scrupuleuse exactitude historique, l'etude si consciencieuse du caractere, ont assure le succes de ce personnage et de l'artiste distingue qui le jouait. Le caractere d'Aramis l'elegant, d'Aramis l'incredule, d'Aramis aux habits brodes d'or et au coeur de diamant, a ete habilement saisi, habilement rendu par M. Baron. M. Verner est le plus spirituellement lourd, le plus ingenieusement obtus qu'on puisse voir dans Porthos, dont le public a pris en faveur la naive faconde et la superbe encolure. Le role si court de Madeleine Torquenne, la pensee intime de d'Artagnan, est devenu important, et nous y comptions, grace a la finesse, a l'esprit et a la malicieuse gaiete de M-lle Hortense Jouve. Noble, chaleureux, poetique, tel est le Charles 1 que M. Lacressonniere nous a represente. Nous lui avions montre le portrait de Van Dyck, il a su l'animr. C'est un role difficile que celui de lord de Winter; Il exige un talent sur, de la tenue, de la conscience. M. Cullier l'a joue en comedien consomme. Tous nos eloges a M. Latouche, pour l'energie et la sensibilite vraie, qu'il a deployees dans la creation du bourreau de Bethune. Le public l'en a remercie avant nous. M-lle Racine, Fort gracieuse sous les habits de l'hotesse, MM. Stainville, Didier, Alexandre, Laure, dan les roles de Groslow, Tom-Lowe, Parry et l'Hotelier de Bethune, nous ont fait regretter que ces roles soient si fort audessous de leur talent. M. Menier a reproduit bien heureusement le melancolique Grimaud. Il est plus difficile qu'on ne croit de dire beaucoup de choses sans parler. M. Laurent, a qui sa franche et entralnante gaiete presage un bel avenir, a trouve moyen de faire rire trentr fois en prononcant les vingt mots du role de Mousqueton. Qu'ils veuillent bien accepter ces lignes moins comme de justes eloges que homme de sinceres remerciments.

stella: Орхидея , на той неделе переведу - раньше просто нет времени. Если кто-то сможет сделать это раньше - не в претензии буду, скажу " спасибо". Эта рецензия, судя по фамилии Барона, на спектакль времен Дюма.

Орхидея: stella, буду очень благодарна, если переведете.

stella: А вот и перевод. Спасибо Орхидея , что она сумела найти эту рецензию. Очень познавательно для читателей. Это кухня авторов. Есть несколько моментов. где я не уверена в переводе. Это касается Арамиса и Атоса. Каюсь, там идиомы, которые я, кажется, не сумела верно передать. Тут явно недостаточное знание языка. Но, надеюсь, все же основной посыл авторов рецензии я донесла. До того, как представить публике эту книгу в виде драмы, позаимствовав вторую часть романа Три мушкетера, мы были сильно озабочены той опасностью, которая подстерегала нас среди многочисленных надежд: это невозможность успешно перенести роман на театральную сцену. Эта опасность сопровождала наши поиски, исследование и анализ составляющих успеха, которых добился роман. Четыре основных персонажа являют из себя два типа и два варианта мышления и действия, духа и материи. Атос — воплощение нобилей( высшего дворянства), д'Артаньян — мышления в действии, Арамис — культурного эгоизма и Портос — укрощенной стихийной силы. Конфликт этих четырех наркотизирует результат действия; из союза этих сил проистекает сверхчеловеческая во всем сила четверки. Их способность к комбинациям заключена в том, что их противостояние друг другу — два на два. Атос разгадывает д'Артаньяна благодаря Арамису, который этим преуменьшает роль Портоса; и д'Артаньян предпочитает Атоса Портосу, который, оставаясь всегда самим собой, возвращается к д''Артаньяну. Не смотря на изменения и действия сюжета, они остаются парой, которая может быть уравновешена только другой парой, которая не обладает превосходством над ними, не имея ни абсолютной непогрешимости, ни главенства. Интерес был в том, чтобы увидеть союз изначально, затем — его распад, а затем — новое объединение; и все это в том случае, когда все эти перипетии достаточно ясно исходят из книги. Это то, что мы посчитали своим долгом ухватить в драме, в развитии которой все 18 томов показались нам необходимыми. Драма, избранная в романе, осталась той же. Мы счастливы отметить, что она почти полностью соответствует книге. Мы же, со своей стороны, должны пояснить, почему роман так неудержимо предпочителен. Если в книге драма может быть смутно и неполно освещена в деталях и в стиле, это будет соответствовать роману. Но, если роман заключает в себе захватывающую драму, ее необходимо успешно завершить, и театральная мизансцена, успешно объединенная с книжной, стократно себя оправдает. Наш выбор был сделан, мы приняли решение сохранить в чистоте и верности сцены, рисующие характеры, ранее созданные в книге. Но едва мы обрисовали интригу, мы рассудили, что по дороге надо расставить вехи: если неукоснительно следовать истории, самому роману, мы не найдем другой такой женской фигуры, кроме, как такой вычеркнутой королевы, такой бледной, такой незначительной. Мы не сможем представить в истинном свете холодный Лувр 1648, такой заброшенный и такой исполненный отверженного королевского величия, единственного, что еще представляет низложенную королеву. Мы принесли в жертву театру необходимость обрисовать фантазию королевы. Она не похожа на м-м Генриетту Французскую, мы знали это при написании, и мы это исполнили. Мы должны обозначить сейчас одну из самых реальных возможностей успеха, который встретит роман, перенесенный на сцену. Это ум, рвение и добросовестность актеров Амбигю. Они развернули во всю ширь свой свой талант как в деталях своих ролей, так и в самом ансамбле. Г-н Мелингю, в роли д'Артаньяна, объединил в сложную композицию бурлящий, ищущий дух авантюриста, с холодными надеждами человека, который знает, чего хочет. Иногда он знает, как предстать ужасным, но всегда оставаться забавным; под покровом насмешника и гасконского скептика он остается уязвимым, с искусством сохраняя жар молодой и преданной души. Это великая роль оказалась по плечу большому актеру. Нужно было представить себе Мордаунта с его пассивностью в поведении, но выраженном в слове, с его двуличной осмотрительностью человека, который всегда только спрашивает, но никогда не отвечает! Такое присуще натуре гибкой и сильной. Г-н Шийи был именно тем талантом, который мы искали. Представленный им Мордаунт ужасает и заинтересовывает. Атос — это типаж, воплощающий ум, верность, доблесть, гордость. Судить о сценических вариантах этого мало идеального персонажа — тема деликатная. Г-н Сент-Эрнест, со своей безупречной дикцией, исключительным благородством манер, умеренным жаром, с чудесным тактом преодолевает препятствия, часто непреодолимые, которые вызваны фантазией, облекающей тело в одежды.(?) Не стало бы преступлением для нас и досадным для успеха спектакля, упустить такую трагическую фигуру, благородную и соблазнительную в своей боли, как Генриетта Французская, в которой м-м Эмилия-Эрнест воплотила душу, исполненную нежной энергии и симпатичную своей красотой. Г-н Матис достойно представил великую и суровую фигуру Кромвеля. Скрупулезная историческая точность, так добросовестно проявленная в изучении его характера, придает уверенности в успехе этого персонажа в исполнении достойного актера. Характер Арамиса в его элегантности, в его недоверчивости, в его одежде, вышитой золотом, в его сердце, твердом, как алмаз. И, ухватив это переодевание, г-н Барон вернулся к нам Арамисом. Г-н Вернэ остроумно тяжеловесен, чего он искусно достигает, разглядывая Портоса, и публика благосклонно принимает наивное краснобайство и высокомерные повадки. Такая маленькая роль Мадлен Тюркен, тайной пассии д'Артаньяна, становится важной, и мы посчитали, что это благодаря тонкости, уму и язвительной веселости м-ль Гортензии Жувэ. Благородный, горячий, поэтичный — таков Карл 1 г-на Лакресоньера. Мы показали ему портрет Ван Дейка и он вдохнул в него жизнь. Очень сложна роль лорда Винтера. Она требует манеры держаться, совестливости. Г-н Клюйе исполняет ее как безупречный комедиант. Все наши похвалы господину Латушу за ту энергию и истинную чувствительность, которые он проявил в создании Бетюнского палача. Публика его благодарила вместе с нами. М-ль Расин, столь грациозная в своем костюме хозяйки гостиницы, господа Станвиль, Дидье, Александр, Лор в ролях Грослоу, Тома Лоу, Парри и трактирщика из Бетюна — мы сожалеем, что эти роли столь незначительны для их таланта. Г-н Менье так счастливо передал меланхолию Гримо. Как много можно сказать без того, чтобы говорить! Г-н Лоран в роли Мушкетона, которому его откровенность и словно исходящая из самого чрева веселость, как предзнаменование прекрасного будущего, находит лучшим способом тридцать раз рассмеяться, произнося двадцать слов. Что может быть лучше, как не полностью согласиться с тем, что эти строки — похвальное слово людям, которым мы выражаем самое сердечное признание.

Grand-mere: Stella, Орхидея,спасибо большое, очень интересно!

Орхидея: stella, огромное спасибо.

Орхидея: Наткнулась у Моруа на такой отзыв Теофиля Готье о пьесе "Мушкетёры": «У нас хватает времени познакомиться с героями, привыкнуть к их повадкам и поверить в их реальность… Пьеса, – добавлял он, – выдержит столько же представлений, сколько номеров газеты занял роман. А это не так уж мало… Успех этой пьесы, – продолжает Готье, – тем более замечателен, что в ней нет и намека на любовь – там нет даже Арисии, чтобы кинуть кость петиметрам. Правда, петиметры никогда не ходят на Бульвары. Притягательная сила пьесы в идеях дружбы и верности – благородных идеях, которые и сами по себе достойны стать содержанием любой драмы. В союзе четырех храбрецов, объединивших свои помыслы, сердца, силу и доблесть, есть нечто трогательное. Эти четыре брата – братья не по крови, а по духу – образовали такую семью, о которой можно только мечтать. Кто в пору доверчивой юности не пытался установить такие же отношения; но – увы! – они распадались при первой же трудности или первом же соперничестве – по вине Ореста ли, Пилада ли, не все ль равно? В этом успех романа и успех пьесы…»



полная версия страницы