Форум » Клуб вдумчивых читателей » Говорим о персонажах: Арамис » Ответить

Говорим о персонажах: Арамис

Джулия: Говорим о персонажах: Арамис

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Арамисоманка: Джулия Это надо запомнить всем, кто будет писать его био. Джулия пишет: Что-то такое случилось уже в Париже, после того, как Арамис еще довольно долго отслужил в мушкетерах. И здесь я выскажу солидарность с г-ном Хариным и его версией: Арамис во что-то политическое ввязался из-за своей личной преданности Шевретте, сумел выполнить поручение (вот и поездка в Лотарингию), но после этого возвращение в полк было равно самоубийству. Как и письма друзьям. Молодого человека спрятали в стенах монастыря. Вот с этого момента и начинается превращение мушкетера в иезуита. В плюс такой версии - признание, которое епископ ваннский сделает Шевретте: "Я провел во Фландрии три года и прожил в Мадриде пятнадцать месяцев". Вот это уже похоже на подготовку ко вступлению в Орден. Плюс - "Я изучал богословие в Парме". Согласна. Другого объяснения просто нет.Началось с Шевретты и политики, кончилось иезуитами. Где-то я видела дату его рукоположения: 1635 год. Полезла в книгу: Арамис хотел вступить сразу после окончания осады в орден лазаристов, но этому монашеству помешала Шевретта, поручив ему какое-то дело в Лотарингии, после чего его пришлось прятать. В Нанси, в каком-то знакомом герцогине монастыре, и именно иезуиты очень активно помогали интригам происпанской партии, к которой принадлежала герцогиня. Дальше - Фландрия, Мадрид, Парма... Богатое поле для фанфикшера))

Джулия: *робко* А если попытаться представить себе характер Арамиса БЕЗ влияния мадам де Шеврез? Влияние было - несомненно, но в какой степени? Был бы легкомысленный аббатик, который крутится возле дамских юбок, переводит стихами тексты из Священного Писания, пишет проповеди, которые опять же нравятся дамам и литераторам? Красивенький мальчик в сутане, украшение светских салонов? Или ученый, сутками не выходящий из библиотек, серьезно исследующий тексты - богослов по призванию? Аскет, скромник и молчальник? Или великолепный проповедник и исповедник, к которому едут за советом из любой дали?

stella: Мне кажется что ее влияние было в том, что она сформировала на многие годы его отношение к любви. Выработала своими изменами циничное отношение к женщине как объекту страсти, но не более. Все, что касается его личностных качеств как человека и священника это коснулось в меньшей степени. Может, практически тут его вели целеустремленность и желание во всем быть первым.

Арамисоманка: Влияние Шевретты есть не только на его отношение к любви, но и на дальнейший политический выбор. Аскетом Арамис в любом случае никогда не станет, он впадает в строгое благочестие как в уныние, это знак, что у него все плохо, это форма депрессии. Джулия пишет: Или великолепный проповедник и исповедник, к которому едут за советом из любой дали? Джулия пишет: Был бы легкомысленный аббатик, который крутится возле дамских юбок, переводит стихами тексты из Священного Писания, пишет проповеди, которые опять же нравятся дамам и литераторам? Красивенький мальчик в сутане, украшение светских салонов? Скорее всего светский политик в сутане. Чувствуется, что Арамис уже сейчас честолюбив, и чувствует себя не на своем месте в мушкетерах. Пока он молод, его по возрасту больше волнует любовь и внимание женщин. К зрелости может проснуться желание и завоевать авторитет. И он слишком страстен, любит светскую жизнь, женщин. Следит за собой, любит себе нравиться, нравиться дамам. То есть, он и без Шевретты уже готов играть какую-то роль в светской жизни и политике. Даже улица Пайен доказала - образцовым прелатом он не будет никогда, как минимум светским аббатом он будет точно. Обязательно вляпается в дуэль, скореее всего из-за дамы. Но легкомыслие в нем только кажется, легкомысленный человек не умеет хранить тайны. А светская жизнь в тех же салонах была пропитана не только амурными похождениями, но и политикой. То есть, Арамис все равно будет Арамисом. Будет ли он иезуитом и оппозиционером? Зависит от предпочтений той дамы, которую он выберет в подруги вместо Шеврез. Давайте вспомним тогдашние салоны и тех дам(влиятельных), которые могли бы вместо Шеврез повлиять на Арамиса. Или просто идеологическую среду тех салонов, которые посещал Арамис, если предположить, что повлияла не женщина, а просто обстановка. Мог он стать сторонником Ришелье?

Atenae: Арамис, ИМХО, мог оказаться в любой партии, которая дала бы ему возможность реализовать свои амбиции. Ришелье не исключался. А вообще, если строго по тексту, то Арамис ни разу не проявлял фанатизма в политических делах. Выбор стороны - дело случая. (И Шевретты). Ох и стерва она, между нами, девочками!

Джулия: Арамис и в ТМ никакую партию не поддерживает! Он в курсе отдельных интриг, но, видимо, фрагментарно. Шевретта его даже в истории с приездом Бекингема использует "втемную": Арамис совершенно не в курсе, зачем возлюбленная на пять дней приезжала в Париж. Все его "политические связи" - это мадам де Шеврез.

Капито: Джулия пишет: А если считать Арамиса обычным сорокалетним мужиком который отчаянно не хочет стареть и ведет себя так безрассудно, как и в юности Как меня сия фраза цепанула.... Во-первых, потому что я никогда себе не представляла его именно так... Во-вторых, быстренько представила, и лично для меня господин аббат д'Эрбле стал намного более понятен. (ДЛС моя любимая книга, именно потому что здесь у меня впервые появился любимый персонаж)

Джулия: Капито пишет: Во-вторых, быстренько представила, и лично для меня господин аббат д'Эрбле стал намного более понятен. :) Просто это... эффект возраста. В голове прибавляется прагматизма, становишься более спокойным, свои поступки взвешиваешь, просчитываешь возможные последствия. А в душе-то - вечные восемнадцать, душа не стареет вообще, и уравновешенность воспринимается как нечто ненормальное. Ведь если любовь - то чтобы все полыхало, если дружба - то с открытым сердцем и "навсегда", если ненависть - то до черноты в глазах. Вот и начинается: дуэли с прихожанами, которые неудачно пошутили, романы с красавицами на пятнадцать лет младше, ночные свидания и лазание по липам... Арамиса в 23 года я таким не представляю, потому что ему хватало и драк, и романов с красавицами старше, чем он, и ночных свиданий с "племянницей богослова". Безумства были "неприличны", сильно чувствовалось семинарское воспитание и привычка контролировать эмоции. А аббат - он предельно настоящий. И живет взахлеб, потому что понимает: каждый день это бурление крови может закончиться. Задержавшаяся молодость - уйдет.

Калантэ: (ворчливо) - только вот не надо про то, что в 40 лет молодость "задержавшаяся"!!! По себе сужу и по своему неугомонному супругу, которому через два месяца стукнет 44!

Джулия: Хорошо: задержавшееся в определенном месте ниже поясницы детство.

Капито: Джулия пишет: Просто это... эффект возраста. Я вот немного не так это поняла... Видимо потому что попыталась спроецировать "современного сорокалетнего мужика", т.е. не совсем Арамиса... К этому возрасту важно (особенно мужчинам... наверно:))) чего-то добиться - в смысле материального положения, статуса какого-то... Отсюда - участие в интриге с Бофором, поездка в Англию и т.п. Потому что по сути аббат ничего не теряет (ну кроме жизни, хотя это его не страшит), а вот приобрести может многое... А его готовность идти с Атосом на смерть из-за английского короля - это проявление того благородства, в отсутствии которого, я думаю, мы ни в коем случае не можем упрекнуть господина аббата

stella: Это мальчишество в 40+ так непосредственно и очаровательно! И делает его особенно притягательным!

Джулия: Упаси Боже, никогда не упрекала г-на аббата в отсутствии благородства! Особенно в английской истории. Безумство чистой воды: упросить Джаксона о милости, не просто нарядиться в епископскую мантию, а убедительно СЫГРАТЬ Джаксона перед десятками людей во время первого посещения короля. И - пережить то, что пришлось пережить Арамису во время казни. Всегда мурашки по коже: Атос хотя бы был под эшафотом, он слышал, но не видел. ДАртаньян и Портос были в толпе - всё видели сами, но на них вряд ли обращали внимание. А Арамис видел, слышал и сам был на виду. И когда для всех уже все закончилось - для него ужас продолжался: "Мы уже положили тело в свинцовый гроб".

Арамисоманка: Джулия Вот. А в обморок упал Атос. И его ощущения больше всего описаны. Вот уж чьи переживания следовало подробно описать - это Арамиса. И еще это говорит лишний раз, что Арамис очень силен духом. Именно потому, что он в обморок не падал, и все свои переживания держал при себе. Только один раз он побледнел, и у него чуть не остановилось сердце, когда Карлу сообщают о замене палача.

stella: Атос так остро пережил все скорее всего именно потому что не смог ничем помочь запертый под эшафотом. И Арамис тоже едва не упал когда услышал что казнь состоится тут же.Не знаю что страшней-сидеть не видя в бездействии или стоять при исполнении. Тем более что Арамис как солдат и священник должен был быть привычен. Просто тут еще сознание полного провала операции и полного бесилия.А он не привык проигрывать.

Atenae: Господа, думается, если бы Атос стоял вместе с Арамисом на эшафоте, в обморок он не падал бы. Ноблесс оближ, что называется. Со всей полнотой переживать можно только тогда, когда от тебя никто и ничто не зависит. Хотя, думаю, Арамис и под эшафотом бы сознания не потерял. Он переживает совершенно иначе. И да, соглашусь со Стеллой, для него немало значит осознание проигрыша. Интересный поворот темы: как выглядят переживания Арамиса?

stella: А кстати-Атосу плохо то стало не под эшафотом и если уж на то пошло-до гостинницы он дошел как говорят-на автопилоте и отключился только в когда увидел на лице кровь и понял-чья это. И рядом не было никого . Он мог себе позволить на какое -то мгновение расслабиться-и как результат-реакция на стресс.

Atenae: Ох, какой косяк в биографии Арамиса нарыла! Помогите разобраться, кто в этом уже копался, плиз! Итак, упоминание об Амьенских садах, где г-н де Пютанж, конюший королевы спугнул Бэкингема, распустившего руки. Начнём с того, что "первый понедельник апреля 1625 года" под натиском дат растворяется без остатка. История в Амьене была 7 июля 1625 года. То есть, приезд гасконца - это всё же 1626! Но!!! Арамис говорит, что в то время он был ещё в семинарии. И тогда 5-6 лет дружбы "неразлучных" превращаются в 5-6 месяцев. Что, кстати, и похоже на правду судя по характеру сложившихся отношеий. Но что же это за простой семинарист, который присутствует в свите королевы? А? В каком качестве? Или он уж в семинарии стал любовником Козы?

Джулия: Что Арамис в Амьене забыл - это предположить легко. Мальчик уже по уши влюблен в Шевретту и желает видеть даму своего сердца. Кроме того, есть у меня одно соображение: Арамис "ростом и походкой напоминает красавца герцога". Арамис совершенно не удивлен тем, что его во время встречи с "ученым богословом" приняли за Бекингема - следовательно, знает про сходство. Может быть, и в Амьенские сады его провели по этой причине: в случае чего, использовать "вслепую" и выдать за герцога. Пока ловят одного - другой успеет скрыться. Про "вслепую" пишу потому, что Арамис сам дает оценку той истории - она ему показалась оскорбительной для короля. Так что он еще не разделяет с Шевреттой ни ее политические взгляды, ни постель. Думаю, что любовником герцогини он стал где-то в период поступления в мушкетеры.

Atenae: То есть, Вы предполагаете, что Шевретта намеренно создала ситуацию, чтобы Бэк остался с королевой наедине и имел шанс с ней... чего он там хотел? А Анна сама сломала ей обедню? Так, но зачем тогда сам Пютанж Арамиса бы приглашал? Он был замешан в махинации?



полная версия страницы