Форум » Клуб вдумчивых читателей » Не могу понять... (продолжение) » Ответить

Не могу понять... (продолжение)

Капито: Предлагаю в этой теме делиться вопросами по поводу Дюма, чтобы могли друг другу объснить то, чего не понимаем в произведениях Сан Саныча. Лично я многие вещи поняла только после неоднократного прочтения. И даже потом стыдно было, что раньше не осознавал чего-то. Ну так вот... Первое что мне непонятно. В ДЛС в главе "Обед на старый лад", когда после очередной смешной истории, друзья разразились хохотом, хозяин гостиницы срочно прибежал к ним посмотреть.. и далее фраза, которая меня просто каждый раз вышибает "Он думал что они дерутся". Обалдеть!!! Мне всегда казалось, что Дюма эту фразу вставил случайно. А вы как думаете? И пока что второе. В "Виконте" в главе,когда Фуке представляет королю Арамиса, а Дарт соответственно Портоса. Епископ в ответ на вопрос дАртаньяна говорит "Бель-Иль был укреплен бароном". А потом через несколько абзацев король многозначительно говорит про Арамиса "И он укрепил Бель-Иль". Что это? Людовик глуховат? Или туповат? Вроде нет. Или может это я, убогая, не дошла еще до понимания этой главы? Помогите осознать:))))

Ответов - 283, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Мари: а еще Арамис как-то раздобыл ключи от сада на площади (удобное место для выяснения отношений)

Nika: Мари пишет: а еще Арамис как-то раздобыл ключи от сада на площади Арамис, скорей всего, просто сам там кое с кем встречался, вот ключик-то и подвернулся. А раз подвернулся, то почему бы не воспользоваться. Тем более, что им лишние свидетели не нужны были.

stella: Дуэль Гиза и Колиньи проходила, кажется, на Королевской площади. И Анна -Женевьева смотрела на нее. Если я не ошиблась, то понятно, почему Арамис знает, где что имеется.( Я про сад) Ключ же у него не был. Он привел привратника, который еще и не хотел им отпирать- боялся, что они передерутся. И Арамис не хотел ему дать слово, что это не так.


stella: Я в нескольких источниках встречала упоминание, что Лонгвиль смотрела на дуэль. Кажется , один из них- м-м Лафаетт. Но, вообще то, это вполне может быть и просто навет, можно бросить пару слов на ветер, а из них раздуют все, что пожелают. Школа злословия процветала всегда.

Nika: Между прочим, об этом, кажется, даже Арамис упоминал, если я ничего не путаю.

Джулия: Не было!!! Факт упоминается, но не от лица Арамиса! Это де Гиш злословит. В русском переводе - глава XXXIII, "Стычка". Там же упоминается принц де Марсильяк, который ревнует мадам де Лонгвиль до того, что "готов перестрелять всех и каждого, даже ее духовника, аббата д`Эрбле...". Кстати, единственное место в тексте, из которого видно, что аббата и герцогиню связывают официальные отношения, и что никто, в том числе и де Гиш, злоязыкий и осведомленный про все придворные интрижки, не считает аббата любовником м-м де Лонгвиль.

Ульрика: Анне едва ли не открытым текстом было сказано. :) По этому поводу у меня вопрос есть. Извините, если его уже задавали. Почему Арамис, обычно столь осторожный, в этой ситуации с крестинами Шарля-Пари теряет контроль над собой? Тщеславие возобладало? Он же для себя лично ничего в итоге не попросил - только для Анны-Женевьевы и Лонгвиля!

stella: Ульрика , а чего он для себя конкретно мог пожелать? Деньги, почести? Он еще не созрел для церковной карьеры, он только начинает создавать свое влияние. Фронда и переговоры дали ему связи. Орден тоже, видимо, кой что давал.

Ульрика: В таком случае, никто ничего не сплетничал, просто Анна - умная женщина, и поняла, что к чему. Для себя Арамис мог бы пожелать как раз содействия в церковной карьере. Он подчеркивал, что беден - почему не попросить аббатство со стабильным доходом?

stella: И он что, проповедовал бы в церкви? Так он же сам на тот момент говорил. что у него переворот в мозгах происходит, когда он на кафедре, а перед ним- хорошенькая женщина. не готов он еще к такому. Ему спокойнее проповеди писать и продавать.

Ульрика: Продавал бы свои проповеди в ранге настоятеля какого-нибудь монастыря. Никто не гнал его на кафедру проповедовать, раз такие слабые нервы. :)

stella: он ничего не просил, потому что метил гораздо выше : пишет Lys .Он , может , и сам не сознавал, чего ему хочется. Пока его вполне устраивало то, что он мог шалить. У него честолюбие пока еще под спудом.

Диана: ИМХО, Арамис, желая бОльшего, чем аббатство, ставил на связь с герцогиней не Лонгвиль, потому о ней и пекся. Мне кажется, он бы попросил даже за не своего ребенка, если бы об этой чести для сего ребенка желала бы герцониня. Тем более, что "эту фрондирующую особу тоже надо было успокоить. Война сделала ее королевой, мир лишал ее этого титула" - как-то так по тексту. Арамису и его соратникам по партии был нужен мир, при этом Арамису нужна была фрондирующая герцогиня. Вот и попросил. Перефразируя известный анекдот: "Как отдохнуть двоим на одну путевку? Дать ее женщине"

Железная маска: Lys пишет: По-моему, он ничего не просил, потому что метил гораздо выше :))) +1. stella пишет: У него честолюбие пока еще под спудом. Лично мне в это с трудом верится. Чтоб оно вообще у Арамиса было под спудом? Да судя хотя бы по тому, каких он себе смолоду любовниц выбирал - вряд ли.

Джулия: Lys пишет: Ну тогда он еще краснел, по-крайней мере, стеснялся, значит, а ДЛС уже перестал Он и в ДЛС краснеет постоянно. Не наговаривайте на персонажа. :) Не все в мире измеряется деньгами. Есть благодарность иного рода. Думаю, что Арамис как раз тогда задумался о том, чтобы делать карьеру у иезуитов. Тайная власть ему очень понравилась.

Ульрика: Д`Артаньян, как следует из текста трилогии, к пятидесяти годам скопил состояние в 25 тысяч ливров и вложил его в дело Планше. Я хочу спросить у знатоков истории: такое было возможно? Осведомлена о том, что дворяне не имели права работать: только служба королю шпагой или священнический сан. Но вот так вкладывать деньги в предприятие купца - это не затрагивало дворянскую честь? Извините, если вопрос показался наивным или глупым. Мне интересно и непонятно.

Nika: Ульрика пишет: Но вот так вкладывать деньги в предприятие купца - это не затрагивало дворянскую честь? Д'Артаньян считал Планше чуть ли не своим другом и общался с ним почти на равных, к тому же они оба друг другу доверяли Я думаю, при таком раскладе вполне было возможно.

Джулия: Вложить деньги в доходное предприятие, получать ренту - совершенно нормально. Дворянин же не сам в лавке торгует!

Эжени д'Англарец: Действительно. А торговля соломой не в счет - тут такие обстоятельства, когда не стоит привередничать. Кто-то более гордый, может, и не пошел бы на такое, но д'Артаньян более практичный.

Nika: Lys пишет: Ну так и торговлю соломой, если на то пошло, можно считать отступлением от правил :)) А в торговлю с соломой и не вкладывали, вроде--это было спонтанное предприятие. Грех гасконцу с его умом было бы не заработать на дворе Мазарини, они, можно сказать, сами к нему пришли.



полная версия страницы