Форум » Благородный Атос » Портрет » Ответить

Портрет

stella: Название - Портрет. Все остальное навеяно идеей Lys и Ван Дейком, у которого я немало позаимствовала.

Ответов - 45, стр: 1 2 3 All

stella: Старый антикварный магазин на улице Риволи издавна привлекал меня. Казалось, сам воздух в глубине его создавал атмосферу прошедших веков. Тонкий запах пыли, хотя за всеми предметами, находившимися на выставке, в магазине тщательно следили, проникал в ноздри, создавая, вкупе с запахом лака, старых тканей и благородных пород древесины, тот аромат ушедших времен, что так будоражит воображение. Я не собирался ничего покупать: цены были мне не по карману в этой сокровищнице, достойной "Сотбиса" Но смотреть никому не возбранялось, и старенький хозяин, мой давнишний знакомый, не без легкой иронии наблюдал, как я украдкой глажу рукой по старинным подлокотникам кресел, провожу пальцем по раме картины, стирая воображаемую пыль, или стою перед застекленными шкафами, созерцая старинные бокалы и графины рубинового стекла. Я никогда не задумывался всерьез, как это столько предметов старины помещаются в таком малом пространстве. Стены словно раздвигались, само помещение казалось безразмерным и я терялся в нем, как мальчик-с-пальчик в человеческом доме. Глаза разбегались от всех сокровищ, выставленных на обозрение желающих приобщиться к старине. Мне казалось, что я уже наизусть знаю все, что находится у старого антиквара, но в этот раз меня ждал сюрприз. Сюрприз оказался небольшим, 50 на 70 портретом неизвестного в той тяжелой, резной раме, которая так характерна для середины 17 столетия. Эту раму, ее тусклый блеск позолоты, заметил я раньше, чем разглядел сам портрет, почти скрытый за тяжелой драпировкой в темном углу. А когда сдвинул в сторону занавес, то на меня из полумрака глянули глаза цвета лазури. Какой-то молодой человек, одетый по моде середины 17 века, пристально разглядывал меня из глубины прошлого. Я машинально оглянулся - за мной стоял хозяин магазина. - Разглядываете мою находку, месье? - Да, раньше я его не видел. - Этот портрет у меня всего несколько дней. Нравится? - Тут мало света. - А мы зажжем пару свечей. Так портрет будет смотреться лучше. - Кто это? - Не знаю.- старик хитро улыбнулся.- Но вы рассмотрите портрет повнимательнее, может и у вас возникнут какие-то мысли по поводу того, откуда он и кто мог бы быть художник.- Он пригнулся, поднося спичку к свече. Вспыхнул огонек, потом еще и еще: всего шесть свечей бросали свой трепетный свет на холст, заставляя метаться тени на потолке. Портрет в этом подвижном освещении ожил. Теперь я мог отлично рассмотреть, кто на нем изображен. Портрет задумывался как парадный. Но, то ли из-за скромных размеров, то ли из-за некоторой беглости, недосказанности исполнения, приобрел интимный характер. Молодой вельможа, в несколько небрежной позе, подбоченившись левой рукой и опираясь правой на какой-то парапет, внимательно вглядывался в открывшуюся ему даль широко открытыми глазами. Богатый, жемчужно-серый камзол украшал роскошный кружевной воротник, на который свободно падали черные локоны. Тонкие черты лица, надменное выражение и едва приметная гримаска красиво очерченных губ будто говорили: этот любимец дам и баловень судьбы не был доволен либо собой, либо своей жизнью. Обращали на себя внимание богатая перевязь и шпага, эфес которой был украшен драгоценными камнями. Холеные руки аристократа довершали портрет. - Француз? - Скорее всего. Типаж не характерен для англичан, фламандцев и уж точно – не испанец. - И нигде нет имени? - Никаких признаков. Только по костюму и по прическе можно определиться: год 1635- 1640. - Знаете, его внешность мне напоминает кого-то, очень знакомого. - У меня тоже возникают какие-то ассоциации. Впрочем, я намерен отдать его на экспертизу: это поможет мне определиться с ценой. - Вы мне позволите побыть с ним наедине? - Вы что, рассчитываете, что он вам расскажет что-то о себе?- старый антиквар пристально, на этот раз без тени улыбки, всматривался в меня. - Конечно, это все чепуха, но этот портрет притягивает к себе. Мне даже голос чудится. Знаете, такой мягкий, звучный баритон. Как вы думаете, сколько ему лет было, когда писался портрет. - Я думаю,- старик прикрыл глаза,- он только выглядит молодо. На самом деле, ему здесь намного больше тридцати. Взгляд выдает человека, знающего жизнь. - А вот мне показалось, что он кого-то или что-то ждет. Чуда или возмездия…- я попытался улыбнуться в свою очередь, но улыбка вышла неуверенной. - Я оставлю вас, побеседуйте. Может, вы и выпытаете у него какой-нибудь секрет. Я остался с портретом наедине. Не знаю, испытывали ли вы когда-нибудь, стоя перед старинным портретом, ощущение, что изображенный на нем человек неотрывно следит за вами? Это чувство особенно сильно, когда разглядываешь портреты Левицкого, русского художника восемнадцатого века или портреты Ван Дейка. Людей этих уже давно нет, кости их истлели, а удивительная аура живого присутствия не покидает того, кто стоит перед картиной. Так было и со мной. Я стоял, боясь пошевелиться, боясь вздохом, движением, спугнуть это чувство. Неизвестный чуть насмешливо кривил уголки губ, разглядывая меня, но моментами взгляд его ускользал поверх моей головы куда-то в доступные только ему дали. Он хотел отрешиться от своих мыслей, поговорить со мной, но, не в силах сосредоточиться только на общении, оказывался во власти своих потаенных дум. Интересно, что не так могло быть у этого, далеко не бедного аристократа? Застарелая тоска светилась во взоре редких по красоте лазурных глазах. "И чего тебе не хватает?"- пробормотал я помимо воли.- " Женщины, богатство, красота , доступность всех радостей жизни. Ты пресытился всем и во всем разочаровался? Или, может быть, тебя преследуют укоры совести? Ну, это вряд ли!" – возмутился я своим же предположением.- "Такой походя сотворит что-нибудь и даже не задумается: по праву рождения ему дозволено все.". - Не судите опрометчиво, месье!- явственно звучит насмешливый баритон.- Человек остается человеком только тогда, когда помнит о другом. - Ну, Ваше Сиятельство, ( почему-то мне хочется считать его графом),- не думаю, что вы вспоминаете о тех несчастных, чье жалкое существование обеспечивает вам хотя бы возможность щеголять в таком камзоле? - Жаль, что вы не можете побывать в моих поместьях. Там бы вы убедились, что, думая о своих вассалах в подвластных мне землях, я даю им возможность жить пристойно. Господин обязан думать о своих людях. - Значит, вы исключение из правил. - Человек, прежде всего, создание божие. Он обязан думать о себе подобных и заботиться о них в меру своих возможностей. Мои возможности достаточно велики. Его взгляд опять убежал в пустоту за моей спиной. Что он там видит? Свое прошлое или будущее? - Вот вы заказали этот портрет для своей семьи?- бестактный вопрос, но мне так любопытно, зачем ему еще и такой портрет. Ведь, наверняка, не первый и, если он жил долго, не последний. - Ну, вот вы же любите фотографироваться по поводу и без!- улыбается мой собеседник.- В мое время принято было заказывать портреты. - Да, у прошлого не отнимешь этой неторопливости, запечатленной на холстах. Мы хватаем сюиминутность, вам свойственно было не спешить с выводами. - Каждому времени - свое восприятие реальности. Мы снова молчим, каждый о своем. Я разглядываю его лицо: чуть трепещущие ноздри, четко очерченный овал лица, лоб без единой морщинки. Но все равно не оставляет ощущение, что он вот-вот нахмурится в такт своим мыслям. - Жаль, что портрет не закончен, что-то помешало художнику? - Да. Смерть. Эпидемия лихорадки. - А вы? - А я уцелел!- он, кажется, сожалеет, что смерть в тот раз обошла его. - Имя художника не известно. Но это был мастер! - Голландская школа. - А вы, Ваше Сиятельство? Вы тоже желаете остаться не узнанным? - Зачем вам мое имя? Вы видите перед собой человека, который имея все, сумел все потерять из-за одного, не вовремя сказанного " да". После этого уже не имело значение ни его происхождение, ни его положение в обществе, ничего! Оставим лучше этот разговор… Какое интересное признание! За условностью позы, за спокойной холодностью парадного спокойствия, вдруг выглянуло живое страдание. Как же он мне кого-то напоминает! Я уже знаю кого, но боюсь себе признаться, что почти уверен, что знаю, кто этот человек. Живший когда-то, воскрешенный на страницах книги и оказавшийся неожиданно реальным благодаря портрету передо мной. Здравствуйте, господин де Ла Фер!

stella: У меня , конечно, нахальства хватает, но натуры подходящей так и не нашла. Пришлось кой- чего у Ван-Дейка позаимствовать.

Калантэ: Стелла, ссылка не работает... :-(


Ленчик: stella пишет: Ну, вот вы же любите фотографироваться по поводу и без! Ай, красавец stella, браво!

Lys:

Калантэ: Lys , это портрет и есть? Поза как у Ван Дейка, а вот остальное...

stella: Книга, которую я купила на раскладке букинистов, начинает работать. Позу пришлось взять у Маэстро- а где ж найдешь в наши дни аристократа.

Lys: Не удержалась :))

Ленчик: Я просто преклоняюсь перед людьми, у которых руки растут из правильного места!

stella: Ленчик - а папиросы" Беломор- канал" и "Тройка" , если она по-прежнему та же- это мой отец рисовал. У него-то руки точно правильно росли!

Ленчик: Подбираю челюсть... Мир тесен, однако.

Nika: Если мы когда-нибудь издадим сборник фанфиков, на обложке должен быть именно этот портрет!

stella: Меня сожрут за плагиат у Ван Дейка.

Камила де Буа-Тресси: stella, это просто великолепно! Ленчик пишет: Я просто преклоняюсь перед людьми, у которых руки растут из правильного места! ППКС!

Anna: Просто слов нет. Если бы такой висел у меня дома, я бы рано или поздно тоже начала с ним разговаривать. (Скорее рано)

stella: Anna , он пока не висит- сохнет, перед тем, как лаком вскрывать буду. Но я, вместо того, чтобы делать другую работу, бегаю к то и дело к нему пообщаться.

Белошвейка: Стелла, браво! а вот я неравнодушна к этому портрету Ван-Дейка

stella: Белошвейка - кажется, это кто-то из испанцев? Я тоже очень люблю этот портрет. Интересно, что в моей монографии его почему-то нет.

Белошвейка: Стелла, вот его данные: Портрет молодого человека Ван Дейк, Антонис. Холст, масло. 79x63.5 см Фландрия. Около 1634 - 1635 гг. Источник поступления в музей: Строгановский дворец-музей в Ленинграде. 1932 г.

stella: Те самые годы. Хотя, молодой человек на портрете выглядит лет на 30, как минимум. Это по нашим меркам- молодой. Но как же хорош! А прическа- на испанский лад.

Белошвейка: Поскольку Атосу на время начала ТМ было 28 лет, тут я противоречий не вижу. Развейте мой склероз - где говорилось о том, что Атос знал испанский?

stella: Насчет испанского- самый яркий пример- когда они с сеньором Пересом говорили, пока Портос котлету уплетал. А Атосу на начало ТМ все же поменьше- 26 лет. Он 1599 года.

Эжени д'Англарец: Белошвейка пишет: а вот я неравнодушна к этому портрету Ван-Дейка Чем-то напоминает Атоса-Смехова, или это мне так кажется?

Белошвейка: Эжени д'Англарец пишет: Чем-то напоминает Атоса-Смехова, или это мне так кажется? Так и есть

Камила де Буа-Тресси: Да, похож! Глаза особенно... Теперь и я к нему неравнодушна...)

Roni: Вот как-то так... Навеяно портретом и рассказом...Стелле, с благодарностью Лавка, антиквар,- Нереальный мир... Время замерло Посреди картин... Лучик упадет, Оживляя холст, Я смотрю на Вас, Снова я Ваш гость... Где встречались мы, Позабыв века? На страницах книг? На границе сна? Я смотрю на Вас... И в который раз Что расскажет мне Взгляд небесный Ваш?

stella: Roni - спасибо! Вот и мне достались ваши стихи!

Henriette: Графу явно не хватает фамильного кольца - сапфира в оправе из алмазов. Хотя, если здесь ему лет тридцать, то оно уже давно красуется на пальце его жены...

stella: Henriette - в этом ракурсе руки оно не видно бы было.( А то, думаете не испытала соблазна изобразить его?)

Henriette: М-да, я вот всю жизнь мучаюсь как бы оно могло выглядеть, это колечко...

stella: Скорее всего сапфир был кабашоном- в конце 16 века не умели хорошо гранить камни. Алмазы тоже не гранили розой- могли просто " открыть" природный кристалл- дать ему заиграть. Основная ценность в красоте сапфира.

Калантэ: Насколько помню, сапфиры тогда обрабатывали либо кабошоном, либо "таблицей", то есть плоский камешек. Кабошоном в основном звездчатые. Так что, ИМХО, перстень мог выглядеть примерно вот так (только надо дофантазировать вокруг сапфира мелкие алмазики, вставленные в оправу):

Ленчик: Lys пишет: а если к этому еще и графа приложить... То само кольцо уже и не так важно

Lys: В лучшем качестве

nisona: Нет слов! Браво!

stella: В этот раз у меня граф получился такой. Это портрет молодого человека. Художник, скорее всего, кто-то из голландцев. Я не сумела найти, кто автор. Я взяла позу и композицию. Изменила лицо, в цвете и детали костюма. И - пейзаж вдали.

Rina: Очень красиво! Думаю, что поклонники Атоса многое бы отдали за обладание такой картиной :)

stella: Ну, это я поделилась со всеми! А вообще-то предыдущий я подарила Lys. Этот - повешу у себя. Я под него уже и место подготовила.

Констанс: Стелла, а разве в каком- то из романов, есть сцена ,где Атос позирует художнику? По моему только в ВдБ в комнате у Луизы висел портрет графа де Ля Фер в молодости.До сих пор ума не приложу, что портрет Атоса делал в комнате Ля Вальер? Конечно, девица не большого ума, но и она понимала что,Атос к ней не благоволит( и это мягко сказано).О том , что граф может быть очень против их с Раулем брака, она довольно четко озвучила, когда Рауль просил ее руки. И почему в ее комнате нет портрета Рауля, хотя у него автопортрет Луизы висит на почетном месте?Да и интересно было бы спросить, а в Ваших загашниках нет случайно портрета Рауля?Ведь из ВдБ мы знаем , что портрет Рауля, висел в спальне Атоса.

stella: Констанс ,так я предположила, что с Атоса не только миниатюру писали, но и разные портреты. И на ваш вопрос мой герой в этом фике уже ответил: " В ваше( наше ) время ведь любят фотографироваться." Понимаете, любой фик предполагает к зацепке из книги еще и собственную фантазию автора. Это такой вид литературного творчества и не только по романам Дюма. И он получил право на существование. Если это выглядит логично и в стиле эпохи и соответствует образу, почему я должна искать именно этот факт в книге? Ведь у Дюма огромные временные лакуны, которые так интересно заполнять своими домыслами. Что до Рауля, то у меня его портретов нет, разве что в рисунке к "Сказочке" Ленчика. Он был так похож на отца, что мне не интересно его рисовать. Это не мой герой. так что его портрет в спальне графа оставим для кисти художника, увлеченного его образом.

Диана: А не мог портрет Атоса висеть у Луизы именно потому, что при большом внешнем сходстве Рауля с ним он был совершенно иной по характеру? Она позднее полюбила человека, который всегда поступал так, как он хотел или считал нужным. Ей нужен был рядом человек именно такого типа.. Можно предположить, что ей хотелось быть одобряемой такими людьми, в-частности, графом? А раз не выходит, так хоть рядом повесить портрет - иллюзия присутствия и одобрения (ведь молчит ;) )

stella: Диана , а это интересная мысль!

Констанс: Ну что ж давайте оставим портрет Рауля увлеченному им художнику. Подождем, авось найдеться такой. Насчет огранки драгоценных камней. Первой носить ограненные алмазы (а также я думаю сапфиры и рубины) начала во Франции Аньес Сорель фаворитка короля Карла 7 (того самого, которого короновала Жанна Д Арк) Ожерелье было презентовано ей Жаком Кером, главным казначеем французского двора. Бриллианты произвели при дворе фурор. Жак Кер привез их с Востока, с которым торговал лионскими шелками и французскими кружевами. На Востоке в те времена уже хорошо умели гранить драг.камни.

Ленчик: Констанс, последний раз прошу по-хорошему: 1) Не пишите несколько постов подряд. Пользуйтесь кнопкой "правка" и дополняйте первое сообщение. 2) Пожалуйста, проверяйте текст хотя бы вордом. Вас читать невозможно. Я сбилась со счета выправляя бесконечные опечатки в вашем предыдущем сообщении. Вы же хотите общаться? Проявите уважение к собеседникам - вас читать невозможно.

Калантэ: Констанс - бриллиантов тогда еще не было, увы. Бриллиантовая огранка появилась во второй половине 17 века, собственно, бриллиант - это не любой ограненный алмаз, а именно алмаз бриллиантовой огранки, то есть камень с минимальным количеством граней 57. :-) А во времена Жанны д'Арк были или отшлифованные природные кристаллы, октаэдр с острой верхушкой, или чуть более сложно - то же самое со срезанной верхушкой, "огранка площадкой". Это были еще не бриллианты.



полная версия страницы