Форум » Благородный Атос » Гены или ангел-хранитель. » Ответить

Гены или ангел-хранитель.

stella: Фандом: Трилогия " Мушкетеров" Размер: Пока: миди Жанр: драма Статус : в процессе Предварительно намечался целый роман, но пока - только первая часть. Что-то не идет дальше. Пока выложу все, что сделала и как есть. Может, ваши замечания и советы подтолкнут мое обленившееся вдохновение. В общем, пока нет стройности в содержании, но я все равно выкладываю на ваш суд.

Ответов - 295, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Grand-mere: Stella пишет: У меня в жизни несколько раз такое бывало: что-то ищешь или делаешь - и вдруг, словно с неба валятся факты или какие-то события, после которых остается ощущение, что тебя что-то или кто-то ведет значит, на правильном пути. - Опять вы о фильмах!- почти с мукой простонал Атос.- Неужели все, что вам известно, вы почерпнули из фильмов? "не вынесла душа поэта"... Придется!- резко и повелительно заявил граф.- До чего же люди изменились со времени моей молодости! Я должен уговаривать своего потомка поработать для Будущего. вот я опять о своем, о девичьем... Разве не из чувства ответственности вырастает Долг? Казалось бы, какое дело графу 17 в. до проблем Испании 21 в.? "Мы должны отвечать и за то, что будет после нас..." (П. Нилин) и теперь вот думаю, что ваши друзья, ваш сын и я (если я буду вам так уж нужен), мы могли бы составить отличный отряд по поиску секретных документов

stella: Пошла карта! Пришло сообщение: Внебрачный сын короля Испании Альфонсо XIII, Леандро де Бурбон (его полное имя — Леандро Альфонсо Луис де Бурбон Руиз) скончался в ночь на субботу на 88 году жизни, передает El Mundo. Издание отмечает, что его состояние здоровья резко ухудшилось вследствие пневмонии, перенесенной зимой этого года. Леандро де Бурбон родился в результате связи короля Испании Альфонсо XIII (1886–1941) с испанской актрисой Кармен Руис Морагас. Большую часть своей жизни мужчина посвятил борьбе за признание его членом монаршей фамилии Бурбонов. Этого он добился только в 2003 году. Леандро де Бурбон был женат дважды. От первого брака у него осталось семеро детей, от второго — один ребенок. Нынешнему королю Испании, Филиппу VI, он приходился двоюродным дедом, а его отцу, бывшему испанскому монарху Хуану Карлосу II — дядей. Честное слово - это не я! Они сами!

stella: Просьба Атоса крепко засела в голове у Анике. Теперь его раздирали два противоречивых желания: одно - чтобы подольше не появлялся этот мушкетер со своей небезопасной просьбой, а другое - чтобы он все же появился и в довольно однообразной жизни ресторатора наметились хоть какие-то приключения. Ему уже тридцатник, жизнь устоялась, но стала скучной! Конечно, он не стал говорить Иветт ничего, но исподволь, осторожно, намеками, стал готовить жену к тому, что в их жизни могут произойти изменения. Сам он теперь торчал вечерами под компьютером, отыскивая уже не старинные рецепты приготовления блюд, а просматривая списки коллекций, которые собиратели различных ценностей выкладывали в Сети. У кого-то были свои сайты и эти люди, как правило, были доброжелательны и охотно отвечали на осторожные расспросы. Большинство же сразу замыкались или закрывали свои сайты от посторонних. - И чего они боятся: конкурентов или грабителей?- рассуждал Ангерран сам с собой.- Наверное, все же - конкурентов. Иветт все эти ночные посиделки мужа с компьютером поначалу воспринимала без возражений. Потом, как бы невзначай, в шутку, поинтересовалась, какие сайты знакомств посещает ее муж по вечерам. Потом, чувствуя, что ревность начинает потихоньку разъедать ее любовь, все же решилась на крайность - влезть в компьютер мужа. Ей было стыдно, она краснела и бледнела, но ничего из ожидаемого не увидела. Какие-то списки сайтов, какие-то аукционы... Она успокоилась и даже не стала расспрашивать мужа. Может, это ему нужно для ресторана? Убедившись, что все дело в ее воображении, Иветт занялась поиском работы. Рауль вот-вот пойдет в ясли и она сможет уделить время и для себя самой. А для себя ей больше всего хотелось выйти на люди. Дело было не в деньгах, хотя они никому не мешали: ей нужно было общение. Анике был у себя в ресторане, хотя день был на исходе. Эту парочку Иветт заметила еще раньше, хотя мало ли прохожих слоняется по улицам без дела? Но пара была примечательной: то ли два брата, то ли отец с сыном. Оба красавцы. Оба фланировали не спеша, изредка поглядывая на чьи-то окна наверху. Наконец, тот, что постарше, остановился и решительно прикоснулся к кнопке домофона. Раздавшийся сигнал заставил Иветт подскочить на месте. - Месье Ангерран дома?- голос, искаженный динамиком, заставил женщину вздрогнуть еще раз. - Н-нет!- чуть запинаясь ответила она.- Кто вы? - Его знакомые,- ответил все тот же голос.- Вас не затруднило бы открыть нам дверь? - Зачем? - Мы бы хотели подождать его. - Я вас не знаю, господа,- стараясь, чтобы ее голос не дрожал, ответила Иветт.- Уж простите меня, но открывать незнакомым людям я не стану: времена нынче, господа, не те. В видеокамеру она могла наблюдать только за одним из непрошеных гостей: другой держался вне поля видимости и это окончательно напугало женщину. Не открывать? А если они зайдут вместе с кем-то из жильцов? А выдержит ли тяжелая стальная дверь отмычку? Мало ли есть способов проникнуть в квартиру! - Если вы не уйдете, я вызову полицию,- предупредила она. - Мы сами в некотором роде - полиция,- из домофона раздался смешок.- Хорошо, мы подождем вашего мужа. Я говорил вам, Рауль, что надо одеться потеплее: я как чувствовал, что мадам Иветт дама с характером, и готова оставить нас замерзать на улице. Но замерзать им не пришлось: за ними уже стоял Ангерран с ключом наготове. - Входите, господа,- услышала Иветт голос мужа, и машинально нажала кнопку двери. Гости стояли на пороге, и она бросила на них беглый взгляд. И, вправду, младший из них был одет несколько легкомысленно для зимы: короткая кожаная куртка, легкие кроссовки, джинсы; на лице - какое-то напряженное выражение: словно ему не по себе в той одежде, что на нем. Левая рука то беспомощно повисала вдоль тела, то искала точку опоры у пояса. Второй гость держался уверенно: солидное пальто, теплый шарф, небрежно, так, как это умеют делать только французы, повязан вокруг шеи, дорогие перчатки и туфли на толстой подошве: облик исполнен достоинства и спокойной уверенности, что его везде примут, как должно. - Иветт, дорогая, это мои знакомые, мои друзья,- героически врал Ангерран, делая вид, что знаком с вошедшими сто лет.- Разреши мне представить... - Граф де Ла Фер, - старший из гостей чуть склонил голову, не забывая следить за Иветт своими, удивительно красивыми глазами. - Рауль, виконт де Бражелон,- представился младший, и перед глазами у Иветт все поплыло. Она поверила сразу - и безоговорочно. Отец и сын ( кто бы теперь сомневался), смотрели на супружескую чету удивительно похожими глазами и на их лицах явственно читалось ожидание. - Как ваши успехи, Ангерран?- спросил граф, когда они немного согрелись и отдали должное шакшуке* Иветт, состряпанной на скорую руку, но способную утолить голод трех мужчин. - Хуже не бывает,- в сердцах махнул салфеткой ресторатор.- Все шифруются. - Как это понять: "шифруются"?- поразился виконт, откидываясь на спинку своего стула и раскрыв свои, и без того большие, глаза. - Не хотят выходить на связь,- невозмутимо перевел граф.- Но у вас есть их список, надеюсь? - Конечно! Мы же договорились, что я вам хотя бы список сумею предоставить. - Отлично! Вы - человек слова, господин Ангерран!- кивнул головой Атос. Ангеррану показалось, что в тоне голоса графа присутствует едва уловимая ирония, но де Ла Фер был невозмутим и безукоризненно вежлив. - Вы надеетесь, что вам этот список чем-то поможет? - Да, он даст мне координаты тех, с кем придется встречаться лично. - И вы надеетесь, что вам удастся каким-то образом убедить таких людей расстаться со своим приобретением?- поразился такой самонадеянности Ангерран. - Будем пытаться убедить таких людей,- ответил граф, и его непоколебимая уверенность добиться желаемого поразила Анике.- Вас же я убедил,- он обворожительно улыбнулся.- Если же они откажутся, тогда у нас не останется выбора,- добавил он жестко. - Вы убьете их?- поежившись и оглянувшись на Иветт, осторожно спросил молодой человек. - Бог с вами! Вы принимаете нас за каких-то кровожадных бандитов,- рассмеялся Атос.- Нет, мы просто выкрадем эту тетрадь или то, что от нее осталось. Не успела дверь закрыться за гостями, как Иветт вцепилась в мужа. - Что происходит? Ты мне почему не рассказал раньше о своих знакомых? Откуда ты их знаешь, и почему у них эти имена? - Погоди, Иветт!- он попытался сосредоточиться: этот внезапный визит поразил его чем-то, какой-то мыслью, которую он почти сразу, как только увидел гостей, потерял. - Ты обратил внимание, как они похожи? - Кто ? - Граф и виконт! Вот оно! "Граф и виконт!" Значит, у Атоса получилось! Может, теперь и остальных он сумеет привлечь? - Иветт, мне срочно нужна книга. Я чувствую себя полным идиотом, я не понимаю, что и почему происходит. Ты ведь читала " Трех мушкетеров"? - Так когда это было! Еще в школе!- Иветт задумалась.- Ты думаешь? - Я знаю. И с этим надо смириться, принять и жить. Понять нам все равно не удастся. Надо только помогать, потому что дело не только в том, что думают эти Бурбоны: тут речь идет о нас. Граф считает, что мой долг защищать честь рода. Насколько это мой род - я еще не очень понял. - Ты должен вспомнить, что тебе рассказывала бабушка. Все вспомнить. Должно быть что-то, что ты забыл, а это - самое важное,- женская мудрость подсказала Иветт, что муж упустил какую-то деталь в рассказах бабки, а это может объяснить все, что с ними происходит. * шакшука- разновидность яичницы с помидорами.

Undine: stella, ура! Я не смела надеяться на появление Рауля, и вдруг такой сюрприз! А остальные? Они будут? Нельзя же без них, в такой важной миссии обязательно должно быть "один за всех, все за одного!".

stella: Ночью, уткнувшись носом в подушку, он вспоминал детство. Неповторимый аромат бабушкиных булочек с изюмом, кофе, который варился из свежесмолотых зерен, непременная утренняя газета, включенный телевизор, на котором мелькают кадры утренней хроники или очередной сериал, который Аннет смотрела всегда с выключенным звуком: она говорила, что так ей интереснее - можно строить свои предположения; звук выскочившего из тостера очередного тоста, сливки в горшочке - их готовили в Блуа уже сотни лет... все это слилось в его памяти в одну чувственную симфонию, которая в наших воспоминаниях именуется детством. И где -то там затерялась та единственная нота, которая была так важна для него сейчас. Анике так и уснул, ничего не отыскав в своих детских воспоминаниях. Свет лился из окна, и на его фоне сидящий за столом человек казался бы темным силуэтом, если бы не серебристая седина волос и не белоснежное жабо. Среди книг и свитков, толстая тетрадь, раскрытая на середине, привлекала внимание обилием правок, а перо на ней, отброшенное в нетерпении, говорило о недовольстве пишущего. Человек откинулся в кресле, потом встал и потянулся всем телом, расправляя усталые члены. - Кажется, я слишком пристрастен,- недовольно пробормотал он в полуседые усы.- Взялись вы, граф, не за свое дело. Это вам не по дорогам носиться или шпагой размахивать. А все же, раз взялись, извольте довести дело до конца. И ваше отношение к происходившему не столь уж и важно: мемуары должны быть, прежде всего, правдивы. Иначе, кому они нужны! Он посмотрел в окно, но яркий свет мешал ему разобрать, что происходит за стенами дома. - Кто-то приехал? Нет, не стоит отвлекаться: кто бы это не был, его проведут ко мне. А пока - продолжим. Владелец кабинета взялся опять за работу и даже увлекся правкой текста, как вдруг дверь без доклада отворилась... И сон прервался! Но он напомнил Ангеррану то, что он так упорно вспоминал: книгу. Они сидели в бабушкином доме. Был вечер, родители куда-то уехали, и оставили его, шестилетнего, у бабки. Как обычно, когда они оставались вдвоем, бабушка ставила перед собой бронзовую шкатулку, открывала ее изящным ключиком и начиналась сказка. В тот раз она достала два листочка из тетради, скрученные в трубочку, осторожно развернула их руками в белых перчатках, и улыбнулась, словно старым знакомым. - Не любил тот, кто это писал, Мазарини, ох как не любил,- покачала она головой.- Видно, личное у них что-то было, не поладили. А знал он кардинала хорошо, иначе бы не говорил о нем с таким презрением. И двор этот человек знал отлично, хотя не похоже, что был придворным. Не жаловал он тех, кто крутился при короле. - А как его звали, этого человека? - Я не знаю, Анике. Вот вырастешь, найдешь всю тетрадь и тогда сам узнаешь. - А зачем мне искать эту тетрадь?- приставал внук, детским умом пытаясь понять, что за интерес именно для него может представлять чья-то писанина в старой тетрадке. - А затем, мой мальчик, что там - вся правда о том времени и о наших предках должна быть. Тот, кто писал эти воспоминания, многое знал, и многое видел. И себя в лучшем свете, как обычно делали, не выставлял. Но кто он, и какое место занимал во всей этой истории, почитать было бы очень поучительно. И он обязательно упомянул бы о всех своих предках - так принято было в мемуарах: чтобы не подумали, что писал какой-то проходимец. У нас всего пара страниц - надо найти всю тетрадь: не зря ее Дюма видел и использовал, как бы он это не отрицал потом. - А зачем нам все о наших предках знать?- продолжал маленький зануда. - Чтобы помнить, какие они были. - А какие они были? - Всякие. И плохое, бывало, совершали, а больше - хорошее. - А ты мне расскажешь о них, бабушка Анет? - Только о некоторых, деточка. Обо всех я тоже не знаю. Ведь меня, до того как я замуж вышла, звали де Силлег. А родословная и все бумаги - графов де Ла Фер. Мы - только маленькая веточка на таком большом дереве, Анике. Твой прадед знал многое, но не успел все рассказать. Давай я лучше тебе одну книжку почитаю. Бабушка встает, ставит на место шкатулку и достает с полки огромный толстый том: "Три мушкетера" - называется эта книга. Хранится она в доме больше ста лет. Она в кожаном переплете и с потрясающими рисунками. Какие-то дяди со шпагами, а лошади! Картинки - на каждой странице, а страницы из толстой, твердой бумаги, и краешек у них - позолоченный. Таких книг у бабушки очень много, но эту она особенно любит. Голос у Аннет глубокий, напевный... Уже поздно, и он успевает услышать только первые строчки: " В первый понедельник апреля 1625 года все население города Менга, где некогда родился автор " Романа о Розе", казалось взволнованным так, словно гугеноты собрались превратить его во вторую Ларошель..." Этого хватило малышу. Он крепко уснул.

stella: Значит, все же книга! Начинать придется с нее. Утром это был его первый вопрос к Иветт. - Как ты думаешь, "Три мушкетера" можно купить везде или проще заказать через Интернет? - Ты в Интернете и почитать можешь,- пожала плечами жена.- Но лучше бы - настоящая книга. Посмотри на набережной - там всегда можно что-то найти. Анике сам себя не узнавал: с колотящимся сердцем и дрожащими руками, он разглядывал тома на лотках букинистов. Переходил от одного к другому, расспрашивал, гладил корешки, перебрасывал страницу за страницей - и не мог остановиться. Через три часа блуждания по набережной он стал владельцем более чем увесистой библиотеки из тяжелых, солидных томов. Пришлось забежать в магазин за тележкой на колесиках. Чувствуя, что еще немного, и вся Трилогия окажется в его руках ( не хватало только одного из томов "Виконта де Бражелона"), он остановился у одного из крайних лотков напротив улицы дю Бак. Владелец ее, средних лет господин, невысокий, стройный, в берете и кашне, как носят завсегдатаи Латинского квартала, внимательно посмотрел на Ангеррана, и на вопрос утвердительно кивнул головой. Уловив вздох удовлетворения у клиента, слегка улыбнулся. - Вам пришлось изрядно побегать за книгами? Жаль, что вы сразу не обратились ко мне: у меня есть все три книги в самых разных изданиях, и на разных языках. И я бы вам все доставил прямо в дом. Если желаете, я могу это сделать и с вашими другими покупками: вам не придется таскать их за собой. - Я вам буду ужасно обязан!- Ангерран вытащил кошелек. - Не спешите - рассчитаетесь дома,- тонко улыбнулся букинист, бросив на Анике острый взгляд черных, как ночь, глаз. От этого взгляда ресторатор почувствовал, как дрожь прошла по его телу: у владельца книжной лавки было что-то необычное во всей внешности, в манере держаться. Словно ему было не по себе в его теплой, на пуху куртке, и новеньких, не обтершихся джинсах. Оставив ему все же задаток, и всю дорогу до улицы Феру испытывая какое-то чувство неловкости, Ангерран вошел в собственный ресторан именно в тот момент, когда там разгоралась ссора. Скандалы у него случались чрезвычайно редко, а драки вообще исключались. У ресторана были свои постоянные посетители и свои неписанные законы. Но теперь! У стойки бара сцепились два посетителя. Сцепились, это было громко сказано, конечно. Один, огромного роста мужчина, чьи широченные плечи непонятно как не разорвали еще кожаную куртку, трещавшую на нем при малейшем движении, держал за грудки худощавого брюнета в широкополой шляпе a la ковбой и ковбойских же сапогах с огромными шпорами. Тот отчаянно жестикулировал, ругался с характерным южным акцентом, и посматривал на своего мучителя с неожиданным лукавством в темных глазах. Что-то ненастоящее было в этой ссоре, но Ангерран, влетевший в ресторан в самом радужном настроении, понял только одно: у него кто-то посмел драться! Он не стал вызывать полицию: он отважно бросился растаскивать буянов и очнулся только тогда, когда увидел, что оба противника корчатся от хохота, указывая на него. Боевой задор сменился приступом гнева. - Вон отсюда! Немедленно убирайтесь, пока я не вызвал полицию! Уходите, потому что вас здесь все равно не обслужат!- негодовал Ангерран. - Так холодно же! Мы погреться зашли!- заныл гигант, поглядывая на своего низенького приятеля. - Ищите себе место повеселей!- заявил ресторатор, упершись руками ему в грудь и пытаясь толкнуть по-направлению к двери. C таким же успехом он мог пытаться сдвинуть с места скалу. - Да бог с ним, уйдем отсюда, барон,- вдруг заявил "ковбой".- Пусть с ним наш граф разбирается.- И, подхватив со стула свою куртку, богато украшенную бахромой в стиле индейцев, он потащил своего собутыльника на улицу. Ангерран, запыхавшийся и обалдевший, ощутил, как в душу закралось страшное подозрение.

Undine: Ура, я, кажется, уже поняла, кто эти посетители! Вы просто исполняете мечты!

stella: Так я и не очень скрываю, кто они.)))

Орхидея: stella, спасибо! Это настоящий подарок.

stella: Сюрпризы будут еще.)))

stella: Иветт позвонила через час. Сдерживая слезы, сообщила, что под домом слоняются какие-то эмигранты, и она очень боится и хочет, чтобы Ангерран связался с полицией. Она всех на их улице знает, но эти двое ни на кого не похожи. - Как они выглядят?- Анике, задавая вопрос, не сомневался, что жена ему опишет тех двух, которых он отправил восвояси. Быстро же они его нашли! Оставив ресторан на официантов, Ангерран вскочил в машину и погнал к дому. Чудом избежав аварии на повороте, храбро призрел " лежачего полицейского", отчего машина едва не подскочила в воздух, рискуя оставить на асфальте глушитель, и с визгом затормозил у дома. Хорошо, что поблизости не было полицейских: он бы и стал их первой "жертвой". Не помня себя, не дожидаясь лифта, он взлетел на площадку перед дверью и уткнулся носом в чей-то пуховик. Человек не спеша обернулся и Ангерран узнал продавца книг с набережной Сены. Перед собой букинист держал тележку Ангеррана, полную книг, и уже поднес руку к дверному звонку. - Не звоните, у меня ключ!- опередил его Ангерран, и трясущейся рукой всунул ключ в в замочную скважину. Но дверь отворилась раньше: на пороге стояла Иветт, прижимая к себе сына. Перепуганный мальчик вцепился в мать, но увидев отца, робко улыбнулся. - Иди ко мне, Рауль,- Ангерран взял сына к себе, не замечая удивленного взгляда букиниста.- Пройдемте, месье, я очень вам признателен, вы избавили меня от кучи проблем. Не спуская ребенка на пол, он прошел в гостиную, провожаемый продавцом книг и Иветт, и выглянул в окно. Знакомцы из ресторана были на месте: Анике отпрянул от окна, но было уже поздно - его заметили. Парочка переглянулась и дружно направилась к двери дома. - Да что это с вами?- поразился букинист.- Вас прямо колотит всего. Вы боитесь кого-то? Ангерран отрицательно замотал головой, но глаза у него были круглые от страха. - Там...- он указал рукой на окно,- там два бандита, которые меня выслеживают.- Иветт, звони в полицию. Букинист бросился к окну, рассмотрел бандитов, и вдруг разразился таким приступом смеха, что Ангерран замер, а Иветт уронила трубку телефона. - Не надо!.. не надо никакой полиции, - хохотал гость, задыхаясь от смеха.- Никого не надо! Это мои друзья, клянусь вам!- он с трудом успокоился, и, не дожидаясь разрешения хозяев, пошел открывать дверь стоявшим внизу. Иветт и Анике, потрясенные такой бесцеремонностью чужого человека, застыли на месте. - Входите же, дорогие мои!- послышался голос из передней.- Что это за маскарад, д'Артаньян? Вы пугаете людей! При имени д'Артаньяна хозяева дружно вздрогнули, но новоприбывшие уже входили в гостиную. - Ну, теперь только Атоса и Рауля не хватает,- улыбаясь сказал букинист. - Арамис, вы же знаете: граф и виконт никогда не опаздывают,- басом прогудел гигант. - Подождем их,- кивнул головой букинист Арамис, и улыбнулся, показав белоснежные зубы.- Присядем пока. Дорогая хозяюшка, перестаньте смотреть на нас, как на уголовников, и соорудите нам лучше легкий ужин, если вас это не слишком затруднит. Мальчика оставьте здесь, ребенок нам не помеха, а вам на кухне он ни к чему. - Я себе вас и ваших друзей представляла рыцарями!- в сердцах воскликнула Иветт,- а вы!.. вы!.. - А мы оказались просто бандитами?- вежливая улыбка на губах Арамиса стала недоброй.- Так вы поняли, наконец, с кем имеете дело? - Я поняла. Не поняла только, каким образом вы все здесь оказались. - Это я вам объяснять не стану, мадам. Есть тайны, которые не должны стать достоянием человеческого ума. Но наш друг, граф де Ла Фер, попросил нас о помощи, и, помятуя наш старый девиз - мы здесь. Так что д'Артаньян, Портос и Арамис - перед вами. С графом де Ла Фер и его сыном вы уже познакомились ранее. - Однако, они задерживаются,- заметил Портос. - Нет, вот и они!- ответил всем д'Артаньян, занявший пост у окна. Спустя несколько минут Атос и Рауль присоединились к компании, обменявшись с присутствующими крепким рукопожатием. - Атос, что-то случилось?- сразу же спросил гасконец, который сразу заметил, что его друзья чем-то взволнованы. - Мордаунт здесь!- коротко бросил граф, и бывшие мушкетеры замерли. - М-мордаунт?- почему-то заикаясь переспросил Арамис.- Ему-то что здесь понадобилось? - То же, что и нам: Мемуары!- неохотно вымолвил граф.- Друзья, игра не будет простой. - Но он же умер!- простодушно воскликнул Портос. - Барон, но и мы тоже не с этого света прибыли,- мрачно заметил д'Артаньян.- Похоже, нам от этого ублюдка миледи никогда не избавиться. Ангерран и Иветт только и могли, что переглядываться: реплики друзей предполагали знания, которых ни он, ни она не имели. Оба устремили взгляд на стопу томов, которые так и стояли в тележке. Но, получалось, что на чтение времени у них не будет.

Орхидея: Вот это поворот! Мардаунта я точно не ожидала.))) Как же мушкетёрам без противника? ))

Эжени д'Англарец: Помнится, еще вчера кто-то здесь на форуме называл это имя. Как говорится, упомяни о черте... (я понимаю, что одно с другим не связано, и тем не менее)

stella: Я не знаю, как с чертом, но поклонники этого господина явятся точно.)))))

Диана: stella пишет: Но он же умер!- простодушно воскликнул Портос.

stella: - Вы бы присели, Атос, - посоветовал д'Артаньян, искоса бросив взгляд на своего друга.- Похоже, вас не на шутку взволновала эта встреча. - Не стану скрывать - взволновала,- граф де Ла Фер скинул пальто на ручку кресла, стоявшего у камина и тут Иветт словно очнулась: она схватила это пальто и потащила в прихожую, на вешалку. - Мадам, простите мне мою рассеянность,- Атос было встал, но тут очнулся Рауль. Решив, как самый молодой из присутствующих, что ему пристало помочь, он отобрал куртки и пальто у остальных и понес эту охапку вслед за Иветт. Подавая ей вещь за вещью, он старался улыбаться как можно ласковее, чтобы, вконец растерянная, молодая женщина обрела, наконец, спокойствие. Когда они вернулись в комнату, все уже расположились, как кому заблагорассудится: Атос сидел в кресле, задумчиво перебирая тонкими пальцами край своего шарфа, Арамис, опираясь на полку камина, ворошил кочергой угли, чтобы раздуть огонь, Портос угощался сигарой, предложенной Ангерраном, а д'Артаньян расхаживал из угла в угол. Ангерран, смирившийся с вторжением, переводил взгляд с одного на другого из друзей, сидя на подоконнике. На руках у него пристроился сынишка, теперь уже совсем спокойно смотревший на незваных гостей. Неожиданно он выскользнул из рук отца и направился прямо к Атосу. - Месье, а почему у вас на пальце кольцо такое же, как у моего папы?- вдруг спросил он, не спуская глаз с руки графа. - Вы думаете, что точно такое?- удивленный граф де Ла Фер подтянул к себе ребенка и посадил на колени.- Как вас зовут, молодой человек? - Меня зовут Рауль Берже. А вас? - А меня - Арман. Арман де Ла Фер,- ответил Атос, бросив на виконта странный взгляд. - Папа, смотри, у дяди такое же кольцо,- настаивал на своем мальчик, и Ангерран обратил внимание на перстень с печаткой на пальце графа. Очень старинное кольцо. С очень знакомой, похожей, чтобы не сказать - точно такой же печаткой, как на том, что хранится в его шкатулке, и которое он иногда надевает. Но расспрашивать Ангерран не стал - постеснялся. Как нибудь потом, при случае... - Оставь гостя в покое, Рауль,- скомандовал хозяин.- Иди к себе в комнату, взрослым надо поговорить. Мальчик обиделся, оттолкнул руку графа, который хотел его удержать, и, гордо прошествовав через толпу гостей, удалился к себе. Атос тихо улыбнулся ему вслед и поднял глаза на д'Артаньяна, который продолжал измерять шагами гостиную. - Шарль, вам не сидится?- кротко спросил он, пряча улыбку. Гасконец резко затормозил. - Да! А вы разве спокойны? Вам эта новость по душе? - Отнюдь. Но у нас будет достойный противник. - Я бы предпочел, чтобы поиски проходили без него,- недовольно, словно испробовав что-то кислое, сморщился Арамис.- А вы что скажете, Портос? - Я? Я скажу, что мне он никогда не был по душе, этот Мордаунт. Подлое существо, но чего можно ждать от сына такой женщины? Лучше бы это был граф Рошфор. - Рошфор здесь не нужен в качестве врага,- оживился д'Артаньян.- Он порядочный человек и мой закадычный приятель. К тому же, собирать всех в одном и том же деле - увольте! Хватит с нас и того, что бывало. Может, вам еще и миледи сю...- он посмотрел на Атоса и осекся. - Кажется, все это уже не от нас зависит,- глуховатым голосом высказался граф.- И вот это мне совсем не нравится. Слишком много участников стало в этой игре. - Игре?- встрепенулся Ангерран.- Так это такая игра? Зачем? И почему я должен в ней играть? - Успокойтесь,- остановил его Арамис, обменявшись взглядом с д'Артаньяном.- Да, это будет игра, совсем не детская игра, чтобы вы себе представляли. Игра, где могут и убить, если что. И покалечить ненароком. Игра, у которой есть прямой смысл: сохранить трон последних Бурбонов и найти пресловутые Мемуары. - Есть в этой Игре и еще одна цель,- вставил Атос,- пожалуй, самая главная, самая важная во всех отношениях. Но о ней вы узнаете, только тогда, когда все будет закончено. - Но вам-то она известна?- пробурчал себе под нос Ангерран. - Известна, но сумеем ли мы ее достичь, я не знаю,- покачал головой граф де Ла Фер.

Орхидея: Соберется ещё, чего доброго, две армии противников из разных частей трилогии. Покрайней мере дуэт миледи и Мордаунта, мне кажется, можно ожидать. В одной команде уже пятеро, не считая Ангеррана.

stella: Для начала боевых действий пока хватит шестерых( не считая женщин и детей) Мордаунт - против всех. Как всегда)))

Undine: stella Становится совсем горячо! Я тоже не ожидала такого поворота, думала, что скорее будет квест типа Индианы Джонса. Но я тоже надеюсь на появление миледи. Все-таки, первоначально именно она противостоит Атосу.

Эжени д'Англарец: Ой, нет! Объединенная армия "Леди Винтер и сын" будет пострашнее всех террористических группировок, вместе взятых! Может, одного Мордаунта хватит, а? Впрочем, вы автор - вам виднее)



полная версия страницы