Форум » Благородный Атос » Гены или ангел-хранитель. » Ответить

Гены или ангел-хранитель.

stella: Фандом: Трилогия " Мушкетеров" Размер: Пока: миди Жанр: драма Статус : в процессе Предварительно намечался целый роман, но пока - только первая часть. Что-то не идет дальше. Пока выложу все, что сделала и как есть. Может, ваши замечания и советы подтолкнут мое обленившееся вдохновение. В общем, пока нет стройности в содержании, но я все равно выкладываю на ваш суд.

Ответов - 295, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Орхидея: stella, Мордаунт сам признавался, что убийство матери превратило его "в развращенного, злого и беспощадного человека". Неплохо развита самокритика.))) Это его собственные слова. Но мне, помниться, было жаль, что в Ла-Манше не произошло примирения. Противник он стоящий. И, лично для меня, если сравнивать, куда как симпатичней своей подлющей матушки.

stella: " Но не превратился он ни в пьяницу, ни в нищего. По нему видно было, что он дворянин . Голову на плечах он держал гордо.

Орхидея: Дворянин бесспорно. И готов это доказывать несогласным.

stella: Рауль не понимал отца: им следовало поселиться в одном номере - кто еще есть у него ближе сына, и тогда почему он вообще позвал его с собой, если даже спать рядом не желает? Вообще, Атос поражал виконта с самого начала этой истории. Всегда ровный и доброжелательный, он внутренне замкнулся не только от сына, но, что совсем уже было удивительным - от д'Артаньяна. Рауль готов был поклясться, что у графа нет ни малейшего желания заниматься всей этой историей с тетрадью, но он подчиняется долгу. Какому еще долгу? Когда-то, сотни лет назад, он уже приводил его на встречу с одной женщиной, якобы принадлежащей к их роду. Но история мало затронула сердце и душу Бражелона. В нем все так же сидел и цвел пышным цветом ядовитый цветок ревности и разочарования. Если таким образом граф хотел его развлечь, то почему отстранил от себя? "Я должен с ним поговорить!"- твердил про себя Рауль, идя в номер отца. Около самой двери его случайно толкнул какой-то человек, выходивший от графа. Неизвестный пробормотал извинение, Рауль вежливо ответил - и тут же забыл об этом человеке: вид отца его смутил и озадачил. Атос продолжал сидеть все в той же позе, в которой его оставил Мордаунт, но своим лицом и собой он больше не владел: он отпустил все внутренние тормоза и неистовый гнев, ненависть и угроза, смешавшись воедино, сказали бы Джону-Френсису, если бы он мог его теперь видеть, что граф готов к новому поединку с ним. Поединку неминуемому, хотя Атос, еще десять минут назад, всей душой желал бы мира. - А, вы, виконт!- граф с трудом взял себя в руки.- Вам что-то угодно? - Я бы хотел поговорить с вами, отец,- Рауль ощутил почти робость, как в полузабытом детстве, когда он еще не был уверен в любви графа. - Немного не вовремя, но раз вы пришли - оставайтесь. Вы, заходя ко мне, никого не встретили, Рауль? - Меня случайно толкнул какой-то господин, но он извинился передо мной,- Рауль коснулся рукой лба.- Он был у вас? - Да, это был Мордаунт. - Жаль, что я его не разглядел. - Вы его видели всего два раза в жизни, Рауль,- поморщился граф,- не мудрено, что вы его не узнали. - Первого раза мне хватило, чтобы не забыть его лица. Но я не успел разглядеть его. - Вас он узнал? - Не думаю, он шел опустив голову. - Он знает, что вы со мной. Это меня сильно беспокоит: я жалею, что взял вас на это дело. - Граф, что он может мне сделать?- рассмеялся Рауль.- Убить, продать в рабство, наказать, посадить в тюрьму, отдать террористам? При последних словах Атос побледнел, как стена. - Я о террористах не подумал,- прошептал он, проводя дрожащей рукой по лбу.- Рауль, и вам и нашим друзьям надо возвращаться. - С какой стати? - Я недооценил Мордаунта. - Отец, вы недооценили наших друзей и меня,- обиделся Рауль.- Вы должны понять, что мы никуда не уйдем и не оставим вас. Вас и этого Ангеррана Берже с его семьей. - Я управлюсь один,- упрямо стоял на своем Атос. - С появлением Мордаунта - нет! И для начала я не оставлю вас одного в этой комнате. Что за фантазия пришла вам в голову жить одному? Не хотели делить номер со мной - могли любого из друзей взять. - Рауль,- устало ответил Атос,- я знал, что этот человек явится ко мне. Мне нужна была беседа наедине. Никто из вас не оставил бы меня с ним в номере. - Что он вам наговорил, отец? Умоляю, скажите мне!- Рауль готов был трясти отца, чтобы только узнать, о чем тот говорил с Мордаунтом. - Ничего нового, Рауль,- неохотно ответил Атос, отводя глаза.- Можете смело оставить меня одного - сегодня уже ничего не произойдет. - И все же я останусь у вас, отец. Буду спать здесь, на стульях. - Ну-ну,- улыбнулся через силу граф,- оставайтесь. Как-нибудь устроимся и на кровати. Только надо предупредить Арамиса, чтобы Рене не волновался, что вы исчезли.

stella: Утром друзья встретились в вестибюле гостиницы. Скрываться или делать вид, что они не знакомы между собой было бессмысленно: Мордаунт, наверняка, следил за ними. Но бывшим мушкетерам в голову не могло прийти, что их враг ночью попал в очередную переделку и сейчас наслаждается обществом "социально опасных элементов". Мордаунт не вовремя оказался на том самом месте, где произошла у него драка с местной молодежью. Оказался случайно, поспешно покинув штаб-квартиру ЭТА, и, не углубляясь в извивы и пересечения улиц. Он выскочил прямо на свет прожекторов и мигалки полицейских машин, и замер, ослепленный резким переходом от мрака к свету. Его схватили тут же, и он снова не стал сопротивляться. Только вот кинжал выбросить он не успел, и тот сразу же перешел в руки полицейских. Дело осложнялось: это была улика против него. Он решил подождать: неизвестно, что ждало его в участке; здесь же ему точно не уйти. Джон-Френсис не оказал сопротивления и в участке, когда его допрашивали. Он был предельно вежлив, отвечал на все вопросы дежурного полицейского, и только один раз бросил взгляд на предъявленный ему кинжал. - Ваш?- спросил полицейский. - Мой,- коротко ответил Мордаунт. - На нем кровь. - Я плохо вытер лезвие. Было темно. - Вы не отрицаете, что жестоко убили двух человек?- такой прямоты офицер не ожидал. - Не отрицаю. На меня напали всей компанией. Меня избили. Что мне оставалось? Ждать, пока меня добьют? Я оказался быстрее, и более подготовлен к таким поединкам. Не я первый начал. - Для следствия важен результат: два трупа. - Для меня важно, что я жив,- пожал плечами Мордаунт.- Исполняйте свой долг, офицер. - Мы обязаны предоставить вам адвоката,- сказал полицейский, протягивая ему протокол допроса.- Ознакомьтесь, пожалуйста, и подпишите.- Он внимательно следил за руками Мордаунта, но не заметил быстрого взгляда поверх бумаг, который англичанин бросил на свой кинжал. Тот был слишком дорог Мордаунту, чтобы оставить его в столе офицера. В камере предварительного заключения было чисто, три койки аккуратно застелены. На двух уже сидели парни угрюмого вида. Мордаунт вошел, ни на кого не глядя, спокойно улегся на свободную постель. Довольно мягко. В его время такое и не снилось. Хотя дядюшка Винтер матушку перед отправкой в ссылку устроил тоже недурственно. Мысль о дядюшке сразу вернула его к мыслям о врагах. Удачная встреча была у него вчера, после свидания с графом. Нет, речь не о бандитской шайке, и даже не об ЭТА. Бражелон! Сам Дьявол отдал его в руки Мордаунту. Почти отдал... - Эй, ты, новенький?- окликнули его с соседней койки. - Да?- отозвался Джон-Френсис, после некоторого колебания. - Это правда, что ты пришил парочку ребят из "Синих орлов"? - Я с ними не знаком. Понятия не имею, кого прирезал. - А зачем?- простуженным голосом отозвался второй заключенный. - Напросились. - Просто это у тебя, приятель,- усмехнулся первый. - А я не привык шутить,- пожал плечами Мордаунт. - Так говоришь, не знал, с кем имел дело?- вкрадчивым голосом переспросил все тот же заключенный.- А тех, что ждали тебя за углом, знал? Мордаунт сел на кровати, подобравшись; дело принимало новый оборот. - А тех - искал,- ответил он негромко.- А вам что за дело до них? - Рисковые ребята,- вставил второй узник. - Наверное,- в своей манере продолжил Мордаунт. - Они с тобой договорились? - О чем? - О короле. - Быстро же у вас сплетни разносятся,- покачал головой англичанин. - Интернет, знаешь ли,- заулыбался заключенный. - И мобильная связь,- поддакнул второй. - Ну, и что вам там написали?- Мордаунт улыбался улыбкой, не предвещавшей ничего хорошего своим сокамерникам, но те не испугались. - А то написали, что тебе надо с другими людьми связаться. С такими, которые ничего не боятся, и светиться зря не станут. - Ну, теперь уж мне так просто не связаться,- задумчиво протянул Мордаунт, выразительно осмотревшись по сторонам.- Разве что, выйти отсюда. - И выйдешь, если,.. жить хочешь. Мордаунт чуть не рассмеялся им в лицо: знали бы оба, что значит для него земная жизнь! - Хочу,- почти весело заявил он. И подумав, добавил.- Очень хочу. Разговор на этом закончился, потому что выразительный жест дал понять, что их могут подслушивать. Хотя это мало беспокоило Мордаунта. Он знал, что сумеет уйти из тюрьмы: это только вопрос времени. Но время пока работало на его противников. Допросы, снятие показаний, вся эта канитель начала ему сильно надоедать. К тому же, кинжал по-прежнему оставался вещественным доказательством в полиции, а Джон-Френсис решительно не соглашался его там оставлять. Этот прощальный дар Атоса был ему дороже собственной шпаги: некогда он пронзил его сердце. Сокамерники не подвели: они достали ему нужный адрес. Зачем им это было нужно, Мордаунт поначалу не понял. Однако разъяснилось все довольно быстро: уплаченный за двух уголовников залог был непомерно велик для мелких воров, которыми они числились. Парижская полиция или прокололась в очередной раз или в ней были свои люди. На следующий день отпустили под залог и Мордаунта: ему вернули все его вещи, а после выразительной паузы - и тщательно отмытый и вычищенный кинжал с золоченной рукоятью. У Джона- Френсиса появились могущественные покровители, которым он был нужен. У ворот тюрьмы его поджидал темно-синий "Ситроен". Игра вступала в новую фазу.

Орхидея: Становиться всё хлеще и хлеще.)) А кинжальчик то не простой оказался, а дарственный.)

stella: Тот самый, которым Атос его и прикончил. Сувенир на тот свет.

Диана: Мордаунт в наше время ведет себя так же, как в свое. Прикрепляется к сильнейшему и добивается своего. Не сбивает ни другая реальность, ни политические подробности.

stella: Держит свое лицо. Превратить его в положительного героя у меня не получится.))

stella: Ангерран терялся в догадках. Странное поведение друзей-мушкетеров не давало ему покоя. Они вдруг, все пятеро, стали его избегать. Задетый за живое, Ангерран сначала дулся, потом все же не выдержал, и подловил Бражелона на выходе из гостиницы. - А, господин Берже!- Рауль выглядел смущенным.- Очень рад вас видеть!- он раскланялся, и тут же извинился,- простите, но я очень спешу. - Почему, всякий раз, когда я хочу с вами поговорить, господин Рауль, оказывается, что вы спешите? Вы не хотите со мной общаться или я чем-то опасен для вас и ваших друзей?- Ангерран пошел напролом. - Да нет, друг мой, скорее мы стали опасны для вас,- нехотя признался Рауль. - Вы? Для меня? Опасны? Если это так, отчего вы об этом не думали раньше? - Потому что с появлением господина Мордаунта... - Рауль замолчал.- В общем, это очень опасный человек. - Так хоть покажите мне этого опасного человека, чтобы я мог знать, кого мне опасаться,- вскипел Анике. - Возможно, вы с ним увидитесь раньше, чем вам бы хотелось,- Рауль как-то странно, что было совсем не в его манере, уклонялся от прямого ответа.- Но я не вправе решать ничего. Посмотрим, что скажет граф де Ла Фер. - Я хочу его увидеть,- потребовал Анике. - Хорошо, я передам отцу вашу просьбу,- согласился виконт.- Он сам найдет вас, ведите свой обычный образ жизни, прошу вас. У вас же дел невпроворот с вашим рестораном, вы его под запустили последнее время. - Ну, после того, как вы с вашими друзьями вмешались в мою жизнь, у меня все идет наперекосяк,- вконец обозлился Ангерран. - Вы прочли уже всю трилогию?- вдруг спросил Рауль.- Без нее вы можете сделать ложный шаг, учтите. Даже, с тем же Мордаунтом. Уж он то знает, что к чему. И, поспешно раскланявшись, Рауль быстрым шагом направился к остановке автобуса. Ангерран проводил его взглядом, и подождал, пока автобус скрылся за поворотом улицы. Чувство разочарования и досады становилось нестерпимым. Ангерран ждал визита или приглашения Атоса, но никто его не искал. За пару ночей он дочитал " Мушкетеров", но никакого Мордаунта там не было. Терпение у ресторатора лопнуло: в конце-концов, не он искал этих мушкетеров, и не он стремился к общению с ними - инициатива исходила от них с самого начала их знакомства с Ангерраном. Без них жизнь снова приобрела некую упорядоченность и у него появилась иллюзия спокойствия. Он даже подумывал о чтении последующих книг господина Дюма. Все было отлично, если не считать того, что странная, щемящая тоска все чаще посещала его по вечерам, заставляя вскакивать с места и бежать то к дверям, то к окну. Но улица была пустынна, а за дверью никто не ждал. Так продолжалось еще какое-то время, когда, однажды вечером, в домофоне прозвучало: "Господин Берже здесь живет?"

Диана: Как же туда не идти, ведь неприятности-то ждут!

Undine: stella, это просто жестоко - прервать на таком моменте!

stella: Undine , меня прервали с выводком внуков. ))) Я пишу дальше, но не знаю, получится ли завтра. Пока этот футбол идет, меня не трогают: могу писать.

stella: Вся четверка уже собралась в ресторанчике на улице Бак, но не на улице, а в глубине самого заведения, подальше от глаз прохожих. Ждали только Рауля, а он - задерживался. Наконец, знакомая фигура появилась в проеме двери, и друзья облегченно вздохнули. - Ну, что?- одновременно воскликнули д'Артаньян и Портос. Граф только вопросительно взглянул на сына. Что до Арамиса, то он с напряженным вниманием рассматривал колонки цифр на своем мобильнике. - Ничего нового,- покачал головой виконт.- Если не считать того, что только что встретил нашего ресторатора. - И что он?- Портосу молодой человек был симпатичен, барон давно уже порывался взять его под свое крыло, но останавливало уважение к Атосу: вроде бы Атос сам опекал Ангеррана. - Ищет встречи с вами, граф. Атос ничего не ответил. Напротив, он повернулся к Арамису, который продолжал какие-то подсчеты. - И что вам сообщают, д'Эрбле? - Похоже, что вы правы, Атос,- задумчиво промолвил Арамис, пряча аппарат.- Поиски здесь не имеют смысла. Надо перебираться поближе к тому, кто держал их в руках уже после вас. - О чем вы говорите? - не понял Рауль. - Ваш батюшка прав: надо искать их у Дюма и у Маке. Они с ними работали. - А вы подумали, господа,- вдруг заговорил д'Артаньян,- что, уничтожив эти Мемуары, мы уничтожим и самих себя? - Не обязательно,- возразил ему Атос с неожиданной живостью. Кажется, ему в голову пришла какая-то новая мысль.- Если мы уничтожим только те листы, которые грозят катастрофой, это ничего не изменит в самом романе. Господин Дюма спокойно сможет пользоваться текстом, потому что в нем нет ничего, что бы не соответствовало действительности. Доказательства важны для того, что они могут вызвать сейчас, а не для действия романа. Надо попытаться уговорить его или этого Маке. - Уговорить?- тонко улыбнулся д'Артаньян.- Не проще ли их изъять на какое-то время, убрать компрометирующие страницы ( Атос, вы же точно знаете - какие), а потом все вернуть писателю. При надлежащем умении все пройдет незамеченным. Гарантирую исполнение!- гасконец потер руки, предвкушая игру. - А что, я, пожалуй, готов согласиться с планом д'Артаньяна,- кивнул граф.- Остается только подгадать момент. - А что будем делать с Ангерраном?- Рауль не забыл о своем обещании. - Пока оставим его там, где он есть, виконт.- Он вряд ли нам поможет у Мэтра. Скорее, помешает. - Ну, он мог бы обсуждать с господином Дюма секреты беррийской кухни,- вступился за ресторатора гасконец. - Это сможет сделать и господин барон,- отрезал Атос.- Значит, решено: меняем дислокацию, господа. Человек, возникший на пороге, был не знаком. Ангерран даже подался назад, инстинктивно глядя по сторонам. Но, кроме парочки зонтиков, оружием в доме на смог бы послужить ни один предмет. Незнакомец улыбался самой приятной улыбкой, стараясь ею сгладить неожиданность появления в доме, куда его не звали. - Если не ошибаюсь, я имею честь говорить с господином Ангерраном Берже,- чуть приметный акцент и подчеркнуто церемонное обращение выдали англичанина. - Месье не ошибся, я действительно Ангерран Берже и владелец этой квартиры,- чуть поклонился француз, окидывая гостя пристальным взглядом. Но ничего необычного он не заметил: может быть, только лихорадочный блеск светлых, до странности светлых глаз под черными ресницами и черными же бровями, не соответствовали бесцветным прядям волос, беспорядочно падавшим на воротник кожаной куртки. А так - обычный господин лет под 30-35, вежливый и внушающий уважение.- Что вам угодно? - Я разыскиваю вас уже несколько дней по поручению моего друга, графа де Ла Фер. Я - лорд Джон-Френсис Винтер.- Мордаунт здорово рисковал, называя свое собственное имя, но, к его удивлению, Ангерран обрадовался и удивился. - Так вы - лорд Винтер!- воскликнул он.- Тот самый, что едва не выиграл у графа алмаз! - Именно,- скромно опустил глаза мнимый лорд( хотя, сложись жизнь иначе, именно он и стал бы настоящим лордом Винтером). - Проходите, месье, присаживайтесь,- Ангерран радовался самым искренним образом.- Я уже несколько дней жду вестей от господина графа, но он как сквозь землю провалился. Вы не в курсе, куда он подевался? - Я знаю, куда он направился с друзьями, но говорить не стану. По просьбе господина Атоса.- Мордаунт с каждой минутой убеждался все больше, что Ангерран не имеет ни малейшего представления о том, с кем говорит. Если он принял его за лорда Винтера, значит, он ничего не знает ни о судьбе дядюшки, ни о роли его племянника. - Это такая тайна? - Да. И от того, как много людей будут в курсе дела, зависит очень многое. - Значит, и для меня тоже это секрет,- обиделся Ангерран.- Мне непонятно, зачем было вообще привлекать меня к этой истории, смущать мой семейный покой, говорить о вещах, которые для меня не значили раньше ровно ничего, возбуждать мое любопытство, и заставить желать влезть с головой в приключение... - Так вы были готовы бросить все и отправиться в неведомое?- Мордаунт вступил на скользкий, тонкий лед. - Был. А как теперь - не знаю. - А может, стоит сделать сюрприз всем?- неуверенно, словно разговаривая с самим собой, предложил Мордаунт. - Смотря что вы подразумеваете под сюрпризом?- в Ангерране вдруг проснулась осторожность. - Вас не хотят беспокоить, потому что боятся за вас, господин Берже. Вы - не военный человек, вы не знакомы с реалиями 17 века... - Так они отправились назад, в свое время?- подскочил Ангерран.- А я? - А вы не умеете ездить верхом, фехтовать и стрелять. А без этого умения вам делать там нечего. - Можно подумать, что это умел каждый живший в то время! - Нет, конечно!- улыбнулся Винтер,- но господа - военные люди и это они умеют делать блестяще. - Они боятся, что я буду мешать им! - Они боятся, что вас могут подставить под удар, вас, сугубо штатского человека. Но у меня есть одна идея...- Мордаунт замолчал. У него и вправду родилась мысль.- Мы с вами будем их ждать на месте. Именно там, куда они явятся. Мысль, что Ангерран может послужить ему, сам того не подозревая, союзником и помощником, пришла в голову Джону-Френсису как нельзя вовремя. Раз этот простофиля совершенно не ориентируется в обстановке, тем проще будет сделать его орудием в своих руках. Вот это будет месть, славная месть, ничего не скажешь! И да поможет ему матушка!

Эжени д'Англарец: *голосом де Жюссака* Ах ты маленький змееныш! (то есть уже не маленький, но, как говорится, из цитаты слово не выкинешь)

Grand-mere: Встреча героев и авторов обещает быть интересной. А ресторатору читать побыстрее надо было!

Эжени д'Англарец: Grand-mere Я вот тоже удивилась, когда прочитала о том, что он не знает, кто такой Мордаунт. Казалось бы, если он знает Рауля, то должен бы знать и Мордаунта, ан нет. Думаю, неужели он ограничился только первым романом? Тогда он тот еще лопух!

Диана: Рауль во втором романе. Лопух - факт. Теперь сценка по Хилькевичу, только вместо Рауля в цепях - Ангерран Берже, помощничек хренов. Хотя из желания веры в хорошее и я б так влипла, ИМХО.

stella: Дамы, я немножко приторможусь. Во первых, надо разобраться, чего я тут с разгону нагородила.)))) Во вторых 0 вот теперь нас внуки обсядут, аки мухи))))) Думаю, что в выходные (пятницу-субботу)- смогу продолжить.

Undine: Вот до чего незнание классики доводит! Ресторатор сам виноват, что так влип. stella, а почему Мордаунту 30-35 лет? Его же в 23 убили?



полная версия страницы