Форум » Клуб вдумчивых читателей » Сокровища кардинала Мазарини. Обсуждение книги Антона Маркова » Ответить

Сокровища кардинала Мазарини. Обсуждение книги Антона Маркова

Джулия: НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ Ну вот, мои цепкие ручки добрались до произведения г-на Маркова. Я не пожалела денег и купила книгу, о которой давно слышала. Года четыре тому назад благодаря любезности Treville целая группа мушкетероманов имела возможность ознакомиться со сценарием очередной, финальной части саги о мушкетерах. Тогда сама мысль о возможности воплотить сценарий на экране вызывала улыбку. Да, хотелось. Но все мы люди взрослые и понимаем, что кино просто так не снимается. Нужны огромные деньги. Честно говорю – в сценарии не было и половины того, что я теперь нашла в книге. Был сценарий как сценарий – это вообще жанр крайне специфический. Когда начались съемки фильма, лично мне стало как-то не по себе. Но я надеялась. Надеюсь и до сих пор, несмотря на то, что шедевр г-на Маркова уже прочитан весьма внимательно. Ибо фильм и книга, как известно, часто никак не стыкуются. Из всех известных мне попыток написать книгу по сценарию удачной нельзя признать ни одну. По сценарию может выйти весьма приличная компьютерная игра. Но книга – нет. Если честно, мне искренне жаль бедного Антона Маркова, милого мальчика, который теперь будет козлом отпущения. Ибо ему вообще не стоило связываться с уважаемым режиссером Г.Э. Юнгвальд-Хилькевичем. Конечно, автор книги «Сокровища кардинала Мазарини» А. Марков и идейный вдохновитель проекта в целом Г.Э. Юнгвальд-Хилькевич сразу оговорились: да, господа, вы имеете дело с нашим замыслом. Дюма здесь ни при чем. Ну, раз авторский замысел по мотивам Дюма – мы получили экранизированный фанфик. Экранизацию обсуждать пока нечего, ее никто не видел. А книга – вот она. Раз она издана – мы имеем полное право ее обсуждать. Что отметила я? Задумок, примерно равных по масштабу той, что воплотил Антон Марков, у каждого из нас рождается по сотне в день. Но, к счастью для человечества, большинство этих задумок умирает тут же – под тихое и слегка удивленное хихиканье аффтара: «Не, ну как моя умная голова могла выдумать такую муть/дурь/нелепицу?!». Задумка этого уровня, воплотившаяся в текст и показанная паре самых близких друзей, обычно тоже долго не живет. Во время разбора накопившихся бумажных завалов каждый из нас хотя бы раз в жизни отправлял свое творение в ведро для мусора. Поорвав на мелкие клочки. Потому как – стыдно. Хорошо. Допустим, вы работали на заказ, сделали то, о чем вас попросили (наспех!) и согласились поставить свое имя на обложке. Заказчик шесть месяцев или около того трепал вам нервы и требовал максимального соответствия литературного текста и сценария, издательство требовало выдерживать сроки, вы были ограничены ЧУЖОЙ волей. Ваши творческие крылья были подрезаны до основания. Вы даже могли с самого начала осознавать, что ваша левая пятка выдала очевидную халтуру. За которую получит от читателей не только она, но и все тело, включая голову. Но издать книгу, в которой 447 страниц, БЕЗ ЛИТЕРАТУРНОЙ РЕДАКТУРЫ?! Ребята, да я сама нынче утром обалдела! Три раза проглядывала чуть не под лупой выходные данные - вдруг понапрасну обижу людей? Выпускающий редактор. Художественный редактор. Технолог. Операторы компьютерной верстки. Корректоры. И ВСЕ!!! Результаты труда всех людей, чьи специальности я только что перечислила, очевиден. Но корректура – это совершенно иной процесс. Литературного редактора нет! И пометки «Книга издана в авторской редакции» тоже нет! Осознав это, я уже не удивляюсь тому, что творится внутри. Что там? Море ляпов чисто стилистических, которые вызывают здоровый смех даже у тех, кто Дюма не любит. Разваливающийся на куски сюжет. Персонажи, которые похожи на картонных кукол и к Дюма не имеют никакого отношения, кроме имен. Достаточное количество глупых пафосных кусков. Несколько интересных идей, которые напрочь убиты авторским воплощением. Штампованные фразы и суждения. Знаете, я почувствовала невольную гордость за тех авторов, которые выставляют свои фики здесь. Девчонки, мы – гениальные. Без шуток. Ибо если «Вагриус», солидное издательство с именем, принял в печать творение Маркова, то мы имеем полное право открывать дверь в издательства пинком. Для того, чтобы вы поняли, о чем я, рискну нарушить закон об авторских и смежных правах и выложить на форум ДЛЯ НЕКОММЕРЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ первую главу. Хотя бы несколько отрывков. Остальные «перлы» уйдут в тему про нелепости в фанфиках. Читайте. Те, у кого есть весь текст книги, или те, кто хотя бы видел ее – добро пожаловать в эту тему для обсуждения.

Ответов - 454, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 All

Anna de Montauban: Джулия пишет: Я уверен, каждый получит эстетическое удовольствие Удовольствие, я думаю, мы все получили. Только эстетическое ли? Мне было важно выдержать речевую стилистику оригинала, поэтому я скрупулезно анализировал, какие слова использовались в авторском тексте, и старался использовать их же в своей книге Бедный Дюма!..

Лейтенант Чижик: Мне было важно выдержать речевую стилистику оригинала, поэтому я скрупулезно анализировал, какие слова использовались в авторском тексте, и старался использовать их же в своей книгеПлохо анализировал! Надо отловить Антошу и заставить учить наизусть оригинальный текст на французском. Может, тогда дойдёт...я с головой погрузился в научные труды, чтобы до конца быть уверенным в написанномТитул "Сын Франции" он из этих научных трудов выцепил без инструкции по применению?по словам Георгия Юнгвальдa-Хилькевича здесь проявилось «великодушие» Антона Маркова, который пожалел одного из детей мушкетеров и оставил его в живых*Пошла оплакивать участь Рауля, которая в исполнении Маркова стала в разы ужаснее*

Леди Лора: цитата: я с головой погрузился в научные труды, чтобы до конца быть уверенным в написанном *Нервно всхлипывая* А я еще орала на троюродную сестренку за то, что она, когда писала реферат про Дюма и его роман "Три мушкетера" наврала как по содержанию, так и по истории (ну подумаешь, детеныш у нас технарь, откуда ему знать, что помимо столетней была еще и тридцатилетняя война, если обе были на одной территории? Она и написала 130-летняя...) Так вот, на фоне работы с источниками маркова, сегодня куплу коробку конфет и пойду извиняться перед Лилькой! Она тоже старалась соблюсти историческую достоверность, а в ляпах я сама виновата - не стала писать сама и не вычитала после нее...

Джоанна: Мне было важно выдержать речевую стилистику оригинала Ну да, я так и поняла. Есть еще такой термин: "извитие словес". Именно оно и вышло.

Белошвейка: Лейтенант Чижик пишет: Титул "Сын Франции" он из этих научных трудов выцепил без инструкции по применению верно подмечено! и еще много чего

Джулия: Меня вчера весь вечер пробивало на смех, и сегодня - стоило открыть тему, как снова хихикаю. Думаю: может, мы тут книжки для маньяков читаем? На форум вон тексты научные и научно-популярные выкладываем, чтобы знать как можно больше. А жить надо проще... Про "Сын Франции" - это ж клиника. Отцом д`Артаньяна, Атоса, Портоса и Арамиса был никто иной, как Генрих IV. Чем не идея для фанфика?

Anna de Montauban: Джулия пишет: Отцом д`Артаньяна, Атоса, Портоса и Арамиса был никто иной, как Генрих IV. Чем не идея для фанфика? А что, хронологически все сходится!

Леди Лора: Джулия пишет: Про "Сын Франции" - это ж клиника. Отцом д`Артаньяна, Атоса, Портоса и Арамиса был никто иной, как Генрих IV. Ага, тогда и бред о том, что чистокровный Бурбон Луи 14 был сыном дАртаньяна обретет фактическое подтверждение!!!!

Evgenia: Я продолжу?.. :) Краткое содержание пропущенных отрывков. Пользуясь отсутствием начальства в лице Мазарини, Кольбер отказывается подписывать счета королевы и грубит ей, угрожая обнародовать сведения о растрате казны, осуществленной ее величеством. Королева надеется покрыть растрату средствами кардинала, а для этого ей необходимо найти если не самого Мазарини, то хотя бы его сокровища. Кроме того, что кардинал, вероятно, спрятал их в Лондоне, о них ничего не известно. Фрейлина Жаклин, которая подслушала беседу королевы и Кольбера, спрятавшись в соседней комнате, бросается на помощь королеве. Но, поскольку хрупкой девушке такое задание не по силам, она уверяет Анну Австрийскую, что в Лондон поедет не она, а ее брат Жак. (А фрейлина Жаклин ближайшие три недели будет прогуливать службу без уважительных причин ). Быстрые ножки самой фрейлины торопливо бежали по улицам Парижа. Никогда еще Жаклин настолько не раздражали дамские платья. Эти двойные юбки, шлейфы, туфли на высоком каблуке были словно созданы, чтобы женщины ощущали себя беззащитными и ни на что не способными. Как же ей хотелось поскорее добраться до дома, скинуть с себя это мешающее платье и надеть добротный и удобный мужской костюм, превратившись в свободного в своих движениях Жака! Девушка повернула за угол и оказалась на своей улице, где снимала второй этаж дома. Нетрудно себе представить, почему дочь д'Артаньяна избрала местом своего проживания именно улицу Могильщиков — на ней когда-то жил ее отец. Жаклин несколько раз оглянулась назад: смутное чувство погони спешило за ней. Но ничего подозрительного девушка не заметила, а только убыстрила свой ход. Однако у самого дома она увидела странного человека в пыльной одежде, который выходил из ее дверей. Этот человек растерянно оглянулся, словно выискивая глазами кого-то, и направился к своей взмыленной лошади, привязанной неподалеку. По рассеянному взгляду, по той неторопливости, с которой каждое свободное мгновение используется всадником, чтобы размяться и отдохнуть, Жаклин тотчас догадалась, что странный человек никак не связан с тем чувством погони, которое преследовало девушку от самого дворца. Но все равно незнакомца следовало проверить, чтобы успокоить собственную тревогу. Дочь д'Артаньяна, забыв о всяком приличии, подошла к всаднику и довольно жестко спросила: — Чем я могу помочь вам, сударь? Человек оглянулся и, увидев перед собой прелестную девушку, чья прическа с приподнятыми висками, чуть взбившаяся от быстрого бега, стала еще прелестней, дивно очерчивая лицо с тонкими и правильными чертами, тут же расположился к ней душой. — Вы мне можете помочь, мадемуазель, только тем, если вы знаете одного из жильцов этого дома. — Я живу в этом доме. — В таком случае мне нужен Жак д'Артаньян, — с надеждой произнес человек. — Вам сопутствует удача! Я — его сестра. — У меня поручение к вашему брату, но я его не застал. Вы можете подсказать, когда он будет? — Ближе к вечеру, — предусмотрительно сказала Жаклин. — Если поручение срочное, я могу ему передать. — О нет! Я должен все передать лично господину д'Артаньяну, — закачал головой человек, но, слегка потонув в чарующих глазах Жаклин и вспомнив о своей усталости, пошел на попятную: — Но вам я могу довериться, если вы его сестра. — Все именно так! — уверенно ответила девушка. Человек достал из рукава письмо. — Мне велено передать ему это приглашение. — От кого? — От его величества Людовика Четырнадцатого. — На меньшее он не согласен! — Это приглашение на чествование великих мушкетеров, которое состоится как раз сегодня вечером. Его величество хочет видеть там и наследников героев Франции. Так что приглашение касается, по всей видимости, и вас, если вы сестра господина Жака. Жаклин развернула приглашение и стала читать. Пока она читала, ее отец д'Артаньян в кабинете верховного канцлера сделал очередной ход пешкой, тем самым дополнительно защитив свою дочь. Механизмы стали вращаться с менее угрожающим скрипом, и легкий ветер маленькой победы в шахматной партии полетел с небес на землю. Жаклин пробежала глазами письмо, в котором, конечно, о мадемуазель д'Аршиак ни слова не было сказано, но пока девушка читала послание короля, к ней в голову счастливым образом прилетела мысль, на кого она может положиться в своем путешествии в Англию. — К сожалению, приглашен только прямой наследник моего дяди д'Артаньяна. — Так вы кузина господина Жака? — вступил в светскую болтовню посыльный его величества, чтобы еще немного отдышаться после бурной скачки. — Совершенно верно, — Жаклин хотела уже уйти, но задержалась и небрежно спросила: — Скажите, сударь, кто еще из наследников мушкетеров приглашен на чествование? Наверное, сын графа де Ла Фера? — Да, но он вряд ли приедет. — Почему? — После смерти отца он впал в меланхолию и поступил послушником в один из монастырей. — Это печально, — задумалась Жаклин. — И в каком же монастыре он находится? — В Сен-Дени. Монастырь Сен-Дени был расположен в пригороде Парижа. «Это прекрасно, и не займет много времени», — подумала девушка, а вслух сказала: — Я понимаю... Скажите, а дети господина Портоса также приглашены? — У барона дю Валлона осталась дочь, к которой я направляюсь сразу же после удивительной встречи с вами. По странному совпадению она тоже находится в монастыре. — Только не говорите мне, что и дети Арамиса находятся в крепостях Господа! — Увы! У аббата д'Эрбле нет детей, — опечалился за ваннского епископа посыльный короля. — Да, я понимаю, — грустно ответила Жаклин, — страсти мирские не касались чувств господина Арамиса, — она лукаво взглянула на гонца Людовика и добавила: — Но со шпагой, однако, он был дружен! Прощайте! Как только я увижу кузена, он тотчас прочтет королевское приглашение, и я обещаю вам, что он непременно будет на чествовании Атоса, Портоса, Арамиса и моего дяди д'Артаньяна. Девушка изящно взмахнула письмом над головой и скрылась в доме. Посыльный вдохнул ветер прощания с очаровательной кузиной Жака, отвязал лошадь, вдохновленный беседой вспрыгнул в седло и галопом помчался по улицам Парижа на встречу с дочерью барона дю Валлона. Жаклин вошла в гостиную и, на ходу развязывая ленту, держащую юбку, стала подниматься по лестнице к себе в комнату, когда в дверь громко постучали. «Это, наверное, гонец короля, — подумала девушка. — И зачем только я кокетничала с ним?» Она вернулась обратно и открыла дверь. Вместо рассыльного Людовика на пороге стояли трое гвардейцев Кольбера. — Вы мадемуазель Жаклин д'Аршиак? — спросил один из них — рыжий. — Нет, — не растерялась девушка. — Это она, — уверенно прошепелявил гвардеец, стоящий позади всех. Слуги Кольбера вошли в дом и плотно закрыли за собой дверь. — Что вам надо? — отступила в глубь комнаты фрейлина королевы. — Мы хотим знать, какое поручение вы имеете от ее величества Анны к вашему брату, — надвигались на нее трое бесцеремонных мужчин. — Мне кажется, что это касается только ее величества, моего брата и меня, — продолжала отступать девушка, развязывая неподдающийся узел за спиной. — Ошибаетесь, — осклабился шепелявый, предвкушая легкую добычу сведений и скорую награду лейтенанта Леона, а возможно, и самого Кольбера, — это касается Франции. Так что лучше вам, мадемуазель, облегчить душу и наш неблагодарный труд. Жаклин уперлась спиной в стойку камина. Рука наткнулась на кочергу, прислоненную к стене. Тут же узел поддался, и юбка свободно повисла на корсете. Наступающие, однако, не заметили никаких роковых для себя изменений в костюме девушки. — Господа, — спокойно сказала та, дожидаясь, когда гвардейцы выстроятся в одну линию, — я советую вам не тратить время, выйти из этого дома и забыть его навсегда. — То есть вы отказываетесь сообщить нам сведения добровольно? — прищурился рыжий. — Да! — В таком случае у нас есть приказ силой доставить вас к господину Кольберу. — Даже не пытайтесь его исполнить! — Кажется, нам угрожают? — весело оглянулся на своих товарищей молчавший до того гвардеец и попытался схватить Жаклин за локоть, но его рука черпнула лишь пустой воздух — перед ним стояла только юбка, а самой девушки в ней не было. И тут же он получил из-под подола сильнейший удар по ногам и рухнул на пол. Двое других гвардейцев схватили юбку и подняли ее. Перед ними оказалась Жаклин в пикантном виде: в одном корсете и панталонах с кочергою в руке. Гвардейцы застыли с открытыми ртами, но ненадолго: кочерга в изящных девичьих руках мощно прошлась по ребрам рыжего гвардейца, он охнул и стал медленно садиться. Второй — шепелявый — оказался не робкого десятка и не бросился бежать, оставшись один на один с разъяренной фурией. Он откинул юбку в сторону, отступил на шаг и вытащил шпагу. Жаклин встала напротив в защиту, держа без всякой дрожи в руке увесистую кочергу. Они прошлись полкруга по комнате так, что изувеченные гвардейцы оказались за спиной своего еще целого товарища. — Сопротивление бесполезно! — выкрикнул не слишком уверенно шепелявый. — Это верно, — подтвердила девушка и, отбив шпагу, в низком пируэте оказалась за противником, занеся над собой свое оружие. Как потом вспоминал гвардеец, такого удара в его жизни не было: мирный предмет домашнего очага со всего размаху сломал ему кисть, и шпага упала на пол. Следующий удар пришелся по челюсти, которая и так от рождения была не на своем месте. Гвардеец, первым получивший крещение кочергой и быстрее всех оправившийся, бросился на стоящую к нему спиной Жаклин, но изворотливая фрейлина успела развернуться и сокрушить хромого на всю жизнь гвардейца ударом по голове. Рыжий, вдохнув наконец воздух сломанными ребрами (и выдохнув позвоночником... - Е.), решил страшно отомстить этой бешеной девице, но кочерга этой самой девицы была уже под его подбородком. — Покиньте, пожалуйста, этот дом, — спокойно произнесла Жаклин, она даже не успела запыхаться. — Но не забудьте привести его в порядок: заберите с собой ваших друзей... Быстро! Рыжий гвардеец не стал на всякий случай переспрашивать, что от него хочет эта удивительная в своей верткости девушка. Он подхватил своих товарищей, выволок их на улицу и аккуратно прикрыл за собой дверь. Оставшись одна, Жаклин поставила кочергу на место и быстро взбежала к себе в комнату. Времени у нее оставалось мало. Совсем скоро в дом должны нагрянуть гвардейцы, более осведомленные о фрейлине д'Аршиак, чем их предшественники, и в гораздо большем количестве. В том, что это будет именно так, Жаклин не сомневалась. Надо было срочно переодеться, незаметно выбраться из дома и спешить в монастырь к Раулю. Других спутников в этом опасном деле девушка не могла себе представить. Существовала, правда, еще и дочь Портоса, но помощи от этой наверняка худой и смиренной монашки ждать было нечего. Вечером Жаклин предстояло вернуться во дворец, чтобы успокоить королеву, а затем отправиться в путь вместе с сыном Атоса или же без него. Девушка открыла сундук, в котором лежало платье Жака, и достала оттуда нож. Не церемонясь с завязками корсета, она взрезала их и с наслаждением сбросила одежду, которая мешала ей бежать из дворца домой. Она взяла из сундука мужские вещи — сорочку, каноны, сапоги, камзол и замерла на мгновение, увидев свое отражение в зеркале. На Жаклин смотрела обнаженная, полная решимости девушка; ей было недосуг гордиться своим телом, хотя на то имелись все основания, она разглядывала себя и пыталась понять, как ей скрыть достоинства женской фигуры, которые выглядят явными недостатками в мужской. Отложив вещи Жака, она вытащила из соседнего сундука нижнюю юбку и стала рвать ее на полоски. Попробовав их на прочность, Жаклин плотно обмотала ими свою грудь, а потом накинула сорочку с длинными рукавами и снова взглянула в зеркало... ...На нее все так же смотрела девушка, которая обмотала свою грудь тугими полосками и надела мужскую сорочку. Тогда дочь д'Артаньяна вытащила несколько шпилек из прически и волосы волнами упали на ее плечи. В голове у Жаклин мелькнула отвлеченная мысль, что в ее забавный век мужчины не слишком отличаются от женщин, нося длинные, вьющиеся парики. Наскоро убрав ненужную одежду в дамский сундук, девушка быстро натянула каноны, уверенными движениями подвязала лентами рукава, привычно натянула высокие сапоги, надела камзол, а поверх накинула жюстокор... И вот на нее смотрел из зеркала изумительной красоты юноша, очень похожий на девушку. Чего-то не хватало в ее облике, чтобы окончательно перевоплотиться в Жака. И Жаклин поняла что. Взяв с туалетного столика мешочек с косметическими принадлежностями, она достала из него клей для мушек. Срезав ножницами небольшую прядь, она разделила ее на три части и приклеила над губой и на подбородке... Вот теперь на нее смотрел Жак, молодой человек со щегольскими усиками и бородкой, в небрежно накинутой на вьющиеся волосы шляпе, готовый к подвигам во имя королевы. Подвязав шпагу, юноша выглянул в гостиную, куда уже входил небольшой отряд во главе с капитаном Леоном, словно повинуясь тому ходу, который сейчас сделал на небесах Ришелье, передвинув по белой диагонали на две клетки слона и усилив нападение на пешку д'Артаньяна. Отряд вели побитые Жаклин гвардейцы. Жак прикрыл дверь — выйти теперь было затруднительно. Его, конечно, не узнают, но могут задержать. Оставался только один путь — через окно. Юноша выглянул в него и улыбнулся. Внизу стояла лошадь хозяина дома. Жак достал из кошелька несколько монет и бросил их на стол... В гостиной дома Леон исподлобья смотрел на остатки женской одежды, оставленные на поле боя. — Это она вас так изуродовала? — спросил капитан изувеченных гвардейцев, кивнув на юбку. — Нет, — с трудом выговорил рыжий. — То, что в ней было. — Обыскать здесь все и всех! — тихо приказал Леон, и его подчиненные рассыпались по дому, оставив капитана стоять вместе с инвалидами. Когда гвардейцы вошли в комнату Жаклин, там уже никого не было. Ветер Парижа слегка задувал в открытое окно, на туалетном столике валялся косметический мешочек и блестело несколько монет с профилями монарха и его матери. Гвардейцы решили на всякий случай заглянуть в сундуки, стоящие вдоль стены. В одном из них слуги финансового правосудия не обнаружили ничего, а в другом — разорванную женскую одежду. Неожиданно за окном раздался быстрый и удаляющийся топот копыт. Гвардейцы выглянули на улицу и, не увидев никого, тут же поспешили в гостиную. — Она уехала на лошади! — сообщили они капитану. — В одном корсете? — вскинул брови Леон. Он вышел на улицу и оглянулся. Нигде не было видно, чтобы девушка в одном корсете скакала верхом, смущая и радуя взгляды парижан. Леон заметил только одного всадника в полной и, к сожалению, мужской одежде, который быстро удалялся по направлению к монастырю Сен-Дени. Гвардейцы сгрудились возле своего капитана. — Никого и ничего, — со служебной печалью произнес один из них. Леон проводил взглядом шляпу удаляющегося всадника и махнул рукой на неспособных к здоровой жизни гвардейцев.

Джулия: Evgenia пишет: Леон заметил только одного всадника в полной и, к сожалению, мужской одежде, который быстро удалялся по направлению к монастырю Сен-Дени. Гвардейцы сгрудились возле своего капитана. — Никого и ничего, — со служебной печалью произнес один из них Леон явно не был знаком с Мари Мишон...

Леди Лора: Evgenia пишет: Оставшись одна, Жаклин поставила кочергу на место и быстро взбежала к себе в комнату. Времени у нее оставалось мало. Крутая девочка! Троих здоровых мужиков раскидала, что те кегли! Evgenia пишет: Леон проводил взглядом шляпу удаляющегося всадника и махнул рукой на неспособных к здоровой жизни гвардейцев. В смысле, инвалидов? Или больных на голову? А Жак-Жаклин молодец! Полнейшее раздвоение личности! А женское лицо, как мы уже знаем, мало чем отличается от мужского... Вывод - либо дочь дАртаньяна не была красавицей, либо мужчины в 17 веке мягко говоря, выглядели подозрительно для современных людей...

Джулия: Леди Лора пишет: А женское лицо, как мы уже знаем, мало чем отличается от мужского... Вывод - либо дочь дАртаньяна не была красавицей, либо мужчины в 17 веке мягко говоря, выглядели подозрительно для современных людей... Почему же? Снова ставлю в пример милейшую Мари Мишон. А еще - вон Анри де Лонгвиль, соколиный глаз, сразу понял, в чем дело. Сколько бы Жаклин не твердила, что она - юноша, не поверил!

Леди Лора: Джулия пишет: Снова ставлю в пример милейшую Мари Мишон. А еще - вон Анри де Лонгвиль, соколиный глаз, сразу понял, в чем дело. Сколько бы Жаклин не твердила, что она - юноша, не поверил! Так а я ж о чем?))))))))))))))

Лейтенант Чижик: Быстрые ножки самой фрейлины торопливо бежали по улицам ПарижаА где в это время находились остальные части тела фрейлины?

M-lle Dantes: Ах ты лапа... Эжени вон, помнится, пришлось пожертвовать косой... Гык. Аффтар явно видел нездоровые сны.

Anna de Montauban: M-lle Dantes пишет: Аффтар явно видел нездоровые сны. Причем наяву...

Sfortuna: Evgenia пишет: Жаклин несколько раз оглянулась назад: смутное чувство погони спешило за ней. И как, догнало ее чувство или отстало? Evgenia пишет: Вы мне можете помочь, мадемуазель, только тем, если вы знаете одного из жильцов "Моя твоя не понимай". Всадник явно был иностранцем. Evgenia пишет: слегка потонув в чарующих глазах Жаклин Немного так потонул. Вершка на два. Evgenia пишет: Так что лучше вам, мадемуазель, облегчить душу и наш неблагодарный труд. "На улице шел дождь и два студента" (с) Evgenia пишет: Это она вас так изуродовала? — спросил капитан изувеченных гвардейцев, кивнув на юбку. Юбка плакала и просила прощения. Evgenia пишет: Попробовав их на прочность, Жаклин плотно обмотала ими свою грудь, а потом накинула сорочку с длинными рукавами и снова взглянула в зеркало... ...На нее все так же смотрела девушка, которая обмотала свою грудь тугими полосками и надела мужскую сорочку. Логично. Даже, можно сказать, очень предсказуемо. Вот если бы оттуда смотрел крапчатый брандашмыг с ушами Чебурашки, это бы стоило отметить. Evgenia пишет: махнул рукой на неспособных к здоровой жизни гвардейцев. Вот сколько им повторять, что стражи порядка должны вести здоровый образ жизни:))) *набычилась Минотавром, ушла искать, кого порвать на тряпочки*

Джулия: Sfortuna пишет: Юбка плакала и просила прощения. Точнее сказать: юбка валялась у них в ногах, плакала и просила прощения.

Люсьет Готье: Evgenia пишет: и оказалась на своей улице, где снимала второй этаж дома. Перед уходом снимала с веревочки, а придя домой, вешала его обратно. Evgenia пишет: Быстрые ножки самой фрейлины торопливо бежали по улицам Парижа. Полтора землекопа! Evgenia пишет: Жаклин вошла в гостиную и, на ходу развязывая ленту, держащую юбку, стала подниматься по лестнице к себе в комнату, когда в дверь громко постучали. «Это, наверное, гонец короля, — подумала девушка. — И зачем только я кокетничала с ним?» Она вернулась обратно и открыла дверь. Без юбки, что ли побежала открывать? О темпора, о морес! Evgenia пишет: о фрейлине д'Аршиак А я прочла Доширак:)))))))))))))

Anna de Montauban: Люсьет Готье пишет: Перед уходом снимала с веревочки, а придя домой, вешала его обратно. Причем целый этаж! Для фрейлины это, полагаю, о-о-очень неплохо!



полная версия страницы