Форум » Клуб вдумчивых читателей » Гримо » Ответить

Гримо

stella: Все о главных, да о главных. А некоторые- совсем не второстепенные.

Ответов - 46, стр: 1 2 3 All

stella: Точно так же, как когда тебе говорят " ты", а вы продолжаете говорить собеседнику "Вы" . В какой-то момент до него доходит, что между вами установлена дистанция. Помните, как Атос поставил на место Планше, возомнившем о себе, что он, как помещик, может быть игрив с вельможей. Таких случаев можно по трилогии набрать не так-то уж и мало. Или Арамис, осадивший Безмо, например. ( А Безмо де Монлезен был дворянин!) Вся четверка отлично умела поставить на место третье сословие. А проистекало это от полнейшего равнодушия к народу. Поэтому и была дистанция, которую Гримо никогда бы не перешагнул, а Атос никогда бы этот переход не оставил безнаказанным.

Констанс: А Вам не кажеться , что к концу трилогии Атос смог бы простить и позволить Гримо все, ну кроме , конечно предательства?

stella: Нет, не кажется. То, что Гримо мог себе ( или Атос ему) разрешить было все равно в рамках: господин-слуга. Слуга- тень, слуга- верный и преданный, как пес, слуга, готовый пожертвовать собой- но слуга. Атос не просто доверяет ему, бережет его в старости и любит его, как часть себя.( Да, я не побоюсь этого слова, помня, как он ничего не сказал на слова Гримо, что именно Гримо поедет с Раулем). Но Гримо для него та часть себя, которая... как бы это поделикатней...обслуга. Он не стал бы жаловаться или делиться с Гримо. То, что они друг друга без слов понимали не дает им права изливать душу друг другу. Хотя Гримо о хозяине знал, наверное, все. А вот Атос о нем- только то, что доступно глазу. Разбираться особо в эмоциях своего лакея граф не стал бы, хотя многое понимал. ( как понимал, что к старости Гримо стал не так вынослив, но никогда в этом не признается.)


Констанс: Ну да, граф центр мироздания, Рауль-планета на его орбите, а Гримо так себе спутник.

Диана: Граф - это вельможа, виконт - это наследник, а Гримо - управляющий.

jude: В продолжение нашего разговора с Lys и Стеллой и с их разрешения Кто такой Гримо? Для начала – что говорит о персонаже сам Дюма? Атос также имел слугу, которого воспитал на особый лад. Звали его Гримо. […] Не считая нужным менять свои привычки, он приучил Гримо исполнять его требования: тот повиновался простому знаку или легкому движению губ. Разговаривал с ним Атос только при самых необычайных обстоятельствах. Случалось, что Гримо, который как огня боялся своей господина, хотя и был горячо привязан к нему и преклонялся перед его умом, полагая, что уловил его желания, бросался исполнять их и делал как раз обратное тому, что хотел Атос. Тогда Атос пожимал плечами и без малейшего гнева колотил Гримо. В такие дни он бывал несколько разговорчивее. («Мушкетеры у себя дома») Полубог исчезал, едва оставался человек. Опустив голову, с трудом выговаривая отдельные фразы, Атос долгими часами смотрел угасшим взором то на бутылку и стакан, то на Гримо, который привык повиноваться каждому его знаку и, читая в безжизненном взгляде своего господина малейшие его желания, немедленно исполнял их. («Жена Атоса») - Терпение, - сказал Атос. - У меня был свой план. Англичанин - чудак. Я видел утром, как он разговаривал с Гримо, и Гримо сообщил мне, что англичанин предложил ему поступить к нему в услужение. («Возвращение») - Обещаю тысячу пистолей каждому из вас, если вы поможете мне бежать! Но если вы предадите меня в руки ваших господ, то знайте: у меня есть здесь поблизости мстители, которые заставят вас дорого заплатить за мою жизнь! Гримо колебался. Мушкетон дрожал всем телом. («Суд») Теперь, собственно, моя версия. Я не думаю, что Атос нанял Гримо в Париже, как д’Артаньян – Планше. Гримо горячо привязан к хозяину. Такая привязанность не возникает за короткий срок. Можно возразить – Гримо с Атосом уже пять лет. Но что бедный слуга видел за эти пять лет? Господин у него – весьма своеобразный человек. Заставляет жить в полном молчании. Пьет. Колотит почем зря. Письма заставляет есть. :) Тут поневоле взвоешь, каким бы умным и благородным ни был хозяин. Мог ли Гримо уйти? Объективно, мог. Слуги подавали на господ в суд (!), просто сбегали, или их сманивали, предложив лучшие условия. Англичанин предлагает Гримо перейти к нему на службу. Но Гримо остается с Атосом. Вполне возможно, что он получал подобные предложения и раньше. Гримо – хорошо вышколенный слуга, такие ценятся. Значит, у Гримо есть причина испытывать горячую привязанность к хозяину. Потом, на мой взгляд, трудно перевоспитать взрослого человека на свой лад, заставить его принести обет молчания. А вот если господин и слуга были знакомы с детства… Филипп Арьес пишет, что первыми слугами дворян нередко становились их молочные братья – дети кормилиц. Обычно они были старше своих хозяев на год-другой. Я ухватилась за этот факт, а также – за пролог «Юности мушкетеров». Итак, примерно до восьми лет графский сын находится на попечении женщин – кормилицы и няньки. А Гримо тоже постоянно возле матери, он сам еще ребенок. Мальчики растут вместе. Гримо становится для маленького Оливье первым товарищем по играм, позднее будет провожать его в коллеж, таскать его сумку с книжками. Еще позже – носить письма Анне де Бейль. Потом отправится с ним в Париж. Как мне кажется, Атос вряд ли бы рассказал Гримо, что произошло на охоте. Все, что верный слуга знает, это то, что случилась какая-то ужасная трагедия. Молодая графиня погибла, а граф не может себе этого простить. Что-то в таком духе. В главе «Суд» именно Гримо находит Миледи. Потом он колеблется, не отпустить ли ее. Оказалось, госпожа цела и невредима, а теперь граф собирается ее убить. А может, она все-таки невиновна? Может, господин ошибается? Граф ведь когда-то так сильно ее любил. Оливье для Гримо почти младший брат. Потому-то Гримо и терпит и дурное настроение хозяина, и пьянство, и вынужденное молчание. Это, действительно: «Меня вскормили вместе с ним [с господином], я люблю его больше всех живущих». Остается вопрос, почему граф колотит преданного друга. На него у меня ответа нет. Может, у форумчан есть идеи, как это объяснить? Кстати, у меня ощущение, что сцена, когда Гримо в наказание ест письмо, или немой диалог, когда мушкетеры идут к бастиону Сен-Жерве, характерны как раз для дружбы с детских лет: «Ты в своем уме, хозяин? Нас же там ухлопают. Не полезу я на этот бастион, даже не рассчитывай». Но это лично мое восприятие. Есть еще два момента. Первый: почему тогда Гримо не сопровождает Оливье в Англию, когда тот служит во флоте? Тут все просто: морские приключения шевалье де Ла Фера я сочиняла до того, как прочла Арьеса и написала «Монолог Гримо». Отсюда и нестыковки. Честно, у меня была мысль отправить их в Алжир вдвоем. Но тогда бы Оливье пришлось думать не только о себе, а еще переживать за слугу – как бы тот не угодил в беду. Кроме того, Гримо, кажется, не говорит по-английски, судя по ДЛС. Поэтому Дьёдонне остался во Франции. Может, у него морская болезнь, в конце концов! (шучу :)) Второй: у Гримо не очень представительная внешность для слуги графского сына: «сросшиеся брови, тонкие губы, крючковатый нос и выдающиеся скулы». Правда, молочная сестра Марии Медичи, Леонора Галигаи, тоже не блистала красотой и была низкого происхождения. Однако это не помешало ей стать близкой подругой и камер-фрау королевы. У Lys – своя, весьма аргументированная версия знакомства Атоса и Гримо. По ней они встречаются уже после бегства графа в Париж. И, если я ничего не путаю, там – Гримо благодарен Атосу за спасение жизни. Поэтому все вышеизложенное – только мое имхо.



полная версия страницы