Форум » Клуб вдумчивых читателей » Не могу понять... (продолжение) » Ответить

Не могу понять... (продолжение)

Капито: Предлагаю в этой теме делиться вопросами по поводу Дюма, чтобы могли друг другу объснить то, чего не понимаем в произведениях Сан Саныча. Лично я многие вещи поняла только после неоднократного прочтения. И даже потом стыдно было, что раньше не осознавал чего-то. Ну так вот... Первое что мне непонятно. В ДЛС в главе "Обед на старый лад", когда после очередной смешной истории, друзья разразились хохотом, хозяин гостиницы срочно прибежал к ним посмотреть.. и далее фраза, которая меня просто каждый раз вышибает "Он думал что они дерутся". Обалдеть!!! Мне всегда казалось, что Дюма эту фразу вставил случайно. А вы как думаете? И пока что второе. В "Виконте" в главе,когда Фуке представляет королю Арамиса, а Дарт соответственно Портоса. Епископ в ответ на вопрос дАртаньяна говорит "Бель-Иль был укреплен бароном". А потом через несколько абзацев король многозначительно говорит про Арамиса "И он укрепил Бель-Иль". Что это? Людовик глуховат? Или туповат? Вроде нет. Или может это я, убогая, не дошла еще до понимания этой главы? Помогите осознать:))))

Ответов - 283, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

stella: Вот мой вариант перевода. -О, мать моя!- воскликнул Мордаунт с горящим взглядом и с неописуемым выражением ненависти.- О, я могу принести тебе в жертву всего одного, но зато это тот, кого выбрала бы и ты. И в то самое время, как дАртаньян испустил крик, Портос поднял весло, а Арамис искал место, как нанести удар, ужасный толчок, полученный баркой, увлек Атоса в воду. Испустив торжествующий крик, Мордаунт обхватил шею своей жертвы, подобно змее обвил ноги Атоса своими ногами, не давая ему пошевелиться. В одно мгновение, не издав и крика, не позвав на помощь Атос пытался удержаться на поверхности воды, но его увлекал вниз вес тел и постепенно он стал исчезать: только видны были его длинные волосы, но постепенно все исчезло. На месте, где их поглотило море, осталась только широкая воронка. Онемевшие от ужаса, неподвижные, задыхаясь от негодования и ужаса, трое друзей оставались с открытым ртом, расширенными глазами, с протянутыми руками: они казались статуями, но, невзирая на свою неподвижность, ощущали как колотятся их сердца. Первым опомнился Портос и вырвал у себя полный клок волос. -О!- воскликнул он с рыданием,-О, Атос! Атос, благородное сердце! Горе нам, горе, мы дали тебе умереть! -О, да!- вторил ему дАртаньян, - горе! -Горе!- прошептал Арамис. В эту самую минуту, на расстоянии трех- четырех брассов от барки, в центре широкого, освещенного луной круга, появился новый водоворот, в котором стали видны сначала волосы, потом бледное лицо с открытыми, но мертвыми глазами. Затем стало видно тело по-грудь и наконец волны, играя им, по своей воле опрокинули его на спину. В грудь трупа был воткнут кинжал с блестящей золотом рукоятью. -Мордаунт! Мордаунт! Мордаунт!- вскричали друзья. - Это- Мордаунт. -А Атос?- воскликнул дАртаньян. Внезапно барка накренилась влево под новым неожиданным грузом и Гримо издал радостное рычание. Все обернулись и увидели Атоса: Атоса бледного, как мертвец и с потухшим взглядом. Дрожащей рукой он держался за борт лодки, чтобы передохнуть. Восемь сильных рук в одно мгновение подняли и уложили его на дно барки, где ласки и объятия пьяных от радости друзей быстро согрели, оживили и возродили к жизни Атоса. -Вы, по крайней мере, не ранены?- спросил его дАртаньян. -Нет, - ответил Атос. - А он? -О, благодарение Богу, на этот раз он мертв. Взгляните! И дАртаньян вынудил Атоса посмотреть по указанному направлению, показав ему на тело Мордаунта, скользящее на спине среди волн. Труп то поднимался, то опускался и словно следил за четырьмя друзьями взглядом, исполненным оскорбительной и смертельной ненависти. Наконец, бездна поглотила его. Атос проводил его взглядом, полным меланхолии и сожаления. -Браво, Атос, - произнес Арамис с чувством, которое он не часто выражал. Прекрасный удар!- воскликнул Портос. У меня сын, - произнес Атос,- я хочу жить. Ну, наконец-то!- сказал дАртаньян.- Тут сам Бог говорил.( Вот где Бог сказал свое слово) Это не я его убил,- прошептал Атос,- это Судьба.

stella: Даже в момент такого потрясения дАртаньян говорит Атосу " вы" Вообще, перевод , по-моему, мало отличается от нам известного.( момент с Гримо и фраза гасконца в конце) А вот просто интересно, что остальные смогут нарыть?

Rina: Черная Кошка, интересное предположение. Я согласна со Стеллой, что могла иметь месть не обида, а удивление, недоумение. Но вряд ли это могло послужить блокирующим импульсом. Кроме того, на слуг это в целом распространятся не должно было. Потому как, не считая Гримо, вряд ли остальные так глубоко задумывались над личностью Мордаунта. Однако, Вы своим размышлением натолкнули меня на другую мысль. Чисто психологически такой коллективный ступор можно объяснять только одним - на всех троих (и слуг) подействовала какая-то общая "сила", послужившая блокирующим импульсом, сковавшим интуитивный порыв - броситься в воду и спасать друга. Этой "силой" вряд ли могла быть обида, даже уверена, что не могла быть. НО... у Дюма несколько раз описывалось и подчеркивалось, что на всех четверых имя, вид, голос Мордаунта и любое упоминание о нем, вызывало отвращение, раздражение, презрение, граничащие порой со... страхом. Да, да, не смотря на то, что многие из нас видят в наших героях рыцарей без страха и упрека, тем не менее... страх присутствовал. Подсознательный. Отсюда можно сделать простой психологический вывод: возможно, что именно подсознательное отвращение и страх перед личностью Мордаунта сковали всех, кто был в лодке. Это как, допустим, вы должны засунуть руку в ведро с водой и достать что-то привычное, и вдруг замечаете в воде лягушку (гусеницу, змею). Первый порыв - отдернуть руку и "фу, фу, фу". И этот импульс "отвращения" вполне может длится какое-то время. Отрезок времени, с момента, как Атос прыгнул и вынырнул вряд ли на самом деле составлял более 5 минут. Иначе ему не удалось бы спастись. Это длилось всего несколько минут. Это же подтверждает и текст ( в том числе в повтором переводе получается не более трех минут в целом). Это единственное пока для меня разумное объяснение случившегося - психологическая блокада в форме повышенной степени "отвращения" к Мордаунту.

stella: Rina , умничка! именно отвращение и сработало на подсознательном уровне. Ведь Дюма чуть ранее на это указал: все трое отодвинулись и прижались друг к другу, не желая касаться того, кому Атос собирался помочь. Потому он и остался один -на - один с Джоном. И недоумение и страх, замешанные на отвращении и сковали остальных.

Диана: А мне подумалось, что страх перед Мордаунтом помешал друзьям воспринять исчезновение с ним Атоса как нечто исправимое. Пока граф был в лодке, ему хотели помочь - и веслом, и прочим. Когда он исчез, это сразу было воспринято как конец, мб, даже с некоторым суеверным ужасом (учитывая, сколь часто Атос предсказывал, что все "это не к добру", и личность Мордаунта).

stella: Диана , то есть против Рока не попрешь и сопротивление бесполезно? И тот же Атос потом говорит, что все за него решила судьба. Он хотел сохранить жизнь Мордаунту во искупление казни Миледи. Хотел равновесия : я казнил одну- сохраню другого? А судьба распорядилась по- своему.

Черная Кошка: Убедили. Полностью согласна с вами, дамы. Большое спасибо, что взялись пролить света на этот вопрос!

Диана: stella пишет: Диана , то есть против Рока не попрешь и сопротивление бесполезно? В ту минуту, ИМХО, они так и восприняли.

Madame de Guiche: stella, Ваш перевод, насколько мне позволяет мой французский, вполне эквивалентен и адекватен. Спасибо Вам. Единственное, что - hurlement, изданный Гримо, я поняла все же как просто крик (но у меня пока слишком мало практики). И вот эта фраза Атоса : - J'avais un fils, dit Athos, j'ai voulu vivre. Мэтр употребил imparfait, а за ним passe compose, видимо, для того, чтобы показать нам ход мыслей Атоса - на тот момент, когда он боролся с Мордаунтом, он понимал, что у него [был] сын и он хотел жить. Поскольку к моменту его возвращения по-русски уже неестественно звучало бы "У меня был сын", то совершенно справедливо перевести это настоящим временем, а вот j'ai voulu vivre я бы, может, оставила бы в пассе: "Я хотел жить" Но это нисколько не меняет дела. Слова д'Артаньяна: - Enfin, dit d'Artagnan, voilà où Dieu a parlé. я бы перевела как: "Наконец/словом, вот где Бог сказал свое слово." Если понимать enfin как "наконец-то!" (охотно допускаю мысль, что есть контекст, в котором это именно так и мыслится), то получается, что это д'Артаньян возликовал о внезапно проснувшейся воле к жизни у Атоса. Мне представляется, д'Артаньян просто резюмировал и успокаивал Атоса. В русский канонический перевод специально не смотрела, чтобы не поддаться влиянию. Согласна с дамами насчет брезгливости к Мордаунту. Действительно, а что если бы Атос его спас и втащил в лодку?

stella: Madame de Guiche , спасибо огромное. Вас выгодно отличает уже то, что вы и как педагог и как человек, занимающийся языками, знаете тонкости грамматики. Я этого всего, честно признаю, уже полвека как не помню! Лажу в словарь часто, но переводы во многом интуитивны, так что поэтому и прошу меня проверять. Языком надо заниматься всерьез, а возможности нет. ( Я тоже не смотрела в перевод, но приходилось все время себя отдергивать, потому что знаю почти напамять текст)

Madame de Guiche: stella, рада стараться (тем более, что осуществляю свою давнюю мечту) Все, чему я научусь, да послужит нашему общему плезиру.

stella: А я когда-то в уме прокручивала ситуацию, когда вся компания оказывается в одной лодке. Знаете, это пожалуй тема для ООС.

Madame de Guiche: stella, от лица Портоса берусь утверждать, что эта тема долго не продержалась бы

Калантэ: Как ни не хочется мне признавать за друзьями Атоса такую слабость, чтобы не сказать - слабодушие, но, пожалуй, придется признать... Мне кажется, что тут сработали одновременно и версия Рины, и версия Дианы - одновременно, усиливая друг друга. Выходит, Мордаунт для них оказался кем-то вроде собаки Баскервилей для потомков Хьюго Баскервиля! :-) Поэтому и была уверенность, что уже все, погиб... Вот только, наверное, там все же не пять минут прошло. Пять минут в такой ситуации - вечность, так и секунды бы вечностью показались... Мне странным кажется у Дюма, практически друг за другом, формулировки: сначала "в одно мгновение", и тут же "постепенно". Но за пять минут уж точно бы Атос утонул и никаким чудом не откачали бы, а тут вынырнул сам! Так что реально - максимум минута. Даже меньше, наверное - если человек интенсивно двигается, он кислород сжигает моментально. Я бы секунд тридцать отвела.

stella: То, что произошло все куда быстрее. чем Дюма это все описывал, нет сомнений. Просто в такие мгновения время словно замедляет свой ход. К тому же Атос не ожидал такой подлости от Мордаунта, так что и сделать вдох вряд ли успел.

Диана: Тем более, что описание события как правило больше времени занимает, чем само событие.

Nika: Калантэ пишет: Как ни не хочется мне признавать за друзьями Атоса такую слабость, чтобы не сказать - слабодушие, но, пожалуй, придется признать... Девушки, мне тут супруг, непосредственно работающий на море, рассказал несколько вещей. Во первых, народ был в состоянии шока, значительно отличающимся от состояния растерянности или слабости. Во вторых, точнее, это-таки должно быть во-первых, никто из них по сути дела не был близко знаком с морем, кроме самого Атоса. Нырять ночью практически вслепую в морскую бездну не слишком подготовленным к такому варианту людям скорее всего, ни к чему бы не привело--вероятно, если бы Атосу не повезло, то было бы еще и двое погибших. В третьих, это уже мои домыслы--а может, все просто верили в то, что Атос и из этой передряги выберется без их помощи? В конце концов, так они и вышло...

Диана: Ну, по крикам ужаса судя, вряд ли верили. А вот насчет шока - это да, моей теории это не противоречит. Портос плавал, "как левиафан", но ему казалось, что все кончено.

Nika: Перенесемся лет на десять вперед... я вот тут давно уже мурыжу одну тему. Значит, так: сначала Атос опустил Планше, который, в общем, так уж и не был перед ним виноват (вспомнить ДЛС, так тогда вобще другом назвал. Что случилось, с возрастом забыл былые заслуги? Нэ верю...) Потом, через пару глав, Бофор с Гримо чуть ли не обнимается да еще денег тому лично приволок, поскольку упоминать в завещании было бы негоже. То есть высокородный герцог, адмирал, сын короля--тащит слуге мешок денег и ничего с ним не случилось, не рассыпался? Я что-то не вижу логики в поступках господ, если честно.

stella: Nika , ну," королю рынков" можно себе позволить побрататься с простолюдином! К тому же , Бофор написал в завещании " Вогримо", а не " Гримо". А тот момент, что Гримо к старости обзавелся эспаньолкой- это тоже привилегия, которую ему Атос даровал. Своим, совсем своим, граф многое разрешал. Его спесь Планше взбесила, скорее всего. И некое амикошонство, которое тот себе позволил.



полная версия страницы