Форум » Благородный Атос » Гены или ангел-хранитель. » Ответить

Гены или ангел-хранитель.

stella: Фандом: Трилогия " Мушкетеров" Размер: Пока: миди Жанр: драма Статус : в процессе Предварительно намечался целый роман, но пока - только первая часть. Что-то не идет дальше. Пока выложу все, что сделала и как есть. Может, ваши замечания и советы подтолкнут мое обленившееся вдохновение. В общем, пока нет стройности в содержании, но я все равно выкладываю на ваш суд.

Ответов - 295, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Орхидея: Ну, Атос с сыном и миледи с сыном. Баланс сил, знате ли. Хотя дуэт мамы и сыночка представляю с тихим ужасом.)) Армагедон, не иначе. Решать, конечно, автору. stella, сразу и не заметила, насколько уместен Портос, угощающийся сигарой? В 17 веке табак ещё вроде популярности не приобрёл. Или чему только на том свете не научат? )))

Эжени д'Англарец: Орхидея пишет: дуэт мамы и сыночка представляю с тихим ужасом.)) Армагедон, не иначе. Вот и я про то же) поодиночке еще куда ни шло, но если они будут вместе... лучше об этом не думать)

stella: Миледи не обещаю. А в 17 веке, как раз в эпоху Тревиля, курили трубку. Это в армии было модно. Но, почему-то не могу себе представить курящего Арамиса. ДАртаньяна и Портоса - запросто. Атоса - как-то не вяжется он у меня с трубочкой. не потому что такой уж принципиальный - но не вяжется.


Орхидея: Да, согласна. Тоже самое, сложновато вообразить.

stella: Щекотливую тему закрыли с появлением Иветт, которая, как и полагается хозяйке дома, позаботилась о том, чтобы накормить компанию. Голодные мужчины с удовольствием взялись за еду, а Иветт считала про себя, сколько же ей понадобится продуктов, чтобы прокормить одного барона Портоса. Результат ее ужаснул. Еще одна проблема - где их всех разместить? Она украдкой посматривала на мужа, но Ангерран, совершенно сбитый с толку всеми событиями, ее взглядов не замечал. И все же совсем без внимания ее беспокойство не осталось. Атос, посмотрев на энергично жующую компанию, тихонько постучал ножом по ножке бокала. Тот отозвался тонким звоном, и друзья замерли. - Друзья, а не пора ли нам перейти к делу?- спросил Атос. - На голодный желудок решать что-либо,- это не по мне,- Портос проглотил очередной кусок и уставился на друга с таким видом, словно ждал от него подвоха. Но Атос на такое был не способен. - Барон, я опасаюсь, что мы начали забывать, зачем собрались в этом доме, и хозяева начинают тяготиться нашим присутствием. Надо знать меру. Ангерран открыл было рот, чтобы вежливо возразить графу, но поймал взгляд Иветт и счел, что благоразумнее будет промолчать, тем более, что граф де Ла Фер, главный в команде бывших мушкетеров, меру явно знал. - Итак, в наших планах возникло одно непредвиденное, но весьма важное, обстоятельство: известный вам господин Мордаунт. Я боюсь, что это в корне поменяет сами обстоятельства. - Давайте я займусь им,- неожиданно предложил виконт де Бражелон, который вообще не принимал участия в общей беседе, и все время держался в тени.- Обещаю, что от меня он никуда не денется. Атос, при этих словах, весь как-то внутренне подобрался. - А это, виконт, исключено! Вы смутно представляете себе, с кем имеете дело. Тут нужны мы все, и дай бог, чтобы этого было достаточно. Этот человек - сам Сатана. - А кто еще мог родится у такой дьяволицы, каковой была его матушка,- хмыкнул Портос. - Портос, речь не о мадам де Винтер, а о том, как нам себя повести в этой ситуации,- остановил его Арамис.- Д'Артаньян, а что вы все молчите? - Я думаю,- ответил гасконец. - Пока д'Артаньян ищет приемлемый выход, господа, я предлагаю всем отправится по своим гостиничным номерам,- предложил Портос. - Верно, но есть один нюанс,- поднял палец Атос. - Какой еще?- недовольно пробасил Портос. - Мы все остановились в разных местах. В теперешних обстоятельствах было бы лучше держаться вместе. - Чтобы ему было проще взорвать нас?- вдруг высказался д'Артаньян. - Эта попытка не исключена, но я, почему-то, думаю, что не это цель его явления. Господин Мордаунт настолько изобретателен, что не станет повторяться в выборе средств мести. Не удивлюсь, если его приманило мое присутствие,- тихонько пробормотал граф. Услышал эту фразу д'Артаньян, или думал он в том же направлении, но он больше не стал отмалчиваться. - А не задумал ли наш старый приятель кое-что поменять в истории с Ла-Маншем, господа? Результат вряд ли его мог удовлетворить: он проиграл все ставки. - Значит, будем исходить из того, что этому сумасшедшему нужен козырь в игре. А козырь у нас с ним один и тот же: Мемуары.- резюмировал Арамис. - Это похоже на марафон: кто раньше дойдет до цели,- задумчиво произнес Рауль, поглаживая подбородок холеными пальцами аристократа.- Что будем делать, господин граф? - Пока что - переночуем в одной и той же гостинице. - А что мне делать?- не выдержал бездеятельности Ангерран. - Пока что - ничего. Мы знаем где вас найти. Читайте пока - вы должны будете понимать, что происходит - с полу слова, с полу намека. Иначе вам будет не просто в нашем обществе, а события могут повернуться так, что и - опасно. Атос встал, за ним поднялись из-за стола и все остальные. - Я от имени друзей благодарю вас за прием, и за то, что вы не дали нам умереть с голоду,- он низко склонил голову перед Иветт.- Разрешите нам удалиться.- Он галантно поцеловал руку хозяюшке. Ангерран вышел за гостями в прихожую. - Я бы порекомендовал вам, друг мой, отвезти сына и жену куда-нибудь в глушь, но, к моему величайшему сожалению, это было бы уместно, если бы мы играли с вашей полицией. С господином Мордаунтом это бесполезно: эта бестия все равно их найдет и на Луне, если ему это будет нужно,- тихонько шепнул ему Атос. - Остается понять, зачем это все моей семье и мне?- пробормотал Ангерран. - А вы думали, что быть потомком рода Ла Фер просто и безопасно?- не без сочувствия спросил его граф.

Диана: stella пишет: Я бы порекомендовал вам, друг мой, отвезти сына и жену куда-нибудь в глушь, но, к моему величайшему сожалению, это было бы уместно, если бы мы играли с вашей полицией. С господином Мордаунтом это бесполезно: эта бестия все равно их найдет и на Луне, если ему это будет нужно,- да уж, информировал и утешил

stella: Комната в небольшой гостинице оставляла желать лучшего, но Атос не жаловался. Ему было не до комфорта; мысль, что он зря втянул друзей в авантюру, не давала ему покоя. С появлением же Мордаунта он просто испугался. Небольшое, и в чем-то забавное, приключение стремительно переросло в опасное и грозное своей непредсказуемостью. Как играет им Судьба! Он, на протяжении всей своей, достаточно длинной жизни, задумывался об этом слишком часто. И всякий раз выходило, что все его горести и радости живого человека становились нужны не только ему самому. Он больно упал, скатился на самый низ, почти в грязь лицом, но сумел выползти на живые голоса друзей, потом - найти в себе силы для сына... сына! А что, если Этот пришел не просто, чтобы ему помешать, если у него другая цель? Больно сдавило грудь: как странно, ему вернули не только его облик, не только все человеческие потребности, ему вернули и возможность испытывать чисто физическую боль. Может быть, этот последний визит в мир людей станет для него действительно последним? И он успокоится, наконец, как и положено обычному человеку. Странник во времени... Они все пятеро - Странники... Для кого они играют в эту игру? Кто Предвечный, и кто - Ангелы? Ему позволили исполнять роль ангела-хранителя. Но до какой черты он имеет эту власть? Атос встал с постели, на которой лежал, не раздеваясь; только туфли сбросил на прикроватный коврик. Да, комната не из тех, что заказывают люди с деньгами, но у них не было времени выбирать. Арамис и Рауль взяли один номер на двоих, так же поступили и гасконец с Портосом. Ему достался этот - комната-клетушка, но ванная комната приличная: зеркало в пол стены. Он довольно долго рассматривал себя в этом зеркале. Оттуда на него смотрел господин средних лет, с уставшим и бледным лицом, с тронутыми сильной сединой волосами, перехваченными сзади шнурком, и с покрасневшими от бессонницы глазами. - Хорош, ничего не скажешь,- пробормотал Атос с досадой, и дернул за шнурок, выключая свет. И тут в дверь постучали: уверенно, даже нагло. Первый порыв: не открывать! И он едва не рассмеялся вслух: как будто это кому-то помогало! Они стояли лицом к лицу: два заклятых врага. Атос смотрел на Джона-Френсиса прямо, и с легким сожалением: со времени их фатальной встречи Джонни здорово постарел. "Но и я не помолодел!"- напомнил себе граф.-"Подобные купания посреди моря в январе месяце еще никому не приносили пользы". - Впустите?- Мордаунт шагнул вперед, плечом потеснив Атоса так, что тому пришлось отступить в глубину комнаты.- Не разбудил? - Я не спал,- коротко ответил граф, занимая позицию у столика в углу, и, после секундного колебания, кивая Мордаунту на второй стул. - Ну, если бы и спали, совесть меня все равно бы не мучила, господин граф,- голос у него был с хрипотцой, но довольно приятный.- Как поживаете? - Вы пришли, чтобы это узнать?- Атос взял себя в руки и теперь полностью владел своим голосом и своими нервами. - И это тоже. Вам привет, между прочим, и самый нежный. Не догадываетесь, от кого? - Нет, отчего же, конечно догадываюсь,- улыбка у графа вышла просто обворожительная.- Но взаимного не передам. - Матушка будет в отчаянии, она мечтала с вами встретиться,- с притворным сожалением покачал головой Джон-Френсис. - Не судьба, значит,- Атос ограничивался минимум слов: решиться на большее - утратить лицо. Мордаунт именно на это и рассчитывал - на многословие. - Зря вы так, Ваше сиятельство,- он теперь тоже улыбался, но его улыбка походила скорее на волчий оскал.- Никогда не знаешь, каких ждать подарков от Судьбы. Атос ничего не сказал: поддерживать разговор в любом русле не входило в его намерения. - Не хотите со мной соглашаться: воля ваша. Но это ничего не изменит. Ни в ваших, ни в моих планах. Хотя планы у нас похожи до отвращения. Не так ли, господин граф? Атос не проронил ни звука и это начало раздражать Джона-Френсиса. - Вы всегда отмалчиваетесь, граф, даже когда нужно говорить. Вы и в тот день молчали. Не хотели скрестить со мной шпагу. Ну, и очень вам это помогло? Все, что должно было случится - случилось, милейший. А в результате нам с вами опять решать ту же дилемму: скрестить или не скрестить шпаги. Но миром я дело решать не намерен и теперь. -Зря!- одно-единственное слово, сорвавшееся с уст графа, заставило дернуться его врага. - Чего вы добиваетесь, Атос?- Мордаунт вскочил с места, и наклонился над невозмутимо продолжавшим сидеть графом. - А вы?- ответил вопросом на вопрос бывший мушкетер. - Я хочу с вами разделаться, со всеми и окончательно!- ненависть исказила черты Мордаунта до неузнаваемости. - Каким образом, господин Мордаунт? Ведь мы с вами в абсолютно одной ситуации: мы бессмертны.- Атос пожал плечами.- Вы знаете средство преодолеть это проклятие или благословение? - Знаю! Я найду на вас управу, не сомневайтесь,- Мордаунт пошел к дверям.- Я уничтожу вас если не физически, то морально, знайте это, господин граф. - Все в руках Всевышнего,- покачал головой Атос.- У каждого из нас - свой путь. Прощайте.

Орхидея: Так и знала, что от матушки привет передаст.)))))

Диана: Почему один номер разделили Арамис и Рауль, а не Атос и Рауль? Даже если учесть, что Атос первый приехал - могли и переехать друг к другу. Насчет морального уничтожения - пожалуй, мы все в этой ситуации, ибо все там будем. Но Атоса Мордаунту сложновато перетянуть на темную сторону: туда из четверки только епископ, пожалуй, рисковал свалиться.

stella: Номер Атосу личный, как старшему. Руководство надо уважать. С выводами не спешите - еще многое впереди.

Undine: stella пишет: Вам привет, между прочим, и самый нежный. Не догадываетесь, от кого? Так все-таки совсем без нее не обошлось! Сразу анекдот вспомнила: На еврейском кладбище хоронят мальчика. Мать стоит над могилой: - Сыночек. увидишь Господа - попроси Его, чтобы твоя сестра Сарочка удачно вышла замуж! И Абрамчик пусть получит хорошую работу. И пусть Хайм сразу поступит в институт и не отправится в армию. И... Один из могильщиков не выдерживает и кричит, отбросив лопату: - Слушайте, мадам, с такими поручениями надо самой ходить, а не ребенка отправлять!

stella: Undine , ну, если есть сын и муж, как же кто-то из них не упомянет о ней.)))

Диана: stella, два мужа, деверь, бывшие любовники в неизвестном количестве, еще родители были и те, кого она убила: поминать может целая толпа народу.

stella: Диана , такое количество неплохо потянет на черный юмор.

stella: На выходе Мордаунт столкнулся с каким-то молодым человеком, буркнул извинение и, только пройдя с десяток метров по направлению к лифту, сообразил, что лицо этого юноши ему знакомо. Озарение пришло уже в кабине лифта. Первым порывом англичанина было вернуться, он, не выходя из кабины, уже поднес руку к кнопке, но, внезапно, передумал. - А, так они оба здесь. Тем лучше. У меня еще будет время познакомиться с виконтом поближе. Темные улицы как нельзя более подходили к его настроению. Мордаунт обосновался на квартире в районе Сен-Дени. Самый неспокойный и неблагополучный район города он избрал специально: тут проще всего было найти людей для своих планов. Беспокойная эмигрантская молодежь, недовольная своим положением и безработицей организовывалась в банды, время от времени громившие центр города. Среда, более чем благоприятная и всегда готовая подзаработать на хулиганских выходках. Здесь же можно было найти и людей посерьезней. С некоторых пор тщательная конспирация всевозможных террористических группировок стала настолько изощренной, что парижская полиция была перед ними бессильной. Они возникали не из чего и в ничто исчезали. Городские окраины надежно прятали потомков тех, кто не нашел себя в европейских ценностях. Великое переселение народов, смешение цивилизаций - самое подходящее время для сатанинских планов. Мордаунт еще не знал, как он расправится с бывшими мушкетерами, но был уверен, что это ему по-плечу. Сейчас ему еще было тяжело сосредоточиться: мешала ненависть и злоба, распиравшие его. Если бы не внезапное появление Бражелона, он, наверное, с удовольствием организовал бы что-то наподобие знаменитого взрыва фелуки, но Рауль натолкнул его даже не на мысль: скорее - на тень мысли. Граф де Ла Фер был сдержан неспроста: Атос чего-то опасался. Рауль здесь, с ним: естественно, что он боится за сына. "Сыграем на этом страхе!"- улыбнулся Мордаунт.- " Граф зря считает себя неуязвимым по причине бессмертия. Став бессмертным, он стал уязвим для других сил. Вот и поиграем на этом" Джон-Френсис так задумался, что пропустил удар, оглушивший его, и сбивший с ног. Он уже ничего не видел, когда его окружили с десяток молодчиков в балаклавах. - Готов?- голос звучал из-под маски невнятно. - Вроде,- ответил ему кто-то с тяжелым восточным акцентом. - Обыщи его. Приказание исполнили, предварительно толкнув лежавшего тяжелым, с подковками, ботинком. - У него в кошельке всего сто евро. А карточка - нам без толку: пинкод все равно не известен. - А ты спроси у него, как очнется: может, он тебе его добровольно и сообщит,- со смехом посоветовали тому, кто обыскивал тело. Мордаунт пошевелился и застонал. Окружавшие его молодчики мгновенно затихли и с интересом наблюдали, как встает лежавший на асфальте человек, как пошатываясь, пытается удержаться на ногах. Продолжить избиение или не стоит? Как это произошло, никто не понял: молниеносный бросок гибкого тела в сторону - и вот уже на тротуаре корчится мальчишка, а кровь хлещет из его горла. Еще движение - и крупный парень в черной кожаной куртке валится на землю, зажимая руками живот, из которого вывалились внутренности. Нападение было так внезапно и так ужасно, что молодежь застыла, не веря происходящему, и это дало Мордаунту шанс. Но он не побежал; напротив, спокойно вытер лезвие кинжала с золоченой рукоятью, и спрятал его за голенищем высокого ботинка. - Кто еще желает? Милости прошу! Нет желающих? Тогда - до скорого свидания,- он развернулся спиной к окружающим, и не спеша, чуть заметно покачиваясь, пошел по темной улице к дому, где его уже ждала назначенная встреча. Люди, с которыми он должен был встретиться, были отнюдь не уличными хулиганами. Тетрадь, за которой охотились теперь столько людей, не представляла бы особой ценности для истории, если бы не содержалось в ней несколько фактов, способных в корне повлиять на ситуацию во многих странах, когда любая мелочь может быть использована как предлог, повод в политической игре. Уже в последние дни жизни, коротая бесконечные ночи в ожидании вестей от сына, Атос просматривал свои Мемуары, которые он писал несколько лет. Решение написать в них историю близнецов-королей пришло в порыве открыть правду потомкам. Нужно ли это потомкам? Граф, в том болезненном состоянии, в котором он находился все это время, оценить свое желание трезво не мог. Может быть, это была безотчетная месть королю за растоптанную судьбу сына, может быть, желание оправдать Арамиса и оставить память о героическом Портосе: кто знает? Но, исчезнувшая сначала из архивов, а потом и из стола писателя, тетрадь могла послужить многим целям. Мордаунт это хорошо понимал и знал, как ее использовать в своих интересах. На углу, там где улочка пересекалась с дорогой, его уже ждали. Ему даже не пришлось ничего говорить: видно, его приметы были хорошо известны поджидавшим. И, тем не менее, последовал короткий диалог. - Имя? - Мордаунт. - Пароль? - Фуэрос. - Оружие? Мордаунт нагнулся и достал кинжал. Кто-то из охраны хмыкнул. - В чем дело?- вскинул голову Мордаунт. - Кровь на рукоятке. Кинжал только что был в деле? - На меня напали. - Где? - Неподалеку. - Полиция? - Пока еще не приехала. - Товарищи, надо уходить, они явятся с обыском и к нам. Вы нас подставили, месье!- в голосе старшего группы явственно прозвучала угроза. - В тот момент, когда я наносил удар, я думал о себе, а не о вашей безопасности, господа. Я счел это Вашей проверкой, меня ударили подло, со спины. Я не привык прощать подобную наглость. - Скольких вы уложили? - Двоих. Остальные не рискнули продолжать. - Хорошо, уходим, парни!- Мордаунта подхватили под локти двое дюжих парней и он счел, что сопротивляться ни к месту. Один из ребят что-то быстро говорил на мобильник на незнакомом языке, быстро и горячо убеждая в чем-то. Потом сказал своим несколько слов и вся компания свернула в подворотню, прошла дворами мимо какой-то стройки, поднялась по каменным ступеням и опять прошла двором. Еще несколько десятков метров и они остановились перед респектабельным особнячком девятнадцатого века, который каким-то чудом задержался среди новостроек " Красного пояса" Парижа. Они зашли с черного хода, спустились в бильярдную в цокольном этаже, и только тогда Мордаунта отпустили. Перед ним сидели пять человек, но ни один из них не был ему знаком. Кивком головы один из сидящих указал на табурет напротив. Мордаунт сел, непринужденно закинув ногу на ногу. - Угощайтесь!- ему протянули пачку сигарет, но он отрицательно мотнул головой. - Не курите? - Не приучен.- Джон-Френсис погладил ноющее колено: он таки приложился к асфальту, когда его ударили сзади. - Вы искали нас, как нам доложили наши товарищи,- невысокий сухощавый баск, чем-то похожий на д'Артаньяна, в упор рассматривал англичанина. - У меня для вас сведения, которые вас, наверняка, заинтересуют,- вкрадчивым голосом сказал Мордаунт. - Какого плана? - Это касается вашей правящей династии. - Короля, то есть? - Да. - Мы сложили оружие еще семь лет назад. - Если бы это было так, вы не пришли бы на эту встречу,- улыбнулся Мордаунт.- Я не так наивен, чтобы поверить, что ЭТА умерла окончательно. - Мы сменили способы борьбы,- твердо, словно отвечая на вопрос журналистов на пресс-конференции, подал голос сидевший в тени человек.- Террор ушел в прошлое. - Позвольте мне усомниться в ваших словах,- безупречно вежливо, с улыбкой на тонких губах, Мордаунт чуть подался вперед.- Факты говорят о другом: в ваших рядах уже давно наметился раскол. Часть ваших людей по-прежнему привержена боевым методам. - Откуда у вас подобная информация?- худощавый, сжав кулаки на столешнице стола, с угрозой смотрел англичанину прямо в глаза. - От надежных людей. Надеюсь, вы понимаете, что я не скажу вам их имена. Но скажу одно: самое время разыграть карту Бурбонов. Вы без особого труда получите свое государство, а буря в Испании может перевернуть всю Европу. Еще чуть-чуть, и Евросоюз распадется, а с ним грядет и передел Европы. Вас это не заинтересует? - У вас в руках есть факты? - Фактов миллион. Доказательства... - Так что доказательства?- баск смотрел на Мордаунта, не упуская ни малейшего изменения ни в лице его, ни в позе. - Доказательства находятся в одном документе. Документ этот - манускрипт 17 века. - Чем он нам может помочь? - Он даст вам в руки неопровержимые свидетельства того, что ваш король - не Бурбон. - А кто? - Потомок любовника Марии Медичи и подставное лицо. - Послушайте, любезный господин Мордаунт, вы нам тут морочите голову какой-то несусветной чушью насчет короля. Кого в наше время интересует вся эта история с Бурбонами? Нам нужен повод для сопротивления. Дайте нам его и тогда мы поговорим серьезно. - Вы не умеете видеть дальше собственного носа,- вскипел Мордаунт. - Если вы будете говорить подобным тоном, вы ничего, сударь, не добьетесь. Мы серьезная организация, мы на провокации не поддадимся. Если у вас имеется нечто, что может помочь в нашем деле: карты на стол! В противном случае - молитесь, чтобы ваша смерть была легкой. - Смерти я не боюсь!- оскалился в усмешке Мордаунт, прищуренными глазами рассматривая местоположение каждого присутствующего. - Смерти - может быть. А вот застенки - это то, что испытали на своей шкуре некоторые из наших ветеранов во времена Франко. Уведите его!- мотнул старший из присутствующих кому-то невидимому в углу. Мордаунт встал не спеша, с виду совсем спокойный, но мгновение спустя словно вихрь пронесся в комнате: опрокинутая мебель, тела на полу, короткие вскрики - и тишина. Когда включили свет, гостя и след простыл: дверь была нараспашку, а с пола, постанывая, поднимались члены совета ЭТА. Никто из них серьезно не пострадал, и этот факт говорил в пользу того, что господин Мордаунт не желает ссоры.

Grand-mere: Никогда не испытывала особых чувств к Мордаунту, но в Вашем, Стелла, изображении он вдруг начал вызывать нечто похожее на уважение.

stella: Я о нем писала только разок, но сейчас пытаюсь на ситуацию смотреть его глазами. Он, конечно, маниакального плана тип, но уж точно не трус.

Орхидея: Мордаунт вполне правдоподобный. Решительности и храбрость ему были присущи. Личность мрачная, опустившаяся, но в чём-то, действительно, даже заслуживающая уважение.

stella: Орхидея , я не вижу его опустившимся. Разве примкнуть к протестантам - это опуститься? Он не пил, не гулял, не играл: он фанатик своей мести. Это цель его жизни, он всего себя отдал этому делу. Революционер из личных побуждений. Ему удобно среди всей этой верующей братии обделывать свои дела. И чин у него тоже не малый: секретарь самого Кромвеля. В революцию же он подался, как выброшенный из своей среды. Уверена, что будь он дворянином со всеми привилегиями знати, он был бы похож на Винтера в молодости: игрок, забияка, бабник и мот. Но казнь в Армантьере все решила для него. А может, подумалось мне, после достижения совершенолетия от бы был уже в полной власти миледи и она держала бы его в ежовых рукавицах.

Undine: Да-а... С таким Мордаунтом и правда лучше без миледи. Он крут!



полная версия страницы