Форум » Милый Рене » История одного д'Эрбле » Ответить

История одного д'Эрбле

Анри: Одинокий молодой человек, практически никем не замеченный, медленно спускался по ступенькам дворца. Простой светлый плащ, широкополая шляпа с одним пером и дорожные ботфорты, пусть и тщательно вычищенные, позволяли принять его за представителя не самого высшего сословия, но осанка, уверенный шаг и рука, лежащая на эфесе шпаги, выдавали в нём человека знатного происхождения. Итак, юноша вышел из парадных дверей Лувра, спустился по лестнице и остановился, явно охваченный каким-то беспокойством. О том свидетельствовали его лихорадочно горящие глаза на бледном лице и слегка дрожащие руки. Наконец, будто что-то для себя решив, незнакомец быстрым шагом направился в сторону набережной Сены. Молодого человека звали Анри... Анри. По поводу фамилии теперь появились некоторые сомнения, и именно это, а, точнее, приведшие к этому события и послужили поводом для его беспокойства, замеченного нами выше. Анри быстро шёл по улице, надвинув шляпу поглубже, чтобы не быть узнанным. Состоявшийся буквально четверть часа назад разговор поверг его в то состояние, когда мы хотим, чтобы нас никто не видел, не слышал и не беспокоил. А разговор тот был с самой королевой... Юноша не понимал, зачем Её Величество, всегда отличавшаяся особым к нему расположением по непонятным Анри причинам, посреди бала подозвала его к себе. Вопрос Анны Австрийской стал ещё более неожиданным. - Что Вы скажете, милы й Анри, - спросила королева, - если я расскажу Вам, что однажды меня попросили стать крёстной матерью ребёнка, рожденного более по любви, чем по закону? - Любовь и есть закон, Ваше Величество! - склонился перед ней в поклоне недоумевающий юноша. Продолжение разговора он помнил смутно, за исключением самого главного: он и был тем ребёнком. Однако даже это королевское признание не могло сравниться со следующим... Открыв крестнику одну тайну, Её Величество не стала скрывать другую и рассказала, что Анри является сыном вовсе не того человека, которого привык называть своим отцом, а практически неизвестного ему Рене д'Эрбле, герцога д'Аламеда, небезыствестного Арамиса. Сообщив наконец юноше то, что от него скрывалось всю его жизнь, Анна велела ему делать вид, что ничего не произошло, и удалилась к своим фрейлинам, поскольку задержись их разговор ещё хоть на пару минут, он стал бы достоянием всех присутствовавших на балу. Анри был настолько поражён услышанным, что простоял, не шевелясь, некоторое время, затем, будто бы очнувшись от забытья, понял, что не может оставаться в Лувре более ни минуты - ему необходимо побыть одному и разобраться в произошедшем. И вот сейчас, стоя на берегу Сены, юноша пытался поверить в свою новую судьбу. Сын герцога и герцогини де Лонгвиль, он рано был представлен ко двору и быстро пошёл вверх по службе. Королева ему благоволила, что Анри объяснял для себя происхождением своей матери, Анны-Женевьевы де Лонгвиль, урождённой де Бурбон-Конде, принцессы крови. Теперь, после признания Анны Австрийской, всё стало на свои места. Он - крестник Её Величества и сын не Генриха де Лонгвиля, а человека, не раз спасавшего королеве честь и корону. - И как с этим жить?.. - не сдержав эмоции, тихо проговорил Анри. - Человек, который был мне отцом, лучшим другом, помощником, советчиком - чужой? А тот, кого я встречал пару раз во дворце, оставаясь при этом незамеченным, мой родной отец?.. Анри действительно не раз встречал Арамиса и хорошо знал его в лицо. Неоднократно он даже видел шевалье рядом со своей матерью, но стоило им его заметить, как Арамис исчезал, а герцогиня подходила к сыну и заводила разговор на отвлечённые темы. Как оказалось, всё это время мать ему лгала. Знал ли д'Эрбле о существовании сына? Юноша был уверен, что да. А вот Генрих мог тоже не знать правды, ведь в противном случае между ними вряд ли сложились бы такие тёплые отношения. И вот теперь правда навалилась на Анри всей своей тяжестью. Продолжать играть свою роль, выбранную для него родителями, он больше не собирался. Ему нужно было поговорить и с матерью, и с герцогом, и с родным отцом, решить, как жить дальше, как называть себя. Анри де Лонгвиль - такое имя казалось ему более неуместным; пусть Генрих и дал ему воспитание, положение при дворе и уверенность в своём будущем, жизнью он, Анри, обязан другому человеку. Начинался дождь. Сколько времени молодой человек так простоял, он не помнил. Наблюдая за кругами, медленно расходившимися по поверхности реки от тяжело падающих капель, он ощущал такую усталось, будто только что проскакал много миль, и никак не мог решить, что же делать дальше. Вдруг юноше послышались приближающиеся шаги. Он обернулся на них и увидел Арамиса. Привычный чёрный плащ, полы которого при ходьбе развевались, обнажая шпагу, с которой шевалье вот уже тридцать лет никогда не расставался; кружевной воротник, простая шляпа - весь его облик сквозил изяществом и элегантностью человека, знающего себе цену. - Ваше сиятельство... - начал было Анри, но увидев прижатый к губам палец герцога замолк. - Не нужно слов, сын мой. Королева сказала, что ты теперь всё знаешь. Мне многое нужно рассказать тебе, мой мальчик, если ты когда-нибудь сможешь простить меня и твою мать... Поверь, мы желали тебе счастья и не хотели, чтобы ребёнок, рождённый в любви, стал жертвой этой любви! - Шевалье... Отец... - после секундного колебания Анри шагнул в раскрытые объятия Арамиса. Несколько минут спустя оба д'Эрбле, тщетно пытаясь унять охватившую их волнительную дрожь, медленно шли по набережной Сены, спрашивая, отвечая, удивляясь и объясняя друг другу всё, что считали необходимым и важным.

Ответов - 38, стр: 1 2 All

Эжени д'Англарец: Какое умиление! Боже мой, как это прекрасно! Я как будто вижу эту сцену. Как красиво и проникновенно!

Анри: Эжени д'Англарец, спасибо огромное!!! впервые пишу фик)))

рыцарь чести: Анри,я ж говорил,что классно получилось

Анри: рыцарь чести, спасибо!!! это благодаря Вам!!!

Камила де Буа-Тресси: Анри, замечательно!!! Спасибо, это так мило, добро, душевно!!!

Анри: Камила де Буа-Тресси, польщен! благодарю)

рыцарь чести: Анри,мне?я только пишу,а сам же начал писать из-за этого сайта

Анри: рыцарь чести, Вам! Вы начали писать из-за этого сайта, а я - из-за Вас!

рыцарь чести: Спасибр.друг мой.Ан ачалось все из-за Игоря Старыгина)))

Таирни: Неплохая вещь, но, может, стоит найти бету? Потому как волнительную дрожь неплохо бы немного причесать:))) А так - добрый и милый текст.

Анри: Таирни, благодарю за совет, но в бете не нуждаюсь. "Волнительная дрожь" - да, это именно так. моё авторское право) я практикующий журналист и, уж поверьте, стилистику знаю неплохо) а в остальном - спасибо за отзыв))

Таирни: Боже упаси практикующего писателя покушаться на авторское право практикующего журналиста))) Но текст очень милый)

Анри: про практикующего писателя (я о себе) говорить не хотелось, я только в фиках пробую себя впервые, так же пишу давно... я уважаю Ваше мнение и Ваш совет, впредь постараюсь избегать двусмысленностей и шероховатостей!

Кассандра: Анри , а можно Вас спросить: 1. По какой причине королева решила раскрыть юному де Лонгвилю тайну его рождения? Насколько я понимаю, в Вашем фанфике Анри беседует с живым Арамисом, герцогом д'Аламеда, а не с призраком убитого Леоном Арамиса. Значит, Ваш фанфик по роману "10 лет спустя", а не по "Сокровищам кардинала Мазарини" Антона Маркова, где всё-таки откровенность королевы обоснована тем, что она просит Анри о помощи, как и других отпрысков мушкетёров. У Вас вопрос о том, почему Анна Австрийская так разоткровенничалась, повис в воздухе. 2. И кто оставался незамеченным при встречах во двроце: Анри или Арамис? А то Вы пишете, что Арамис исчезал, стоило "им его заметить", значит, Арамис сына замечал, так? И в то же время, если Анри не замечал Арамиса, почему же он "хорошо знал его в лицо". И как Рене д'Эрбле мог оставаться практически неизвестным Анри де Логнвилю, если он его не раз встречал и неоднократно видел рядом со своей матерью? 3. Описанию облика Арамиса, из которого так и поддувало "изяществом и элегантностью человека, знавшего себе цену", ИМХО, стоило уделить больше внимания и добавить подробностей. Из черного плаща, шпаги и простой шляпы, как мне кажется, ещё не явствует ни элегантности, ни знания своей цены... разве что они ценником были украшены.

Анри: Кассандра, да пожалуйста!))) 1. Почему? Очень просто. Анри - крестник королевы, и она, видя, что его родители ну никак не хотят раскрывать мальчику правду, решила активно поучаствовать в его судьбе. 2.Незамеченным оставался Анри, но лишь в части случаев, тогда же, когда он все-таки попадался на глаза Арамису, тот исчезал. Неизвестным д'Эрбле был для Анри не визуально, а по общению и по отношениям с его матерью, герцогиней де Лонгвиль. 3. Ну... Тут я с Вами скорее соглашусь, просто у меня возникла настолько четкая картинка, что описания показались излишними... Недочет, признаю!)

Кассандра: Анри Выходит, королева настолько бесчувственна и бесцеремонна, что решила а)нанести рану молодому человеку, обрадовав его новостью о том, что он - бастард, б)вмешавшись в семейную жизнь своих близких родственников, нарушив идиллию, царившую, по Вашей версии в отношениях между герцогом де Лонгвилем и сыном его жены, носившим законное (формально) имя и титул, активно поучаствовать в судьбе юноши? Странно... ну что ж, ваше видение, ваше авторское право, ваше воображение, в конце концов! Невнятица с "незамеченностью" и неизвестностью так и осталась для меня непрояснённой.

Анри: вот-вот. моё право))) а насчет последнего... мне мое объяснение кажется исчерпывающим)

Кассандра: Анри Вне сомнения. Я лишь пользуюсь своим правом читателя и выражаю недоумение в связи с некоторыми логическими несостыковкамии туманностью изложения.

рыцарь чести: А не состыковки у Дюма вас не смущают?

Анри: Кассандра, все хорошо))) рыцарь чести, и действительно... я пару раз карандашом на полях крестики ставила и перечитывала.

рыцарь чести: У меня по Миледи много вопросов.

Кассандра: рыцарь чести , смущают, ещё как смущают! Вы бы только знали... Но несостыковки в романах Дюма: 1. можно объяснить условиями, в которых он писал и издавал (отдельными частями в газете и торопясь выполнить обязательства, перед редакцией. 2. Десяток-другой неувязок на многотомное творение Мэтра кое-как можно извинить, но несколько штук в маленьком рассказе начинающего автора, которого никто никуда не гонит, царапают глаз.

Анри: Кассандра, ключевое слово "начинающий". в этом жанре, по крайней мере. Вы идеально начинали?

Кассандра: Анри а я вообще не начинала. Как Вы могли заметить, на этом форуме нет моих произведений. Чукча не писатель, чукча читатель, в данном случае, и критик... иногда. Замечания, высказанные начинающему автору, призваны отнюдь не загнобить, но улучшить его работу. И научить с большей ответственностью относиться к тому, что он пишет не для себя и 2-3 друзей, а имеет смелость выставлять на суд широкой читательской аудитории.

рыцарь чести: Еще как гонят

Анри: Кассандра, за свои годы научилась спокойно реагировать на критику и многое принимать к сведению. спасибо Вам! просто будьте иногда менее резки, умоляю.

Кассандра: Анри , я стараюсь. Мне очень жаль, если мои слова выглядят как резкость. Простите. рыцарь чести , а кто?

Анри: Кассандра, все нормально. просто не све и не всегда спокойно реагируют на критику. нам нужно учиться, а не бросать писать в пылу...

Кассандра: Анри , какие Ваши годы! Если "профиль ваш не врёт", я Вас на восемь лет старше.

Анри: Не врет, Кассандра! просто работа такая, что пишу много)

рыцарь чести: Кассандра, мама, электричка и английский с литературой

писатель: А мне очень понравилось... Хотя я бы на основе этой зарисовки целый роман бы написала

Арамисоманка: Мне тоже понравилось. А критиков я не выношу. Как правило, это просто завистливые люди, сами не способные что-то создать. И именно критики довели Мастера до психушки. ( Есть правда, и исключения.) Но чаще всего пытаться кого-то учить, особенно человека взрослого - занятие неблагодарное и опасное. Я у себя это запретила. Если нечего хорошего сказать - лучше молчать, чем наживать себе врагов. Потому что чаще всего люди не выносят критики и мнений, не согласных с ним. И учиться не хотят. Они просто обидятся - и все. Лучше пусть они сами до всего дойдут. Правда, есть и другие, которые хотят, но их меньше. Так что лучше не рассчитвывать на лучшее, а помолчать вовремя. ИМХО.

писатель: Арамисоманка ППКС!!!!!!!!!!!!

Ad Astra: Научиться никогда не поздно – Мудрости народные твердят. Но боятся острословов грозных Те, кто жаждет целованья пят. Ведь они давно уж гениальны, Даже Пушкин курит в стороне. «Эй! Давайте Оскары и Пальмы, Золотые Перья все ко мне!» Но не понял критик их вульгарный, Он до слёз смялся под столом. «Слог у вас, товарищи, угарный...» И попёрся гений напролом. «Отменить всю критику на свете! - Закричал он, доблестен и смел, - Не должно быть места на планете Тем, кто оскорбить меня посмел!» «Вас, товарищ, мы не оскорбляли, - Обратились критики к нему, - Вы из ружей меньше бы стреляли, Больше бы писали по уму! Первый блин всегда бывает комом, Комом же бывает и второй. Не машите виртуальным ломом, А беритесь лучше за перо» Гению теперь покоя нету: Слушать разучился он давно. Так и ходит он по Интернету, Только людям больше не смешно.

Джоанна: Не топорщите перья рапирами, Не бряцайте клыками, как львы. Да, не все мы родились Шекспирами. Но Белинскими - тоже, увы...

Анри: писатель, Арамисоманка, спасибо!

Арамисоманка: Анри, не за что. Пишите как вам нравится. А вкусы у всех разные. А то, что я писала о критиках - тоже субъективно. В основном видела критику на заказ в Союзе Писателей. Если кого-то громили, то по указке сверху. Если хвалили - тоже. Своих и лояльных на руках носили, а чужих и не лояльных разносили в пух и прах. Поэтому я критикам не верю. Но ни на что не претендую. А более искренно - тоже субъективно. Потому что сколько людей, столько и мнений. И не все являются писателями. Кто-то и от Маркова в восторге, и от разных далеко не шедевральных авторов. Есть ваше и не ваше. Кому не нравится - тот не читает. И все. Мне понравилось то, что вы написали. Кому-то нет. Это нормально.



полная версия страницы