Форум » Благородный Атос » Смысл жизни » Ответить

Смысл жизни

Rina: Фандом: "Двадцать лет спустя" Герои: Атос Размер: мини Жанр: все же ООС Отказ: все права Мастеру Статус: закончен Давно ничего не писалось. А тут вдруг на одном дыхании за вечер.

Ответов - 10

Rina: Наконец-то утомительная дорога была позади. Почему-то именно путь из Рош-Лабейл до дома показался Атосу чуть ли не самым сложным, напряженным за всю его жизнь. Ни на минуту его не отпускало чувство тревоги. Такое непривычное чувство неосознанной тревоги, которую человек с менее тонкой душевной организацией легко бы перепутал со страхом. Тревога за совершенно беззащитное существо, которое так внезапно оказалось под его порядком потрепанным и обгорелым «крылом». Вот уж действительно права народная поговорка о том, что человек предполагает, а Бог располагает. Все планы на будущее в один миг стали не такими уж важными. Куда более значимым теперь казалось сопение прехорошенького трехмесячного мальчика, лежавшего в большой плетеной корзине, бережно и крепко сжимаемой Атосом, который твердым шагом подходил к порогу своего дома. Гримо был отправлен вперед, чтобы успеть все организовать к приезду хозяина. Шарлотта, служанка, которая уже много лет верой и правдой служила Атосу, зарекомендовав себя, как человек, который мало показывается на глаза, но много делает, уже приготовила комнату. Приезд графа застал ее за разбором всего, что могло бы послужить на первое время в качестве пеленок. Граф молча прошествовал в свой кабинет, не выпуская из рук корзины. - Гримо, пригласите ко мне Шарлотту, - устало опускаясь в кресло, Атос бережно рядом опустил корзину. Через пять минут тихой поступью в кабинет вошла полная, уютная Шарлотта и низко поклонилась. - Прикройте дверь, Шарлотта, - тихо сказал Атос и поднялся, бросив быстрый взгляд на младенца, который меж тем мирно спал. Женщина молча выполнила просьбу и осталась также почтительно стоять, не решаясь пройти в кабинет дальше. - Проходите, проходите, - Атос жестом пригласил служанку пройти, а сам подошел к окну и, скрестив руки на груди, некоторое время молча смотрел в сад. - Если мне не изменяет память, - заговорил он вновь, - У вас двое взрослых сыновей? - Да, господин граф, - с поклоном ответила Шарлотта. - Чем они занимаются? - Старший Жан работает на ферме, а младший Гаспар ходит в помощниках вашего конюха, господин граф. - Ах, да, Гаспара я знаю, толковый паренек, - кивнул Атос. – Шарлотта, вы добрая работящая женщина, много лет служите этому дому…. Поэтому вы, пожалуй, единственный человек, которому я сейчас могу доверить… доверить ребенка. Гримо вас уже, видимо, предупредил? - Да, господин граф, он попросил приготовить комнату, люльку и пеленки. Я взяла на себя смелость и послала Гаспара к нам домой за старой люлькой. Она, конечно, очень простая и без прикрас, но все лучше, чем корзина… Сказав это, Шарлотта смутилась и скомкала фартук, потупив взгляд. Атос одобрительно кивнул: - Вы все правильно сделали, благодарю вас! Кроме того, я хотел попросить вас подыскать среди женщин кормилицу, ежели есть кто на примете… Долго продолжался разговор графа де Ла Фер с Шарлоттой, после чего она тихонько отнесла корзину с малышом в приготовленную комнату. Только спустя пару часов Атос нашел в себе силы подняться к мальчику. Завидев хозяина, вошедшего в комнату, Шарлотта незаметно вышла. Атос же приблизился к люльке, простой деревянной люльке, в которой когда-то спали сыновья Шарлотты, и склонился над малышом. Необыкновенное чувство тут же захватило все его существо, побежало по венам, разлилось теплом в сердце. Чувство, которое может испытывать только родитель, глядя на свое чадо. Столько сразу важного, сложного и непонятного появилось в жизни. До сих пор казалось все более или менее понятным. Жизнь шла по накатанной колее, как старая телега мельника, который возит муку от своей мельницы до замка. Ни вправо, ни влево. Со скрипом, медленно, но конечный пункт известен. И тут вдруг… Эти маленькие ножки и ручки, трогательные щечки, маленький носик и самые необыкновенные, чистые, доверчивые глазки. Что же теперь делать? Ребенок не спал и, увидев склонившегося над ним взрослого, заулыбался и задвигался. Атос неуверенно протянул руку и легонько коснулся щечки. Малыш оживился еще больше и ответил на ласку агуканьем. Граф даже вздрогнул слегка от неожиданности, настолько был погружен в свои мысли. - Так вот ты какой… - прошептал он. – Смысл жизни… Смысл жизни ответил робкой, еще неумелой, но совершенно счастливой улыбкой.

stella: Rina , вот теперь это совсем по-настоящему. Жизненный опыт - великая штука. Могла бы задать парочку вопросов бытового характера, но - ни к чему. Важен - смысл!

Rina: Стелла, "теряю былую легкость", как говорил герой Фарады в "Формуле любви". Косяков в тексте чисто исторических, а может и бытовых, возможно много. Но писалось действительно от души

Орхидея: Rina, до чего трогательно. Спасибо! Написано с любовью.

stella: Rina , " косяки" бытовые. Ребенок не смог бы вынести дорогу в несколько дней без кормилицы. Второй косяк - насчет Шарлотты, много лет ему служившей( он в Бражелоне всего то три- четыре, не больше) , так ее можно было из Берри, из Пикардии выписать.

Rina: Ну, будем считать, что на время дороги у него была эрзац-кормилица, а 3-4 года - это уже много лет ))) Надо будет исправить в тексте мелочи. Спасибо

Grand-mere: Rina, Вами сейчас Рауль воспринимается как братишка Вашего солнышка, верно? - отсюда и теплота, и нежность...

Rina: Grand-mere, я бы не сказала... это просто новый уровень восприятия ощущения "быть родителем". Я не столько о Рауле думала, когда писала, сколько ставила себя на место Атоса, пытаясь понять, что мог чувствовать он, зная при этом, что чувствуют родители.

stella: Rina,вот ждала от вас именно такого ответа! Маленького Рауля уже скорее с внуками сравнивала, а вот чувства человека, которому на голову свалился смысл жизни тогда, когда эта жизнь стала тоскливой рутиной- это и мне интересней. Может, это эгоистично( наверняка), но препарировать эмоции взрослого рядом с ребенком мне всегда было интереснее. Психология ребенка для меня, по-видимому, практически закрытая книга.

Rina: Ну, рутиной жизнь стать еще не успела, а на нее свалился еще один смысл жизни Мне тоже всегда было интересно разбираться с эмоциями, чувствами и мыслями взрослого человека, состоявшейся личности с темной и светлой своей стороной. Наверное, поэтому я никогда не писала о Рауле.



полная версия страницы