Форум » Клуб вдумчивых читателей » Lost in translation » Ответить

Lost in translation

R.K.M.: Не всем из нас, к превеликому сожалению, посчастливилось владеть французским языком настолько, чтобы читать полюбившиеся тексты в оригинале. Ваша покорная слуга, к своему стыду, не исключение. Но здоровое лингвистическое любопытсво, и мягкая форма мушкетёромании, как водится, не позволяют ограничиться только текстовыми данными, предоставляемыми в "родном" русскоязычном переводе. Постулат о том, что всякий перевод суть есть ВСЕГДА - интерпретация оригинального текста, заставил задуматься, а насколько одинаковую трилогию о мушкетёрах читаем мы, англофоны, испанофоны и т.д.? И одинаковую ли? [more]Особенно невесёлым размышлениям способствуют некоторые голливудские экранизации :) [/more] Поскольку являюсь специалистом по английскому языку - ниже предлагаются некоторые результаты поиска смысловых и фактических несоответсвий в "каноническом" русскоязычном переводе (Вальдман, Лившиц, Касанина) и англоязычном переводе "Трёх мушкетёров". К разработке темы приглашаются ВСЕ желающие - имеющие возможность проанализировать переводы и на другие языки. [more]Со своей стороны обязуюсь на досуге покопаться так же и в испаноязычном переводе ТМ. А так же в переводах других частей трилогии.[/more]

Ответов - 98, стр: 1 2 3 4 5 All

Madame de Guiche: Эпилог ДЛС. (Стелла, простите великодушно, если Вы это уже комментировали) – А я, – сказал Атос, – возвращаюсь в Бражелон. Вам известно, мой дорогой д’Артаньян, что я теперь лишь добрый и честный сельский житель. У бедняжки Рауля нет другого состояния, кроме моего. Как приемный отец, я должен позаботиться о его имуществе. Et moi, dit Athos, je retourne à Bragelonne. Vous le savez, mon cher d'Artagnan, je ne suis plus qu'un bon et brave campagnard. Raoul n'a d'autre fortune que ma fortune, pauvre enfant! et il faut que je veille sur elle, puisque je ne suis en quelque sorte qu'un prête-nom. Обращает на себя внимание последнее предложение: et il faut que je veille sur elle, puisque je ne suis en quelque sorte qu'un prête-nom. В моем переводе: мне следует присматривать за ним (моим состоянием), поскольку (раз уж) я всего лишь/некоторым образом подставное лицо. Или даже так: поскольку я не что иное, как своего рода подставное лицо. Перенос с "состояния" Атоса на "имущество" Рауля лексически оправдан во избежание повторов, но вот дальше получается, что Атос открыто признается в отцовстве, причем не кому иному, как д'Артаньяну, словно отвечая теперь на немое любопытство того в начале книги.

stella: Madame de Guiche , я действительно выкладывала в свое время этот перевод. И знаете что интересно? По существующему тогда закону, о котором упоминал Дюма в одном из своих " Путешествий", получается, что только после 50 лет отец имел право передать наследование титула и имени своему сыну. Атосу , в это время, и должно исполниться 50 лет или уже только- только исполнилось. ( Лишнее подтверждение, что он где-то 1599 года рождения. ) И именно поэтому, будучи недовольным поведением сына в " Виконте" он и говорит" ты не доказал, что ты - сын". В переводе стоит-" послушный сын" Получается, что Атос требовал от Рауля - послушания, когда он, по сути требовал от него поведения наследника. Согласитесь, это несколько меняет взгляд на отношения отца и сына и " деспотизм" Атоса.

Madame de Guiche: stella, согласна. Он как раз говорил, что ему 49, если не ошибаюсь. Но удивила эта откровенность Атоса, мол, перед друзьями-то не буду темнить, когда вновь пережили вместе столько. Это в оригинале. А в русском переводе - как принято считать, приемный отец - и нет ко мне вопросов.


stella: Madame de Guiche , вот так бывает от неточных переводов: Атос становится тираном, на него вешают вину за неправильное воспитание сына. А на деле он требовал только одного: чтобы Рауль соответствовал статусу наследника. Он сделал для него невозможное: узаконил бастарда как наследника рода, а наследник выдрючивается со своей любовью.

Madame de Guiche: stella, так весь в папашу!

stella: Наверное, именно исходя из своего печального опыта и требовал от сына невозможного, да не учитывал, что в характере у них обоих излишняя впечатлительность и чрезмерная порядочность.

Ленчик: В данный момент абсолютно не имею доступа к тексту оригинала ТМ, а вопрос встал из серии "Мне вот прям щас надо" (несрочно, но интересно ж). Мне вообще крайне редко снятся сны. Сны мушкетерского содержания вообще из серии практически никогда. И тут вот поди ж ты, приснилось. Но, как всегда "в каждом деле есть облом", и на самом интересном месте ребенок заявил, что я мать-ехидна и пора жрать, но кусок сна завис в памяти. Теперь объясню, почему пишу сюда, а не в тему о снах. Сны мне снятся странно. Без звука. Совсем. Картинка и как бы начитываемый текст. Т.е. впечатление, что я смотрю фильм с невидимыми субтитрами. Короче, просыпаюсь я на всем известной фразе (текста оригинала перед глазами нет, поэтому воспроизвожу как могу) "безукоризненно одетый и, как всегда, подтянутый" и тут меня склинивает вглухую на этом самом "как всегда". Вот почему "как всегда"? Почему? Лично мой мозг аудиенцию у Тревиля всегда воспринимал, как события глазами гасконца. А он этого самого "безукоризненно одетого" первый раз видит. Так почему ж "как всегда"-то? Люди, кто читал на французском, а в оригинале-то как? Тоже "как всегда" есть? Или я не права, и надо просто воспринимать сие, как описание "от лица автора"? В общем, поговорите со мной кто-нить об этом, а то я еще неделю медитировать буду ЗЫ: Если есть очепятки, извиняйте, сижу с нетбуком в темной комнате (деть спит). Клавиатуру не вижу толком, вместо мыши - тачпад. Плюс по мне шхерится слабовменяемый 3х-месячный спаниель и лезет на клаву.

stella: Ленчик , вот! жаль. я рано отключилась вчера. Это вам весь кусок для новой медитации и нового сна. - Mais, de grâce, monsieur, continua Aramis, qui, voyant son capitaine s'apaiser, osait hasarder une prière, de grâce, monsieur, ne dites pas qu'Athos lui-même est blessé : il serait au désespoir que cela parvînt aux oreilles du roi, et comme la blessure est des plus graves, attendu qu'après avoir traversé l'épaule elle pénètre dans la poitrine, il serait à craindre.. Au même instant la portière se souleva, et une tête noble et belle, mais affreusement pâle, parut sous la frange. - Athos ! s'écrièrent les deux mousquetaires. - Athos ! répéta M. de Tréville lui-même. - Vous m'avez mandé, monsieur, dit Athos à M. de Tréville d'une voix affaiblie mais parfaitement calme, vous m'avez demandé, à ce que m'ont dit nos camarades, et je m'empresse de me rendre à vos ordres ; voilà, monsieur, que me voulez-vous ? Et à ces mots le mousquetaire, en tenue irréprochable, sanglé comme de coutume, entra d'un pas ferme dans le cabinet. M. de Tréville, ému jusqu'au fond du coeur de cette preuve de courage, se précipita vers lui. - J'étais en train de dire à ces messieurs, ajouta-t-il, que je défends à mes mousquetaires d'exposer leurs jours sans nécessité, car les braves gens sont bien chers au roi, et le roi sait que ses mousquetaires sont les plus braves gens de la terre. Votre main, Athos. Et sans attendre que le nouveau venu répondît de lui-même à cette preuve d'affection, M. de Tréville lui saisissait la main droite et la serrait de toutes ses forces, sans s'apercevoir qu'Athos, quel que fût son empire sur lui- même, laissait échapper un mouvement de douleur et pâlissait encore, ce que l'on aurait pu croire impossible. La porte était restée entrouverte, tant l'arrivée d'Athos, dont, malgré le secret gardé, la blessure était connue de tous, avait produit de sensation. Un brouhaha de satisfaction accueillit les derniers mots du capitaine, et deux ou trois têtes, entraînées par l'enthousiasme, apparurent par les ouvertures de la tapisserie. Sans doute M. de Tréville allait réprimer par de vives paroles cette infraction aux lois de l'étiquette, lorsqu'il sentit tout à coup la main d'Athos se crisper dans la sienne, et qu'en portant les yeux sur lui, il s'aperçut qu'il allait s'évanouir. Au même instant, Athos, qui avait rassemblé toutes ses forces pour lutter contre la douleur, vaincu enfin par elle, tomba sur le parquet comme s'il fût mort. - Un chirurgien ! cria M. de Tréville. Le mien, celui du roi, le meilleur ! Un chirurgien ! ou, sangdieu ! mon brave Athos va trépasser.

stella: Ленчик , а если это sanglé comme de coutume, перевести, как подтянутый, как положено? То есть, он пришел , одетый. ка требовал обычай у солдат и рана - не причина ходить в расхристанном виде. А еще - это указание, что рука- не на перевязи. А вот вам с Калантэ, как медикам, вопрос: а при таком ранении руку надо брать на перевязь? Дюма не зря с приятелем в свое время немало интересовались медициной и такие моменты могли быть им известны.

Калантэ: stella пишет: а при таком ранении руку надо брать на перевязь? - строго говоря, мы точно-то ведь не знаем, какое - такое это ранение. Только приблизительно. Но по-любому несколько мышц повреждено (не зря же он шпагу в левой руке держал), а значит, когда рука свободная - это больно. Когда на перевязи - так мышцы более-менее в покое. И заживать лучше будет. Ленчик, э?

stella: Заживать , может, и будет лучше, только наш Атос самолюбив: пусть и знают все вокруг про драку и его рану. а он ничем это подтверждать не станет! Вопреки сплетне, он явился в таком виде, словно ничего не произошло: внешний вид- по уставу.

S.m.: Уважаемое сообщество, кто имеет "Двадцать лет спустя" в оригинале, подскажите, пожалуйста, правильно ли в русском переводе приведено название улицы и таверны, в которой остановилась четверка в Лондоне в 1649 году? А то терзают смутные сомнения... – А вы найдете вашего знакомого? – спросил Арамис. – О, конечно! Он жил на улице Грин-Холл, Бедфордская таверна. Я могу ходить по Лондону с закрытыми глазами. В современном Лондоне такой улицы нет; но для того чтобы искать на старых картах, нужно знать, не было ли здесь ошибки или опечатки. Дополнительный ориентир: улица и таверна - в Сити. На другой день утром, подойдя к окну, выходившему на один из самых людных кварталов Сити, Атос услышал, как провозглашали парламентский билль о том, что бывший король Карл I предается суду по обвинению в измене и злоупотреблении властью.

stella: S.m. , оно? Mais retrouverez-vous votre homme ? dit Aramis. - Oh ! certainement, il demeurait Green-Hall street, Bedford's Tavern ; d'ailleurs j'irais dans la cité les yeux fermés.

S.m.: Stella, спасибо, оно)). Что ж, написание правильное, осталось найти улицу на картах 17 в. (до пожара) - или в противном случае предположить, что мэтр выдумал и улицу, и таверну.

stella: S.m. , Дюма писал, что все, что касается местности он не может описать, если сам там не бывал. Но картами он пользовался, это точно.

Ленчик: Ага! Я знал, я знал! Спасиб! Переводчики скосячили со смыслом. Как я и подозревала. Касательно руки на перевязи соглашусь во первых с Калантэ - мы не знаем точных повреждений. Со Стеллой соглашусь тоже - при должной степени упертости (а оная упертость, подозреваю, присутствует в количестве) вполне реально какое-то время побегать без руки на перевязи почти при любом раскладе. Кстати, шпагу в левую руку у Дешо Атос таки взял не сразу.

stella: Мало того, что взял не сразу шпагу, так еще и дрался правой, пока по-новой не ранили! Прирожденный самоистязатель.

stella: - Anne de Bueil, murmura le blessé. - Это говорит умирающий бетюнский палач. Анна де Бюэй.( Можно прочитать и как Бэйль, при желании). Nous demandons, dit Athos, Charlotte Backson, qui s'est appelée d'abord la comtesse de La Fère, puis ensuite lady de Winter, baronne de Scheffield. - Нам нужна= сказал Атос,- Шарлотта Баксон, которая прежде звалась графиней де Ла Фер, потом леди Винтер, баронесса Шеффилд. Интересно, что девичье имя Миледи в оригинале ТМ я не нашла вообще, оно только и произносится палачом на исповеди. А Атос перечисляет ее имена только в браке и то, которое было означено в приговоре на высылку в колонии. И еще интересно: откуда, из какого первоисточника, стала она де Брей? Из-за какой опечатки все эти разночтения?



полная версия страницы