Форум » Клуб вдумчивых читателей » Сокровища кардинала Мазарини. Обсуждение книги Антона Маркова » Ответить

Сокровища кардинала Мазарини. Обсуждение книги Антона Маркова

Джулия: НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ Ну вот, мои цепкие ручки добрались до произведения г-на Маркова. Я не пожалела денег и купила книгу, о которой давно слышала. Года четыре тому назад благодаря любезности Treville целая группа мушкетероманов имела возможность ознакомиться со сценарием очередной, финальной части саги о мушкетерах. Тогда сама мысль о возможности воплотить сценарий на экране вызывала улыбку. Да, хотелось. Но все мы люди взрослые и понимаем, что кино просто так не снимается. Нужны огромные деньги. Честно говорю – в сценарии не было и половины того, что я теперь нашла в книге. Был сценарий как сценарий – это вообще жанр крайне специфический. Когда начались съемки фильма, лично мне стало как-то не по себе. Но я надеялась. Надеюсь и до сих пор, несмотря на то, что шедевр г-на Маркова уже прочитан весьма внимательно. Ибо фильм и книга, как известно, часто никак не стыкуются. Из всех известных мне попыток написать книгу по сценарию удачной нельзя признать ни одну. По сценарию может выйти весьма приличная компьютерная игра. Но книга – нет. Если честно, мне искренне жаль бедного Антона Маркова, милого мальчика, который теперь будет козлом отпущения. Ибо ему вообще не стоило связываться с уважаемым режиссером Г.Э. Юнгвальд-Хилькевичем. Конечно, автор книги «Сокровища кардинала Мазарини» А. Марков и идейный вдохновитель проекта в целом Г.Э. Юнгвальд-Хилькевич сразу оговорились: да, господа, вы имеете дело с нашим замыслом. Дюма здесь ни при чем. Ну, раз авторский замысел по мотивам Дюма – мы получили экранизированный фанфик. Экранизацию обсуждать пока нечего, ее никто не видел. А книга – вот она. Раз она издана – мы имеем полное право ее обсуждать. Что отметила я? Задумок, примерно равных по масштабу той, что воплотил Антон Марков, у каждого из нас рождается по сотне в день. Но, к счастью для человечества, большинство этих задумок умирает тут же – под тихое и слегка удивленное хихиканье аффтара: «Не, ну как моя умная голова могла выдумать такую муть/дурь/нелепицу?!». Задумка этого уровня, воплотившаяся в текст и показанная паре самых близких друзей, обычно тоже долго не живет. Во время разбора накопившихся бумажных завалов каждый из нас хотя бы раз в жизни отправлял свое творение в ведро для мусора. Поорвав на мелкие клочки. Потому как – стыдно. Хорошо. Допустим, вы работали на заказ, сделали то, о чем вас попросили (наспех!) и согласились поставить свое имя на обложке. Заказчик шесть месяцев или около того трепал вам нервы и требовал максимального соответствия литературного текста и сценария, издательство требовало выдерживать сроки, вы были ограничены ЧУЖОЙ волей. Ваши творческие крылья были подрезаны до основания. Вы даже могли с самого начала осознавать, что ваша левая пятка выдала очевидную халтуру. За которую получит от читателей не только она, но и все тело, включая голову. Но издать книгу, в которой 447 страниц, БЕЗ ЛИТЕРАТУРНОЙ РЕДАКТУРЫ?! Ребята, да я сама нынче утром обалдела! Три раза проглядывала чуть не под лупой выходные данные - вдруг понапрасну обижу людей? Выпускающий редактор. Художественный редактор. Технолог. Операторы компьютерной верстки. Корректоры. И ВСЕ!!! Результаты труда всех людей, чьи специальности я только что перечислила, очевиден. Но корректура – это совершенно иной процесс. Литературного редактора нет! И пометки «Книга издана в авторской редакции» тоже нет! Осознав это, я уже не удивляюсь тому, что творится внутри. Что там? Море ляпов чисто стилистических, которые вызывают здоровый смех даже у тех, кто Дюма не любит. Разваливающийся на куски сюжет. Персонажи, которые похожи на картонных кукол и к Дюма не имеют никакого отношения, кроме имен. Достаточное количество глупых пафосных кусков. Несколько интересных идей, которые напрочь убиты авторским воплощением. Штампованные фразы и суждения. Знаете, я почувствовала невольную гордость за тех авторов, которые выставляют свои фики здесь. Девчонки, мы – гениальные. Без шуток. Ибо если «Вагриус», солидное издательство с именем, принял в печать творение Маркова, то мы имеем полное право открывать дверь в издательства пинком. Для того, чтобы вы поняли, о чем я, рискну нарушить закон об авторских и смежных правах и выложить на форум ДЛЯ НЕКОММЕРЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ первую главу. Хотя бы несколько отрывков. Остальные «перлы» уйдут в тему про нелепости в фанфиках. Читайте. Те, у кого есть весь текст книги, или те, кто хотя бы видел ее – добро пожаловать в эту тему для обсуждения.

Ответов - 454, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 All

Джулия: Anna de Montauban пишет: Причем целый этаж! Для фрейлины это, полагаю, о-о-очень неплохо! Насколько я помню текст ВдБ, фрейлины жили не в городе. :))) Им предоставлялись помещения во дворце. А Лавальер и Монтале - так те поначалу и вовсе в одной комнате жили.

Леди Лора: Джулия пишет: А Лавальер и Монтале - так те поначалу и вовсе в одной комнате жили. Да боже ж мой! Ну что за мелочи! Какая автору разница, кто и где должен был жить???

Джулия: Леди Лора пишет: Да боже ж мой! Ну что за мелочи! Какая автору разница, кто и где должен был жить??? Так он же вроде выверял все исторические мелочи. Как он мог пропустить то, что есть в тексте у самого Дюма?

Леди Лора: Джулия пишет: Так он же вроде выверял все исторические мелочи. *переходя на одесский говор* Ой, я прошу вас, не смешите мои лодочки! Я регулярно говорю начальству, что слежу за изменениями на сайте горсовета! Таки это не мешает мне упускатть некоторые мероприятия из виду! Джулия пишет: Как он мог пропустить то, что есть в тексте у самого Дюма? А он шо, не человек? Сударыня, это афффтарский же ж текст! Так что он имеет полное право воротить шо хочет, пока его совесть беспробудно спит в каменном мешке отчаявшись докричаться до этой глыбы графоманского таланта!

Anna de Montauban: Во-о-от. Сформулировала для себя, что меня изначально отталкивает в тексте Маркова и фильме Юнгвальд-Хилькевича. По моему скромному мнению, если ты взялся творить по мотивам текстов того или иного автора - так будь добр этот текст уважать и беречь. Если даже тебе герои и ситуации автора нужны, чтобы провести по сцене своего героя - все равно изволь сохранить авторские характеры и ситуации.

Джоанна: Джулия пишет: Как он мог пропустить то, что есть в тексте у самого Дюма? А может, он так видит!

Anna de Montauban: Джоанна пишет: А может, он так видит! Давайте подарим Маркову очки?.. Лучше инфракрасные.

M-lle Dantes: Anna de Montauban Ой, сомневаюсь, что поможет...

Anna de Montauban: M-lle Dantes, я тоже сомневаюсь, но вдруг?..

M-lle Dantes: Anna de Montauban А не действеннее ли будет выбить глаз, зашить рот, связать за спиной руки и вырубить из сети комп?

Anna de Montauban: M-lle Dantes, это не наши методы. Наши методы - это замок Иф, Консьержери там, Шатле...

M-lle Dantes: Anna de Montauban Тогда - мешок с ядром.

Леди Лора: M-lle Dantes пишет: А не действеннее ли будет выбить глаз, зашить рот, связать за спиной руки и вырубить из сети комп? Фи, сударыня, как грубо! Вполне достаточно бокала шардоне с парой граммов цианида... Ну или цикуты... На худой конец, пресловутая баранина под чесночным соусом! А то еще руки в крови марать... Все должно быть естественно и чисто!

Anna de Montauban: M-lle Dantes пишет: Тогда - мешок с ядром. Как-то это... быстро. Нет, я за замок Иф.

Джулия: А давайте вернемся от способов мести Маркову к обсуждению текста?

Джоанна: Джулия пишет: А давайте вернемся от способов мести Маркову к обсуждению текста? Там новых фрагментов не предвидится?)

Evgenia: Предвидится. :) Приглашение на поминки получает дочка Портоса. Посыльный побродил возле монастыря, послушал тишину, в которой летали молитвы сестер в близкие французские небеса, и оглянулся на звук открываемых ворот. Оттуда вышла девушка в мирских одеждах. В ней сразу угадывалась необъятная стать Портоса. Она кротко присела и вскинула свои невинные девичьи глаза на запыленного мужчину. — Это вы, сударь, спрашивали меня. Я Анжелика дю Валлон, — прошептала она. — Баронесса де Брасье де Пьерфон? — с трудом выговорив, уточнил гонец. Девушка еще более робко присела. — Его величество король Людовик Четырнадцатый приглашает вас на чествование героев Франции, в число которых входит ваш покойный отец, — протянул приглашение посыльный. Анжелика перекрестилась пухленькой ручкой, взяла приглашение и произнесла: — Спасибо. Посыльный вскочил на лошадь и умчался дальше по своим делам. Анжелика, сложив руки, зашептала молитву и пошла в глубь монастыря. Девушка прибыла в обитель только вчера. Здесь ее хорошо знали и относились с особым чувством. Пыл, с которым Анжелика молилась, постилась и разговлялась, всегда приводил сестер, и особенно настоятельницу, в трепет гораздо больший, чем перед Господом. Каждый раз дочь Портоса приезжала сюда в надежде пройти послушание и стать сестрой монастыря Святой Екатерины, и каждый раз Анжелика считала себя недостойной к духовной стезе и со скорбью уезжала в свой замок Ей так нравилось истово молиться деве Марии и святой Екатерине в своей келье, оглашая ночную тишину обители священными текстами. Нравилось громко петь вместе со всеми во время службы, смиренно и сильно кланяться возле слегка перепуганных монахинь, отведывать в трапезной то, что бог послал, съедая почти весь годовой запас монастыря, и радостно восторгаться светлому чувству, которое переполняло ее недетскую душу. Но после недели это чувство куда-то исчезало, тая в косых взглядах сестер, и Анжелика со слезами прощалась с ними, а те прощались с ней с едва заметным вздохом облегчения. Вот и вчера, когда у ворот раздался радостный голос Анжелики, выходящей из своей кареты, настоятельница почему-то тихо застонала. Она велела кучеру баронессы задержаться в обители, потому что у матушки были предчувствия, что Анжелика недолго пробудет у них. И предчувствия эти оправдались, когда дочь Портоса вошла к ней и сообщила о приглашении от короля. — Что делать? — развела руками настоятельница. — Дела земные требуют вашего участия, баронесса. Отправляйтесь отдать последний долг своему отцу, а мы помолимся за вас. — Я так и сделаю, матушка, и вернусь скоро, очень скоро, гораздо раньше, чем вы думаете! — прижала руки к груди Анжелика. — Не торопитесь. Побудьте какое-то время наедине с собой и своим прошлым. — И потом я вернусь! Обязательно вернусь! — Я в этом не сомневаюсь, — приняла какие-то капли настоятельница. — Но возвращайтесь с легким сердцем и тяжелым животом. Последние слова матушки слегка озадачили баронессу, и она решила их обдумать по дороге в Париж. Живо вскочив в так и нераспряженную карету (со вчерашнего-то дня... Бедные лошадки... - Е,), Анжелика весело помахала ручкой сестрам, и те не столь непринужденно помахали ей в ответ. Кучер хлестнул лошадей, и беспокойная послушница спешно покинула монастырь. Уже на вольных просторах кучер вдруг вспомнил о набожности своей хозяйки и с кислым видом повел карету медленнее. — Спасибо, Франсуа, — получил он за это благодарность Анжелики.

Джулия: Evgenia пишет: съедая почти весь годовой запас монастыря Монастырь-то, оказывается, был совсем небогатый!!! Evgenia пишет: и радостно восторгаться светлому чувству, которое переполняло ее недетскую душу. Юностью души двадцатилетняя девушка не отличалась. Она чувствовала себя столетней старухой... Evgenia пишет: Но возвращайтесь с легким сердцем и тяжелым животом. Извините, в мою пошлую голову полезли весьма конкретные мысли...

Evgenia: А Рауль получает приглашение от Жаклин. В другом монастыре Франции — Сен-Дени, там, где великий математик страсти Пьер Абеляр обрел добровольное заточение от мира, познав незавершенность любовного треугольника, другой изгнанник сердечного покоя — Рауль подстригал кусты во дворе обители. Еще недавно по смерти отца Рауль унаследовал титул графа, и вот уже через неделю было назначено его посвящение в монахи, и он внутренне готовился к одному из самых главных событий своей жизни. Здесь, в Сен-Дени, сын Атоса наконец нашел некое равновесие ума. После смерти отца все казалось нелепым и беспокойным, и Рауль никак не мог собраться с мыслями, чтобы ответить на вопросы, которые скопились в его душе. Неясное значение многих слов графа де Ла Фера перед кончиной не покидали слух его памяти, и только в монастыре он нашел умиротворение, а вместе с ним возможность спокойно принимать всю глубину своей потери. Его поставили ухаживать за цветами и кустарниками, и в этой работе Рауль открыл для себя, почему отец так радовался цветам перед смертью. Они действительно радовали душу и наполняли ее подобием смысла (я влюблена в эту фразу! :))) - Е.). Утренняя роса, трудолюбивые пчелы, тонкий запах — все напоминало о бренности бытия и человеческой жизни. И человек представал перед мысленным взором Рауля, как цветок в саду Господа. От размышлений о вселенском садовнике и его творениях графа отвлек шум, разрезавший монастырскую тишину суетой. Рауль поднял голову и увидел одного из братьев, который шел вместе со щеголеватым юношей по двору обители. Сын Атоса надеялся, что этот посетитель явился не по его душу, но брат указал юноше именно на Рауля, и тот обреченно вздохнул. — Здравствуйте, — произнес подошедший молодой человек удивительно высоким голосом. — Если вы пришли пригласить меня на королевские поминки по героям Франции, в число которых приписали и моего отца, то я уже ответил сегодня отказом на это, — граф продолжил свое садовое дело. — Нет, — отвечал юноша, — я пришел пригласить вас в Англию. — Вы даже не спросили меня, хочу ли я туда. — Это путешествие тайное и небезопасное, и мне нужен спутник, на которого я могу положиться всем сердцем. — Я вижу вас в первый раз, впрочем, как и вы меня. Отчего вы склонны мне доверять? — Потому что вас зовут Рауль, а меня — Жак д'Артаньян. — Вот как? — сын Атоса внимательно вгляделся в лицо юноши и различил на нем неуловимые черты друга своего отца. — Я бы с удовольствием составил вам компанию еще несколько недель назад, но сейчас меня ждут иные заботы, — он снова принялся подстригать кусты. — Я очень рассчитывал на вас, — тихо произнес Жак. — Напрасно. — Я не могу открыть вам цели моей поездки, — словно не слыша графа, продолжал юноша, — но, поверьте, дело касается чести одной дамы и памяти наших отцов. Рауль чуть вздрогнул от последних слов. От его острого ума не ускользнул смысл сказанного. Если дело касалось их отцов и чести дамы, то этой дамой, несомненно, была Анна Австрийская. Только ее честь требовала решительных действий на берегах туманного Альбиона, на который было не так просто попасть, тем более тайно. Рауль еще раз внимательно взглянул на Жака и ответил: — Я буду молиться за вас. — Ваша молитва, — вскипела дочь д'Артаньяна, — была бы гораздо уместней на кончике вашей шпаги, которую вы постыдно оставили в замке и трусливо заперлись в монастырских стенах, чтобы никто не нарушил вашей совести. Прощайте, граф де Ла Фер, — юноша развернулся и быстро пошел к воротам обители, а Рауль, впервые услышав обращение, которое всегда относилось к его отцу, долго стоял неподвижно с садовыми ножницами в руках.

M-lle Dantes: Evgenia пишет: В ней сразу угадывалась необъятная стать Портоса. Гык))) Тогда я тоже претендую на родство с бароном))))



полная версия страницы