Форум » Клуб вдумчивых читателей » Сокровища кардинала Мазарини. Обсуждение книги Антона Маркова » Ответить

Сокровища кардинала Мазарини. Обсуждение книги Антона Маркова

Джулия: НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ Ну вот, мои цепкие ручки добрались до произведения г-на Маркова. Я не пожалела денег и купила книгу, о которой давно слышала. Года четыре тому назад благодаря любезности Treville целая группа мушкетероманов имела возможность ознакомиться со сценарием очередной, финальной части саги о мушкетерах. Тогда сама мысль о возможности воплотить сценарий на экране вызывала улыбку. Да, хотелось. Но все мы люди взрослые и понимаем, что кино просто так не снимается. Нужны огромные деньги. Честно говорю – в сценарии не было и половины того, что я теперь нашла в книге. Был сценарий как сценарий – это вообще жанр крайне специфический. Когда начались съемки фильма, лично мне стало как-то не по себе. Но я надеялась. Надеюсь и до сих пор, несмотря на то, что шедевр г-на Маркова уже прочитан весьма внимательно. Ибо фильм и книга, как известно, часто никак не стыкуются. Из всех известных мне попыток написать книгу по сценарию удачной нельзя признать ни одну. По сценарию может выйти весьма приличная компьютерная игра. Но книга – нет. Если честно, мне искренне жаль бедного Антона Маркова, милого мальчика, который теперь будет козлом отпущения. Ибо ему вообще не стоило связываться с уважаемым режиссером Г.Э. Юнгвальд-Хилькевичем. Конечно, автор книги «Сокровища кардинала Мазарини» А. Марков и идейный вдохновитель проекта в целом Г.Э. Юнгвальд-Хилькевич сразу оговорились: да, господа, вы имеете дело с нашим замыслом. Дюма здесь ни при чем. Ну, раз авторский замысел по мотивам Дюма – мы получили экранизированный фанфик. Экранизацию обсуждать пока нечего, ее никто не видел. А книга – вот она. Раз она издана – мы имеем полное право ее обсуждать. Что отметила я? Задумок, примерно равных по масштабу той, что воплотил Антон Марков, у каждого из нас рождается по сотне в день. Но, к счастью для человечества, большинство этих задумок умирает тут же – под тихое и слегка удивленное хихиканье аффтара: «Не, ну как моя умная голова могла выдумать такую муть/дурь/нелепицу?!». Задумка этого уровня, воплотившаяся в текст и показанная паре самых близких друзей, обычно тоже долго не живет. Во время разбора накопившихся бумажных завалов каждый из нас хотя бы раз в жизни отправлял свое творение в ведро для мусора. Поорвав на мелкие клочки. Потому как – стыдно. Хорошо. Допустим, вы работали на заказ, сделали то, о чем вас попросили (наспех!) и согласились поставить свое имя на обложке. Заказчик шесть месяцев или около того трепал вам нервы и требовал максимального соответствия литературного текста и сценария, издательство требовало выдерживать сроки, вы были ограничены ЧУЖОЙ волей. Ваши творческие крылья были подрезаны до основания. Вы даже могли с самого начала осознавать, что ваша левая пятка выдала очевидную халтуру. За которую получит от читателей не только она, но и все тело, включая голову. Но издать книгу, в которой 447 страниц, БЕЗ ЛИТЕРАТУРНОЙ РЕДАКТУРЫ?! Ребята, да я сама нынче утром обалдела! Три раза проглядывала чуть не под лупой выходные данные - вдруг понапрасну обижу людей? Выпускающий редактор. Художественный редактор. Технолог. Операторы компьютерной верстки. Корректоры. И ВСЕ!!! Результаты труда всех людей, чьи специальности я только что перечислила, очевиден. Но корректура – это совершенно иной процесс. Литературного редактора нет! И пометки «Книга издана в авторской редакции» тоже нет! Осознав это, я уже не удивляюсь тому, что творится внутри. Что там? Море ляпов чисто стилистических, которые вызывают здоровый смех даже у тех, кто Дюма не любит. Разваливающийся на куски сюжет. Персонажи, которые похожи на картонных кукол и к Дюма не имеют никакого отношения, кроме имен. Достаточное количество глупых пафосных кусков. Несколько интересных идей, которые напрочь убиты авторским воплощением. Штампованные фразы и суждения. Знаете, я почувствовала невольную гордость за тех авторов, которые выставляют свои фики здесь. Девчонки, мы – гениальные. Без шуток. Ибо если «Вагриус», солидное издательство с именем, принял в печать творение Маркова, то мы имеем полное право открывать дверь в издательства пинком. Для того, чтобы вы поняли, о чем я, рискну нарушить закон об авторских и смежных правах и выложить на форум ДЛЯ НЕКОММЕРЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ первую главу. Хотя бы несколько отрывков. Остальные «перлы» уйдут в тему про нелепости в фанфиках. Читайте. Те, у кого есть весь текст книги, или те, кто хотя бы видел ее – добро пожаловать в эту тему для обсуждения.

Ответов - 454, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 All

Джулия: Глава I. О том, как один таинственный перстень привел в движение тысяч людей Перстень лежал за притолокой. Из-за этой пустяковой на первый взгляд вещицы десятки непоследних людей Франции вынуждены были тратить свою бесценную жизнь на тонкое плетение интриг, которых периодически лишало смысла веское слово молодого Людовика Четырнадцатого. Но если бы кто-то из этих людей осознал, что его дипломатические упражнения всего лишь маленькое звено цепи, в центре которой лежал перстень, способный изменить жизнь любого из них, он бы удесятерил свои усилия. Перстень лежал в убогом трактире на дороге из Кале в Париж. Его грандиозное путешествие за притолоку началось в тот момент, когда Анна Австрийская решила показать сокровища тамплиеров своему не то чтобы фавориту, но поверенному в некоторые части ее сердца кардиналу Мазарини. Мазарини был уже не юн и привык видеть сокровища. Он, равнодушно приподняв брови, скользил взглядом по камням, подвескам, кольцам, старинным монетам и не понимал, почему из-за них так инквизиторски обошлись с тамплиерами. Но едва он увидел невзрачный на вид перстень, обрамленный отяжеленным временем золотом, он тотчас узнал его. О нем маленькому Джулио Мазарини рассказывала мама. А потом лет через двадцать Папа, в смысле Римский, показал рисунок таинственного перстня. Его видели на пальце главы ордена тамплиеров Жака де Моле за день до ареста. Куда потом пропал перстень, ходили только слухи. За несколько веков слухи обросли легендами и стали походить на правду, как Людовик Четырнадцатый на Людовика Тринадцатого. Различные слухи о его рождении давно переворошили постельное белье королевы-матери, правда, очень осторожные. Ведь за них грозила потеря головы, причем настолько быстрая, что можно было не успеть произнести «Pater noster». Единственное, в чем все соглашались, что Людовик Четырнадцатый был похож на мать. Пальцы Мазарини задрожали, когда он взял перстень, но держал он его так, чтобы наивная Анна ничего не заподозрила. Джулио разглядывал старинную монограмму на внутренней стороне, светло-серый матовый камень, внутри которого что-то загадочно мерцало, и беззвучно охал всем телом. Он как будто снова попал в воспоминания своей юности, когда свет какого-нибудь алмаза брызгал ему в глаза и вызывал алчное сердцебиение. Наконец Мазарини успокоился и как бы разочарованно положил перстень на место. Но все-таки тайком оглянулся на него, чтобы еще раз увидеть… Сквозь перстень проступал какой-то мягкий и завораживающий свет. Это был он – перстень бессмертия. Его свет ворвался в увядающую душу Мазарини и поселился надолго, словно мотив уличной песенки, которую, раз услышав, невозможно было забыть, и она играла в голове снова и снова. С этого момента Мазарини понял, что он уже не фаворит королевы. Скорее королева его фаворитка. Мазарини решил перепрятать хранимые в подвалах дворца сокровища тамплиеров. Во благо Франции, разумеется. И вместе с перстнем. Он убедил Анну, что хранить такое богатство во дворце в такое неспокойное время, когда даже пэры Франции фрондируют стоя в оппозиции к короне, все равно что кинуть голодной собаке кость: она непременно явится за мясом. Слухами земля полнится, а алчности пэрам не занимать. Кто-кто, а уж Мазарини мог бы многое поведать об алчности человеческой, но предпочел ограничиться намеком. И Анна Австрийская согласилась с этим и дала согласие Мазарини на перевозку сокровищ. Так началось путешествие перстня за притолоку.

Джулия: Но на беду Джулио, как и на беду многих богатых людей, в одиночку такие дела не решаются. Ему пришлось привлечь помощников. Отобрав самых верных из своих слуг, он с их помощью отвез сокровища в свое дальнее поместье. Но среди верных слуг один оказался не совсем верным. Даже совсем неверным, потому что состоял в могущественном ордене иезуитов. Этот слуга застал миг, когда Мазарини достал перстень из шкатулки и прятал его в потайном кармане своей мантии. Но и этого мига было достаточно слуге-иезуиту, чтобы разглядеть светло-серый матовый камень. А вскоре слуга изчез из окружения кардинала. Зато в Париже появился генерал ордена иезуитов - испанский герцог д`Арамеда. Мазарини тотчас связал исчезновение одного с появлением другого и понял, что наслаждаться перстнем ему осталось недолго, если... Если, конечно, он не предпримет мер. При ближайшем рассмотрении герцог д`Аламеда оказался Ваннским епископом, к тому же аббатом д`Эрбле, а проще говоря. Арамисом, которого сопровождал совсем не испанский барон дю Валлон, что прозвище в мушкетерском полку эпохи де Тревиля было Портос. И Мазарини возрадовался. Правда, опять ненадолго. Дело в том, что Арамиса, епископа Ваннского, или аббата д`Эрбле, как подданного Людовика можно было немедленно арестовать вместе с Портосом за поддержку мятежника Фуке. Но с герцогом д`Аламеда, подданным испанского короля, приходилось считаться и соблюдать правила бескровного этикета, а Портос внезапно исчез из поля зрения кардинала. Мазарини оставалось только наблюдать за Арамисом и ждать, когда тот совершит какую-нибудь маленькую ошибку. А, как известно, именно маленькие ошибки часто становятся роковыми. Но испанский герцог французского образца был безупречен. Д`Аламеда вошел в придворные круги тихо и незаметно, словно привычный шелест листвы поутру, однако уже скоро оплел кардинала толпой соглядатаев. Начал он безобидно: с театра де Мольера. Зайдя за кулисы после спектакля, главный иезуит рассказал актеру и комедиографу историю об одном лицемерном духовнике по имени Тартюф. Мольер хохотал так, что через месяц состоялась премьера комедии о ханже Тартюфе, наделавшая много шуму в Париже. На премьере д`Аламеда познакомился с несколькими фрейлинами, и те внезапно стали ходить к нему на исповедь. А исповедь граничит с передачей сплетен и слухов, особенно если умело использовать это слово - "исповедь", о чем Джулио Мазарини знал по собственному опыту, и, значит, д`Аламеда оказался в курсе всей потаенной жизни двора. Затем герцог, до этого лишь представленный королеве-матери, посетил Анну Австрийскую, и это уже выглядело естественным. Они беседовали о чем-то полчаса, после чего королева-мать неожиданно отправилась в поместье герцога де Лонгвиля к своему крестнику - юному Анри. дальше продолжать, или переходим на какое-то другое место из текста?

Джоанна: Шутки шутками, а отсутствием литературной редактуры автора-новичка и вправду крупно подставили.

Лал: Какой кошмар! Это за каким же "длинным рублем" бежал автор, что не удосужился хотя бы самостоятельно просмотреть издаваему книгу? В таком виде ее страшно и просто знакомым показывать. И да, я теперь безмерно сочувствую литературным редакторам. Риторический вопрос - Что надо сделать, чтобы из этого получилась конфетка? Оказаться новым Дюма?

Джоанна: Лал пишет: Это за каким же "длинным рублем" бежал автор, что не удосужился хотя бы самостоятельно просмотреть издаваему книгу? Он-то смотрел. И гордился. За ним надо было смотреть. Для новичка практически невозможно самостоятельно дать объективную оценку своему "творению", разве что через длительный промежуток времени.

Джулия: Джоанна пишет: Шутки шутками, а отсутствием литературной редактуры автора-новичка и вправду крупно подставили. Разумеется. Но почему так могло получиться? Текст без литературной корректуры, проскочивший в солидном издательстве - это нонсенс. Может, издательство так показало, что они к этому заказу никакого отношения не имеют? Что книгу просто спонсоры навязали и оплатили срочный тираж? Читать редактору было некогда? Лал, это самое начало. И далеко не самый страшный фрагмент. Просьба у меня ко всем форумчанам. Люди, у кого есть Марков, сканер, файнридер и немного свободного времени - киньте пару страниц текста в эту тему, а? Жутко некогда пальчиками набирать, как я это делаю...

Джоанна: Джулия пишет: Но почему так могло получиться? Я около года проработала редактором в одном из крупнейших издательств России. Некоторые из моих коллег откровенно, внаглую занимали следующую позицию: "За отечественными авторами я ничего править не буду. Если не умеют по-русски писать, это их проблемы". За попытки втолковать, что это еще и проблемы 10 000 читателей (ибо именно таким был средний тираж), я зачислялась в штрейкбрехеры. В конце концов мои нервы сдали, и я сбежала в издательство, где редакторы работают, а не выглядывают из курилки только в дни зарплаты.

Джулия: Джоанна, я проработала в маленьком издательстве - два года. И знаю, что когда текст выходил без правки - у меня всегда кошки на душе скребли. Ибо моя голова хорошо, но чужой взгляд всегда выявит недостатки. Знаю, что пишу достаточно чисто. Но и у меня огрехи есть - а как же! Неудачные фразы, неправильное применение значения слова, вечные "одеть" и "надеть"... Это если не касаться сюжета. Вот сейчас книжку делаю: от начала до конца мой проект. Сама буду вести его через все стадии - от написания текста до ворот типографии. Через художественного редактора, через верстку... и, естественно, САМА буду искать толкового редактора. Это ж МОЯ книга. И я готова заплатить часть своего гонорара человеку, который вычистит текст. А то получится не пойми что. Ну как можно было, а? Парень что - настоять не мог? Или гением себя мнил?

Джоанна: Джулия пишет: Парень что - настоять не мог? Или гением себя мнил? Как насчет гения, не знаю, но, судя по интервью, он был уверен, что у него все получилось хорошо. Кроме того, он рассказывал, что редактура как таковая была: на редкость дотошный редактор выверял всевозможные детали, даже выяснял, точно ли во Франции в указанное время года распускаются те цветы, которые Марков называл в тексте. Но это же НЕ литературное редактирование! Более того, даже если автор уверен, что его текст безупречен, и не хочет, чтобы правили его стиль, настоящий, толковый редактор должен сражаться за необходимость правки и настаивать на этом.

Джулия: Джоанна пишет: Как насчет гения, не знаю, но, судя по интервью, он был уверен, что у него все получилось хорошо. МАМА РОДНАЯ!!! Не, тогда точно дело стоит того, чтобы по косточкам разобрать весь текст. Ибо здесь ситуация официально изданной книги. *уходит, бормоча под нос нечто невнятное и горестное*

Лал: Джоанна пишет: Он-то смотрел. И гордился. За ним надо было смотреть. Для новичка практически невозможно самостоятельно дать объективную оценку своему "творению", разве что через длительный промежуток времени. Не верю! Или не так - Не хочу верить. Я все понимаю - самомнение, гордость, гордыня, желание отличиться, заработать и много прочих вкусных "вещей"... Но, Боже мой! Ляпы очевидны и бесспорны. С первого взгляда! Не надо читать десять раз, не надо сидеть с лупой и вылавливать огрехи, ничего подобного! Сам текст корявый. По другому и не скажешь. Напоминает черновой набросок. Даже не вариант, нуждающийся в чужой редактуре, а именно - набросок. Который сам автор должен был бы прочитать, раз десять переписать, дополнить, урезать, расширить, облагородить и только тогда отдавать в чужие руки - редактировать. Только тогда не стыдно было бы отдавать редактировать. ИМХО. Каким бы он не был новичком, но коли взялся за "перо", то, скорее всего, думающий и читающий человек. А как думающий и читающий человек может не видеть что его творение просто-напросто коряво - не знаю. Попросил бы других почитать и дать рецензию! Да не друзей, что ли. Джоанна пишет: Более того, даже если автор уверен, что его текст безупречен, и не хочет, чтобы правили его стиль, настоящий, толковый редактор должен сражаться за необходимость правки и настаивать на этом. Или прописать крупными буквами - авторский текст. Как предупреждение. Вполне естественно, когда такие тексты просто гуляют по рукам, по интернету и ни на что особо не претендуют. Так, для души, для удовольствия, для себя писалось. Но издавать? В таком виде... Случайно встретила бы в сети сей отрывок, так никогда бы не подумала, что это книга

Джоанна: Лал пишет: Или прописать крупными буквами - авторский текст. Как предупреждение. ППКС. В ряде случаев это представляется единственным более или менее достойным выходом из ситуации.

Лейтенант Чижик: Джулия пишет: Люди, у кого есть Марков, сканер, файнридер и немного свободного времени - киньте пару страниц текста в эту тему, а? Кому-то я отправляла свою любимую главу про миледь с переводной татушкой... У самой сейчас нет даже русской раскладки на клавиатуре

Sfortuna: Джулия пишет: При ближайшем рассмотрении герцог д`Аламеда оказался Ваннским епископом, к тому же аббатом д`Эрбле, а проще говоря. Арамисом, которого сопровождал совсем не испанский барон дю Валлон, что прозвище в мушкетерском полку эпохи де Тревиля было Портос. И *мрачно идет хоронить трупик логики* Джулия пишет: О нем маленькому Джулио Мазарини рассказывала мама. А потом лет через двадцать Папа, в смысле Римский Все, это точно мой фаворит среди перлов:)))))))))))))))

Джулия: Sfortuna пишет: Все, это точно мой фаворит среди перлов:))))))))))))))) Не торопитесь, там еще много вкусного. Вот вам то, что теперь цитирую я. Про шапочку. - Там... там, - засвистел шепотом Мазарини. Там, за притолокой, лежал перстень бессмертия. И надо было всего-то достать его и надеть на палец умирающего кардинала. Смерть была так же близка, как и бессмертие. -...за притолокой... лежит, - говорил Джулио. Но его ресь была уже непонятна. Дама склонилась над умирающим и, быстро проведя руками по рясе, но так, чтобы не запачкаться, вынула из-за подкладки капюшона малиновую кардинальскую шапочку, положила ее в потайной карман юбки и стала спокойно спускаться по лестнице. Мазарини попытался рассмотреть ее лицо, но это было невозможно. - Шапочку оставьте, - сказал он тяжким шепотом. Это были последние слова Мазарини. Шапочка навела меня на определенные мысли. Недаром тех, кто учится журналистике, разделяют на две группы. Есть "печатники", а есть "теле-и радио". Специфика совершенно разная, и подача материала разная. Так вот Марков - "телевизионщик". Иного и быть не могло: книга-то по сценарию. Главное - картинка. А какой язык - не так важно.

Arabella: Джулия пишет: Так вот Марков - "телевизионщик". Иного и быть не могло: книга-то по сценарию. Главное - картинка. А какой язык - не так важно. Согласна. Вся книга написана именно таким языком, словно бы сценарий. Только расширенный. Правда иногда, имхо, автора "заносило" и он начинал писать "красиво" (городить уйму эпитетов и сравнений, на полстраницы). п.с. насчет сканирования книги. постараюсь. я еще детский "шедевр" до конца не выложила.

Anna de Montauban: Джулия пишет: При ближайшем рассмотрении герцог д`Аламеда оказался Ваннским епископом, к тому же аббатом д`Эрбле, а проще говоря. Арамисом, которого сопровождал совсем не испанский барон дю Валлон, что прозвище в мушкетерском полку эпохи де Тревиля было Портос. И Мазарини возрадовался. Правда, опять ненадолго. Дело в том, что Арамиса, епископа Ваннского, или аббата д`Эрбле, как подданного Людовика можно было немедленно арестовать вместе с Портосом за поддержку мятежника Фуке. Но с герцогом д`Аламеда, подданным испанского короля, приходилось считаться и соблюдать правила бескровного этикета, а Портос внезапно исчез из поля зрения кардинала. Мазарини оставалось только наблюдать за Арамисом и ждать, когда тот совершит какую-нибудь маленькую ошибку. А, как известно, именно маленькие ошибки часто становятся роковыми. А... это-то как получилось??? И, как я понимаю, никакого обоснования тому, почему Арамис стал герцогом д'Аламеда еще даже до смерти Мазарини? Ну и "Папа, в смысле, Римский" - это шедевр. А стиль-то, стиль!.. Что-то мне даже и не смешно.

Джоанна: Arabella пишет: Правда иногда, имхо, автора "заносило" и он начинал писать "красиво" (городить уйму эпитетов и сравнений, на полстраницы). Точно, типичная ошибка при стилизации, совершаемая новичками: "навороченные" конструкции, изобилующие причастными оборотами, нагромождение сложноподчиненных предложений, фразы, которые приходится читать несколько раз, потому что к концу их уже забываешь, о чем, собственно говоря, шла речь в начале.

Джулия: Очередной фрагмент. Атос получает письмо от Арамиса. ...Но вместо того, чтобы начать чтение вслух, Атос резко побледнел, внимательно вглядываясь в письмо, словно впитывая его содержание всем своим существом. Выражение лица графа смертельно испугало Рауля. Он видел отца в минуты смертельной опасности, когда глаза словно заострялись сталью, а щеки становились мраморными. Он знал выражение, когда дело касалось чести, в это мгновение Атос начинал смотреть в одну точку, а глаза его становились бездонными, пока лицо не озарялось признаком вдохновения. Но ни разу сын не видел трагического взгляда отца, когда любая мысль останавливается и есть только покорность перед наступающим роком. Атос держал перед собой письмо, вчитываясь в неведомые для Рауля строчки, как будто добровольно принимая яд. Не сказав ни слова, граф медленно сложил бумагу и, не замечая волнения сына, вышел из дома. Рауль не посмел пойти за отцом, понимая, что его присутствие сейчас гн приведет ни к чему хорошему. Сердце молодого человека билось учащенно, словно беря на себя холодную и неопределенную поступь сердцебиения Атоса. Когда через час началась буря и неистовый ветер стал рвать листья и ветки с деревьев, когда хлынул дождь, но под натиском бури хлестал только в стены и окна, а не в землю, Рауль бросился на поиски отца. Он, продираясь сквозь непогоду, звал графа в саду, в парке. Рауль взнуздал перепуганную лошадь и сильной рукой направил ее в стихию. Он выехал за пределы поместья и звал Атоса на каждом перекрестке дороги. Но никто ему не отвечал, кроме дикого воя ветра, и он повернул назад.

Леди Лора: Джоанна пишет: Он-то смотрел. И гордился. Вот это и есть самая настоящая графомания. Ни один нормальный автор ТАКОЕ в печать не отдаст!



полная версия страницы